21 Сентябрь 2019



Новости Центральной Азии

Посол Узбекистана в Душанбе Шокасым Шоисламов выступил перед таджикскими студентами

30.04.2007 12:21 msk, Виктор Дубовицкий

Политика Таджикистан

«Двадцать семь миллионов жителей нашей страны должны жить спокойно!» Таков был основной лейтмотив выступления Чрезвычайного и Полномочного Посла Республики Узбекистан в Таджикистане Шокасыма Шоисламова на встрече со студентами и преподавателями отделения «Международные отношения» Российско-таджикского (славянского) университета (РТСУ) в Душанбе.

Для начала посол Узбекистана в Таджикистане констатировал парадоксальный факт того, что в странах Средней (Центральной) Азии подчас больше знают о «дальнем зарубежье», чем о своих соседях по региону. Не является это исключением и для Таджикистана с Узбекистаном, имеющих общую границу протяженностью в 1332 километров 980 метров.

Надо отдать должное узбекскому дипломату: буквально за четверть часа он мастерски нарисовал перед своими слушателями весьма привлекательную картину стабильного, динамично развивающегося соседнего государства: «Наш главный лозунг с самого момента получения независимости - «не построив новый дом, не ломать старый!» Мы уже шестнадцатый год отвергали и отвергаем «шоковые рецепты» развития, к которым привержены многие страны СНГ. В результате в Узбекистане не случилось резкого падения уровня жизни, социального расслоения, социальных потрясений», - заявил Ш.Шоисламов.

Посол Узбекистана очень образно характеризовал обстановку в СНГ в первой половине 1990-х годов: «Не хотелось ехать в командировку никуда, кроме Москвы - везде были гостиницы без отопления и воды в номерах, города с перебоями в электроэнергии». Уже тогда, по словам ташкентского представителя, Узбекистан был «островком стабильности», окруженным «холодным миром» рухнувшей страны.

Коснувшись трудностей в развитии Узбекистана, посол помянул о возрастной структуре населения (характерной, впрочем, и для остальных стран среднеазиатского региона), когда из двадцати семи миллионов трудоспособное население составляет только примерно одну треть! При естественном приросте в 500 тыс. человек в год достаточно трудно обеспечить им новые рабочие места, создание каждого из которых, по международным нормам обходится в 5 тысяч долларов США. Остроту положения несколько снижает, правда, еще один типичный среднеазиатский фактор - раннее замужество девушек, после чего они остаются занятыми домашним хозяйством, а также службой юношей в армии.

Студентам РТСУ было интересно узнать, что в Узбекистане уже с 1993 года существует тестовая система поступления в вузы страны, а юноши, отслужившие в армии (срок службы сейчас - один год), пользуются при поступлении огромными льготами. Престиж военной службы настолько велик, что «в строй» попадает только каждый седьмой юноша, да и тот - на конкурсной основе.

Посол Узбекистана весьма скептически отозвался о перспективах интеграционных процессов в СНГ в целом и в среднеазиатском регионе в частности. «У всех желающих интегрироваться слишком разные цели. Возьмите хотя бы упорядочивание кредитов на железнодорожные перевозки: сделать единые минимальные тарифы - это значит лишить страны, через которые проходят чужие транзитные грузы, возможности «получать деньги из воздуха»! Конечно, существуют общие и очень злободневные проблемы - вопросы безопасности, антитеррористической борьбы, охраны границ, воздушного пространства». Здесь, по мнению посла, интеграция идет более успешно.

Судя по всему, фразу узбекского посла о железнодорожных тарифах можно воспринимать как самокритику. Ведь именно через Узбекистан проходит большинство транспортных путей региона.

Тема региональной интеграции неожиданно трансформировалась в комментарии о том, как страны региона воспринимаются за рубежом. «Ваш президент Э.Рахмон ездит по всему миру в поисках инвестиций. Однако у вас в стране пять лет была война, после этого - период восстановления, все это привело к созданию инерции в отношении Таджикистана в мировом бизнес-сообществе, которое не торопится вкладывать сюда деньги. Кроме того, следует учесть, что на Западе довольно плохо разбираются в географии, и для многих бизнесменов окончание названия страны на «стан» ассоциируется и с прошлой войной в Таджикистане, и с нынешней войной в Афганистане. «Что-то в этих станах не ладно!» - делают они выводы, а инвестиции не идут не только в Таджикистан, но и в четыре остальных страны региона!»

Нестабильность в Средней Азии, по мнению чрезвычайного и полномочного посла Узбекистана в Таджикистане, «происходит от отсутствия ответственности за процесс демократизации в стране», что «свойственно многим личностям и силам в регионе». Правда, посол не стал называть конкретных имен безответственных личностей, ограничившись только характеристикой их корыстных стремлений и методов работы: «хотят новый грант получить, на иномарке ездить, вот и охаивают свою страну, пишут всякую ерунду!», в то время как «патриотизм заключается в том, чтобы хорошо работать в своей стране, на своем месте».

Затем разговор незаметно перешел к теме для всех участников самой злободневной: узбекско-таджикские отношения. Картина выявилась почти идиллическая: «Много [звучит] небылиц о наших разногласиях в экономике и политике. Я как человек профессионально занятый этими отношениями должен был бы знать об этом, но я об этом не знаю! У нас с Таджикистаном не было и нет разногласий на международном и региональном уровне. У нас полное совпадение позиций! Можно признать, что у нас разные позиции в реформировании экономики, но это другой уровень».

Опытный узбекский дипломат избрал беспроигрышный вариант характеристики этих отношений в строго хронологическом порядке - с момента начала гражданской войны в Таджикистане весной 1992 года. «Именно Узбекистан в годы войны в вашей республике оказал ей наибольшую экономическую помощь. Развал СССР совпал с неурожаем зерновых на бывшем постсоветском пространстве, хлеба катастрофически не хватало. Наш президент Ислам Каримов поручил министерствам закупить зерно в Канаде по высокой на то время цене в 200$ за тонну, и корабли с пшеницей пошли, как по конвейеру до Новороссийска, Поти и Одессы, где десятки и сотни людей обеспечивали их разгрузку, поиск вагонов и открытый «зеленый коридор» железнодорожного движения до Узбекистана. Все это обеспечивалось чемоданами денег, вручаемых начальникам портам, станций и начальству других уровней, круглосуточной охраной наших ответственных лиц от бандитов на пути следования и в гостиницах и т.д. Часть этого хлеба предназначалась для соседнего Таджикистана и тут же доставлялась в вашу республику. Об этом, к сожалению, многие стали здесь забывать…».

Ясно, что для слушавших посла студентов, которым в те тревожные дни было по четыре-пять лет, все это виделось захватывающим детективом - не более. Те, кто пережил в гражданскую войну, помнит ее по-разному. И далеко не каждый из нас знает об особенностях поставок хлеба из соседней страны.

Однако роль Узбекистана в названном конфликте, в отличие, например, от России, очень расплывчата: ни объемы, ни формы и методы помощи Народному фронту, а затем и Правительству Республики Таджикистан во время гражданской войны 1992-1997 годов достоверно не известны. Думаю, что жителям Таджикистана было бы очень интересно узнать хотя бы о действии «воздушного моста» Ташкент-Куляб, благодаря чему летом и осенью 1992 года от голода было спасено население Кулябской области. Вместо этого, благодаря отсутствию достоверной информации, на память приходят только «махмуды худобердыевы», благополучно появляющиеся из-за границы соседнего государства и исчезающие на узбекской территории. Если к этому добавить одностороннее минирование узбекской стороной государственных границ с Таджикистаном, где уже «успешно» подорвалось свыше семидесяти гражданских лиц, никакого отношения к террористам не имеющих, то картина выглядит весьма мрачной…

Разговор о совместных проблемах двух стран вскоре естественно перешел на тему самую злободневную - энергоресурсы региона и дефицит их в Таджикистане. Здесь Ш.Шоисламов вполне убедительно, оперируя конкретными цифрами, представил картину помощи Узбекистаном Таджикистану в поставках электроэнергии нынешней, суровой, зимой: нашей стране до 15 апреля было поставлено не 300, а все 600 млн. квт. часов электроэнергии, запланированных на год.

Касаясь поставок газа, посол сообщил, что на 2007 год Узбекистан зарезервировал для своего соседа 750 млн. куб. метров газа. Из них Таджикистан готов выкупить 620 млн. куб. метров. На 120 миллионов кубометров средств не хватает, а Узбекистан, естественно, дарить не собирается… Цена за тысячу кубометров узбекского газа в нынешнем году выросла до 100$ (с прежних 55$), что, естественно, платежеспособности Таджикистану не прибавляет. Объясняя «газовые перипетии», Ш.Шоисламов сослался на российские цены на «голубое топливо» для Украины и Белоруссии: «мы просто переходим на мировую практику торговли, однако с большими поблажками для Таджикистана».

Особым откровением для аудитории прозвучала история о том, что в 1960-е годы первый секретарь Компартии Таджикистана Д.Расулов и его узбекский коллега Ш.Рашидов совместно выбирали место для будущих Нурекской и Рогунской ГЭС. Советское время все дальше уходит от нас, и, наверное, этому можно было бы поверить, не доведись автору этих строк еще лет двадцать пять назад познакомиться с отчетами работ Таджикско-Памирской экспедиции АН СССР, изданными в середине 1930-х годов, где «гроздья» будущих рогунов, нуреков, байпазы, сангтуды и прочих будущих ГЭС уже красовались на прогнозной карте развития таджикской гидроэнергетики!

Узбекистан, по словам узбекского дипломата, оказался и самым первым кредитором Таджикистана. Сейчас таджикский долг соседям составляет порядка 78 млн. долларов США.

Посол соседнего государства рассказал и о нескольких перспективных, на его взгляд, экономических проектах, предлагаемых в настоящее время Таджикистану Узбекистаном. Среди них - поставка школьного оборудования и ремонт школ Таджикистана узбекской стороной, где действует обширная государственная программа строительства и модернизации собственных средних школ: только в прошлом, 2006 году, по данным посла, в Узбекистане построено 350 новых школ, плюс каждая десятая школа ежегодно модернизируется.

Второе предложение узбекской стороны касается открытия в Таджикистане типовой станции для обслуживания популярных по всему среднеазиатскому региону легковых машин «Нексия». По словам посла, на оба эти предложения от таджикской стороны пока так и не получено положительных ответов.

Студентов-международников и преподавателе РТСУ интересовали и многие аспекты внешне политики нашего соседа, в частности, не планирует ли Узбекистан после ликвидации у себя американских баз разместить на своей территории российские военные объекты? Ответ Ш.Шоисламова был лаконичен и однозначен: «У нас с Россией союзнические отношения, однако базы там она устраивать не собирается. К тому же, предлагая уйти американцам, мы заявляли, что баз других стран у нас не будет».

Коснувшись нынешнего уровня взаимоотношений Узбекистана и США, Ш.Шоисламов напомнил о роли этой страны в попытке государственного переворота, предпринятого узбекскими экстремистами в мае 2005 года в Андижане. «Наша позиция в отношениях с этой страной вполне ясна: если кто-то сам испортил отношения с нами, то путь сам и старается их исправить!»

Несмотря на спорность некоторых фактов и мнений, высказанных на встрече в РТСУ, весьма примечателен сам факт этого события. Стены этого учреждения видели (и не по одному разу) послов многих диппредставительств, аккредитованных в Душанбе, однако посол соседнего Узбекистана посетил его впервые. Похоже, нынешний полномочный представитель Узбекистана готов к активному диалогу с таджикской общественностью, а это значит, что вскоре мы преодолеем невежественные представления друг о друге!

Об авторе: Виктор Дубовицкий - доктор исторических наук, действительный член Русского Географического Общества, эксперт ИА «Фергана.Ру», живет в Душанбе, Таджикистан.