9 Декабрь 2019



Новости Центральной Азии

Будет ли ХХ заседание туркменского Халк Маслахаты своего рода «ХХ съездом КПСС»?

28.03.2007 21:37 msk, Артём Улунян

Туркмения Анализ

Предпринимаемые новым руководством Туркменистана шаги рассматриваются экспертами с двух противоположных точек зрения. Сторонники первой из них склоняются к мысли о том, что пришедшая к власти после смерти С.Ниязова 21 декабря 2006 г. группа, официальным главой которой считается нынешний президент страны Курбанкули Бердымухаммедов, предполагает проведение постепенных реформ и отказ от наследия Туркменбаши. Вторая точка зрения разделяется теми, кто полагает, что как заявления нынешнего главы Туркменистана, так и его действия отнюдь не свидетельствуют об отходе от ниязовского курса, но рассчитаны лишь на «функциональное изменение» ситуации. Предстоящее заседание Халк Маслахаты (Народного Совета), назначенное на 30 марта оценивается двумя группами экспертов и наблюдателей именно с позиций двух упомянутых точек зрения на происходящее в стране.

Однако ситуация, складывающаяся в Туркменистане, не соответствует двум крайним и противоположным воззрениям на неё со стороны большей частью именно зарубежных комментаторов. На данный момент перед президентом К.Бердымухаммедовым стоит ряд проблем, решение которых носит стратегический характер как для общественно-политического режима, его экономических основ, так и его внешнеполитических позиций.

Первая из насущных тем – это структурирование системы власти после смерти С.Ниязова. Будучи в годы его правления, особенно в последнее время, фактически главным органом власти, выполняющим функции её законодательной и исполнительной ветвей, Халк Маслахаты уже утерял ряд своих важных полномочий: они оказались переданы Государственному Совету Безопасности. Вопрос о назначении председателя Народного Совета, место которого пожизненно занимал скончавшийся С.Ниязов (Туркменбаши), вставал уже в декабре 2006 г. в момент перехода власти в руки К.Бердымухамммедова и его группы. Однако тогда он не был решен из-за особенностей сложившейся ситуации.

От того, кто возглавит Халк Маслахаты в его нынешнем виде, зависит расстановка политических сил в высших эшелонах власти. В случае, если председателем станет нынешний президент (а именно это было бы логично с точки зрения существующего режима), можно с уверенностью сказать: официальный Ашхабад не собирается разрушать сложившуюся при Ниязове систему. Однако малейшия изменения именно в данной области способны продемонстрировать желание нынешнего руководства перейти к «конвенциональной» системе институтов, а именно: оставить в роли представительного органа власти, обладающего законодательными полномочиями местный парламент (Меджлис).

В интересах «сохранения спокойствия» и недопущения появления обиженных, правящая группа могла бы трансформировать Халк Маслахаты в часть парламента, сделав его двухпалатным. Однако такое решение затронуло бы основы ниязовского режима, что, в свою очередь, заставило бы отказаться нынешнее руководство Туркменистана от прошлого и признать многое, что явно ему не выгодно. Так, в частности, следовало бы признать политическую оппозицию и соответствующие действия бывшего президента против неё. Пока же 2507 участникам-членам Совета власти выдали весьма приличную для Туркменистана сумму – по 1,5 млн. манат (эквивалент 300 долларов США) на «представительские расходы». Этот жест призван также сыграть определенную роль.

На данный момент ХХ заседание Халк Маслахаты, несмотря на свой символичный порядковый номер и некоторую ассоциативность с ХХ съездом КПСС, в действительности, совершенно не следует рассматривать как стартовую точку неких радикальных перемен. Это объясняется общим курсом «группы 21 декабря», сутью которого является сохранение власти и использование ситуации в собственных целях.

Провозглашенные официально изменения: ослабление транспортного контроля на центральных путях сообщения между велаятами; проведение реформ в сфере образования и сельского хозяйства, а также возвращение на службу ряда чиновников уволенных С.Ниязовым в последние месяцы его правления, носят избирательный характер. Заявления на официальном уровне о «продолжение курса Туркменбаши», рассматриваемые рядом комментаторов как дань времени, в действительности носят более глубокий смысл. Он заключается в том, что выстроенная им система, частичной модификацией которой занято нынешнее руководство, позволяет контролировать общественно-политическую и экономическую ситуацию, что для официального Ашхабада является одним из важнейших моментов.

Ожидания неких радикальных реформ и изменений, которые, якобы, готовятся произвести на ХХ заседании Халк Маслахаты его организаторы, базируются в основном на слабой информированности сторонников такой точки зрения, а также чуждой развитию событий логике. Для нынешнего руководства Туркменистана важно использовать 30 декабря для реализации нескольких задач.

Во-первых, узаконить проведение отдельных мероприятий в различных сферах общественной и экономической жизни и добиться формирования образа реформаторов внутри страны. Во-вторых, постараться показать внешнему миру готовность к переменам, что становится важным в контексте расширяющегося интереса евро-атлантического сообщества к Туркмении по вполне известной причине. В-третьих, консолидировать бюрократические слои государственного аппарата, находившегося ранее под страхом постоянных репрессий, и достичь, таким образом, максимальной поддержки чиновничества. Наконец, в-четвертых, провести некоторые изменения в системе институтов государственной власти, не допустив разрыва между институтом президентства – Государственным Советом Безопасности – Меджлисом – Халк Маслахаты.

Следует иметь в виду и то, что «магия чисел» (а именно порядковый номер заседания, ассоциирующийся с соответствующим номером одного из съездов КПСС) также призвана сыграть свою роль как внутри страны, так и за рубежом в интересах повышения престижа нового руководства Туркменистана. Более того, сам факт, что местом проведения назначен г. Мары – центр одноименного велаята, от которого баллотировался в президенты К.Бердымухаммедов, имеет также символичный характер.

Не менее примечательным было оживление на международном уровне накануне 30 марта проекта «каспийской» транспортировки туркменского газа, в которой заинтересованы в Европе и США. Насколько удастся «группе 21 декабря», в которой сейчас существует определенное единство, добиться своих целей, покажет, однако, не столько заседание Народного Совета, а дальнейшие действия группы в ближайшие два-три месяца.