26 Сентябрь 2020



Новости Центральной Азии

Итоговый документ международной конференции «Внешнеполитическая ориентация стран Центральной Азии в свете глобальной трансформации мировой системы международных отношений»

08.11.2008 20:02 msk, Фергана.Ру

Центральная азия Политика

Международная конференция «Внешнеполитическая ориентация стран Центральной Азии в свете глобальной трансформации мировой системы международных отношений» прошла 4-5 ноября на Иссык-Куле. Ее организатором был Общественный фонд Александра Князева. В конференции принимали участие известные эксперты из стран Центральной Азии и России, обсудившие в течение двух дней геополитические аспекты формирования внешней политики стран Центральной Азии, включая и сферу безопасности (политика «многовекторности» и ее роль в развитии стран региона), возможности стран Центральной Азии и России по формированию структур региональной безопасности в рамках действующих международных и региональных организаций (СНГ, ОДКБ, ШОС) и без участия внерегиональных сил, а также результаты военного присутствия США и НАТО в Центральной Азии и основные угрозы региональной безопасности. Отдельным вопросом были рассмотрены экономические аспекты внешней политики стран Центральной Азии в контексте проблематики региональной безопасности.

Итоговый документ, который мы предлагаем вниманию наших читателей, не является изложением единого мнения всех участников конференции. Однако он отражает преобладавшие в дискуссиях конференции оценки наиболее актуальных проблем внешней политики стран Центральной Азии в контексте безопасности стран региона.

* * *

На протяжении последних лет мировая система международных отношений находится в состоянии радикальной трансформации. В период конца 1990-х – 2008 гг. стали реально просматриваться контуры многополюсного мироустройства. Прецеденты признания независимости Косова, Абхазии и Южной Осетии означают, что международное право, изначально содержавшее в себе противоречие двух принципов – принципа территориальной целостности и принципа самоопределения – уже не способно выполнять роль правового регулятора международных отношений. Страны региона испытывает на себе растущее воздействие мировых центров силы, связанное с региональным энергоресурсным потенциалом, что порождает политическую конъюнктуру и, как следствие, конфликтность.

Принцип многовекторности, лежащий в основе внешнеполитической практики стран Центральной Азии все более обнаруживает свои естественные пределы. Многовекторность центральноазиатских государств во многом явилась и является следствием неготовности России после распада СССР выработать адекватную программу по развитию реально союзнических отношений в сферах экономики, политики и безопасности. В этих условиях другие основные внешние игроки в регионе – США, ЕС и Китай продолжают форматировать регион, каждый в рамках своего понимания роли и места Центральной Азии в глобальном мире, и, одновременно, остаются полюсами притяжения для стран Центральной Азии как с точки зрения экономики, так и с точки зрения безопасности и геополитики. Наиболее заметно это на примере Киргизии – страны, которая представляет собой крайнюю форму модели многовекторности, той модели, которой в той или иной степени следуют все страны региона.

Россия в отличие от других держав не только имеет оправданные интересы в регионе, но и несет определенную историческую ответственность за судьбу Центральной Азии. Однако складывающаяся ситуация выявляет слабость аналитического обеспечения принимаемых политических решений по вопросам усиления стратегического и союзнического взаимодействия как в странах Центральной Азии, так и в самой России. Отсутствуют новые идеи и проектные подходы к развитию российско-центральноазиатских отношений. Экспертное сообщество стран Центральной Азии и российское экспертное сообщество разобщены и сталкиваются с многочисленными дилеммами, зачастую «работая» в рамках чужеродных и навязываемых извне алгоритмов, мифов, проектов и концептов, одновременно, следуя в фарватере узконациональных политик своих государств. Таким образом, пока не выработаны общие цели и принципы развития российско-центральноазиатского сотрудничества, крайне преждевременно говорить о преодолении буферного статуса центральноазиатских государств и определению ими своих внешнеполитических приоритетов на основе подлинных национальных интересов.

Участники конференции
Участники конференции. Фото © ИА «Ферана.Ру»

Как представляется, на поиск решений этих проблем и должны быть направлены основные силы и интеллектуальные ресурсы экспертно-аналитических сообществ России и стран Центральной Азии. В этом плане заслуживает особого внимания идея тесной и стратегической увязки вопросов форсирования экономического развития российской Сибири, Центральной Азии, Ирана, китайского Синьцзяна с вопросами стабилизации обстановки в Афганистане, Пакистане и развитием данных пространств, что может быть осуществлено в рамках ШОС.

В условиях снижения дееспособности и значимости международных организаций, оказавшихся втянутыми в реализацию политических планов отдельных государств (ООН) или ставших инструментом вмешательства в дела суверенных государств (ОБСЕ), актуальным становится вопрос о возрастании роли региональных организаций по обеспечению безопасности Центральной Азии и сопредельных государств.

ОДКБ способна, в отличие от НАТО, реально локализовать угрозы региональной безопасности и развиваться в этом направлении. ОДКБ на сегодняшний день проходит стадию институционализации, согласования позиций стран-членов организации и рассматривается многими странами региона как организация, способная в среднесрочной перспективе стать эффективным механизмом обеспечения региональной безопасности.

Вопросы организации пограничной безопасности регулярно поднимаются на встречах различного уровня между республиками Центральной Азии, а также в рамках существующих региональных организаций. Однако на сегодняшний день обсуждение данного вопроса не смогло трансформироваться в реальные действия. Как следствие этого республики региона сконцентрировали свои усилия на повышении эффективности в обеспечении охраны собственных границ. Для оптимизации этого процесса важным было бы создание механизмов совместного контроля в рамках ОДКБ и ШОС за ситуацией на границе с Афганистаном, в частности – по контролю за контрабандой и транзитом наркотиков.

Афганская проблема, порождающая значительную часть угроз региональной безопасности, не имеет военного решения. Результатом антитеррористической кампании США стали новая активизация террористических группировок, многократный рост производства наркотиков, нелегальной миграции, незаконной торговли оружием и других угроз безопасности самого Афганистана и всех стран евразийского континента. Продолжение конфликта сохраняет угрозы для стран-участниц и наблюдателей ШОС, но при этом происходит трансформация этих угроз – продолжающееся незаконное производство наркотических веществ и их распространение подрывает национальную безопасность стран-соседей Афганистана, других стран евразийского континента. На этом фоне происходит активизация экстремистских и террористических организаций. Для стран Центральной Азии дестабилизация Афганистана ведет к ухудшению ситуации в сфере внутренней безопасности. Усиление криминальных и экстремистских структур создает угрозу их влияния на легальные институты власти и формирования нестабильного и депрессивного пространства в регионе. Особую опасность вызывает также тенденция наркотизации экономик государств Центральной Азии.

Внутриполитическое противостояние, отягощенное иностранной (США) агрессией и неэффективным вмешательством международных сил (НАТО), ставит на повестку дня участие в переговорном процессе других внешних сил. ШОС в целом и ее отдельные участники, члены и наблюдатели, обладают значительным миротворческим опытом, в том числе опытом международного посредничества. Необходимо создание под эгидой ШОС постоянно действующего переговорного процесса, в котором должны участвовать все субъекты современного афганского политического процесса: государственные структуры, политические партии, этнические сообщества, представители регионов, религиозные деятели. Единственным критерием исключения из переговорного процесса тех или иных группировок или движений должна быть их связь с международными террористическими и экстремистскими силами.

Организатор конференции – профессор Александр Князев
Организатор конференции – профессор Александр Князев. Фото © ИА «Ферана.Ру»

Угрозы, исходящие с территории Афганистана, могут быть устранены исключительно политическими и экономическими средствами. Важнейшая из причин антиправительственной активности в Афганистане – американское и в целом иностранное военное присутствие. В свою очередь, конфликт в Афганистане является оправданием для военного присутствия США и НАТО в странах Центральной Азии, порождающего дополнительные угрозы и риски. Появление американских военных баз на территории центральноазиатских стран было результатом понимания общих для всех проблем. Однако реальное функционирование этих баз не соответствует согласованным задачам и становится предметом дополнительной конфликтности в регионе. Эта задача требует принятия самостоятельного ответственного решения центральноазиатских государств.

Мировой финансовый кризис вызвал огромный интерес к вопросам экономического состояния и обеспечения экономической безопасности. Руководство стран региона должно четко осознавать, что антикризисные меры и в целом экономическая политика (включая ее внутренний и внешнеэкономический фактор) являются основой экономической безопасности каждой страны и региона в целом.

К причинам кризиса в странах Центральной Азии можно отнести следующие факторы:

• Экономический кризис обусловлен непродуманностью реформ, промахами в банковской, торговой, производственной сферах;

• Ориентиром экономического роста принято считать валовые темпы прироста экономики, тогда как следует ориентироваться на обеспечение устойчивого роста на базе увеличения конкурентоспособности производства и повышения уровня жизни населения;

• Главная беда в условиях рыночных преобразований не в остроте внутреннего кризиса экономики, а в глубокой зависимости от внешних сил;

• Проблемы, связанные с большими миграционными потоками, которые представляют угрозу экономического развития как странам донорам, так и принимающим странам;

• Финансовые кризисы, как отражение мировых экономических кризисов;

• Поворот к цивилизованному развитию экономики в ХХI в. должен базироваться не на мнимых демократических свободах, лишенных моральных ограничений, а опираться на предпринимательскую инициативу и разумную деятельность государства в процессе активного регулирования национальной экономики.

Преодоление кризиса во всех странах Центральной Азии возможно лишь при условии существенных инвестиционных вливаний в наиболее пострадавшие от него отрасли (электроэнергетики, банковского сектора, промышленности) с учетом специфики в каждой из стран региона. Для стран Центральной Азии сложно переоценить значимость российских инвестиций в экономики стран Центральной Азии с точки зрения обеспечения их экономической безопасности. При этом правительствам этих стран следовало бы четко представлять достаточно высокие риски вложения капиталов в ослабленные кризисами экономические системы, которые выражаются в рисках неплатежей, нерентабельности, валютные риски, связанные с нестабильностью национальных валют. А в ряде стран эти риски усиливаются риском политической нестабильности. Именно инвестиционная составляющая формирует основу антикризисной и экономической политики в целом. Ориентация на Россию в инвестиционной сфере не исключает сотрудничества стран региона с другими странами, в том числе в рамках ШОС. Но выбор основного инвестиционного партнера должен сопровождаться и созданием для него определенных законодательно утвержденных преференций.

Сохранение реального суверенитета стран региона в условиях глобализации требует ускорения интеграционных процессов в рамках ЕврАзЭС или ЕЭП. Основным препятствием этим процессам является доминирование эгоистических интересов отдельных стран или элитных групп. Развитие регионального сотрудничества требует обращения к новым принципам, направленным на действительное обеспечение позитивного развития всех стран региона: прежде всего, к этическим. Во всех государствах сформировались олигархические и финансово-промышленные группы, преследующие интересы, неадекватные не только межгосударственным, но даже и национальным интересам отдельных государств и способные в силу специфики местных политических систем оказывать существенное воздействие как на политические пристрастия первых лиц, так и на политику государств региона в целом. Теневой характер огромных секторов экономики в каждой из стран региона также зачастую препятствует легальным интеграционным инициативам.

Иссык-Куль, 4-5 ноября 2008 года