29 Май 2020



Новости Центральной Азии

Фонд «Таджикистан» помогает вернуть зарплату гастарбайтерам

22.12.2008 18:41 msk, Мария Яновская (Фергана.Ру)

Миграция  Россия

Региональный общественный фонд помощи беженцам и вынужденным переселенцам «Таджикистан» и его информационно-правовой центр «Миграция и закон», возглавляемый Гавхар Джураевой, работают в Москве. У них - круглосуточная горячая линия, на которую звонят чаще всего утром, поздним вечером, ночью или в выходные. Именно в это – нерабочее - время у людей возникают проблемы, решить которые самостоятельно они не могут.

Основные «клиенты» фонда «Таджикистан» – трудовые мигранты. Люди звонят, когда их забирают в милицию, когда избили, ограбили, когда тяжело заболели. Когда убили кого-то из земляков. По тому, с какими проблемами звонят больше, можно определить основные болевые точки трудовой миграции в России. Сегодня главная проблема – невыплата зарплаты. Людей увольняют, ссылаясь на финансовый кризис и не заплатив ни копейки.

Вернуть заработанное

Центр «Миграция и закон» выработал модель, по которой можно вернуть зарплату уволенным гастарбайтерам. Конечно, схема эта работает только в том случае, если человек работал легально и по трудовому договору. Сначала сотрудники центра просто звонят работодателю и объясняют, что нужно платить. Как ни странно, в некоторых случаях проблема решается одним таким звонком. Так, в Москве есть клининговая компания, на которую работают в разное время, в зависимости от сезона, от пяти до восьми тысяч гастарбайтеров. Всех оформляют по договору, но за выплату зарплат отвечают менеджеры среднего звена, которые часто недоплачивают работникам. Юристы «Миграции и закона» выходят непосредственно на руководство компании, и проблема невыплат решается.

Если по телефону договориться не удается, работодателю направляется письменное уведомление о том, какие статьи российского законодательства он нарушает и что ему в этом случае грозит. А грозит ему выяснение отношений – сначала с сотрудниками министерства внутренних дел Таджикистана (представительство МВД Таджикистана по миграции работает в Москве), потом с представителями российского МВД, с которым МВД Таджикистана всегда договорится быстрей, чем сам работодатель, а потом, если и это не поможет, работодателем начинает интересоваться региональное управление Федеральной миграционной службы (УФМС). По закону работодатель в течение трех дней должен уведомлять УФМС о каждом нанятом им мигранте, и если инспектор УФМС во время проверки не находит документального подтверждения этого уведомления, то за каждого мигранта (легального, с разрешением на работу!) работодатель платит штраф от 400 до 800 тысяч рублей. За каждого.

Законопослушные работодатели предпочитают расплатиться с гастарбайтерами, чем с УФМС – это дешевле. Незаконопослушные – а таких, к сожалению, большинство, - предпочитают договориться лично с УФМС.

Но несмотря на сопротивление работодателей, за первые три месяца 2008 года центр «Миграция и закон» «выбил» из работодателей около трех миллионов рублей и сорока тысяч долларов. Поскольку с октября проблема невыплат стала самой острой, то сумма, которую приходится возвращать, возросла в разы. «С сентября по настоящее время к нам обратились трудовые мигранты с заявлениями о невыплатах на общую сумму 3 миллиона 800 тысяч рублей. Больше пятидесяти процентов денег мы уже вернули, - говорит руководитель проекта Центра «Миграция и закон» Сулаймон Шохзода. – О возврате оставшихся еще идет разговор. Но, получив деньги, человек не всегда нам отзванивает и сообщает, всю ли сумму ему выплатили, поэтому мы не можем точно сказать, сколько денег работодатели возвращают реально».

Появление в Москве представительства МВД Таджикистана серьезно облегчило решение многих проблем таджикских мигрантов. На столе Сулаймона Шохзода лежит копия письма сотрудника таджикского представительства МВД по миграции в российскую прокуратуру: «Представительство МВД Республики Таджикистан по миграции в РФ выражает вам свое высокое уважение и сообщает, что к нам поступило заявление…» Типичный случай: группу таджиков наняли на строительство дома в Подмосковье, спустя несколько месяцев выгнали, не заплатив. Пострадавшие, как выяснилось, не знали ни имени хозяина строящейся дачи, ни фамилии и адреса подрядчика. Известно только имя посредника, нанявшего их на работу, и его мобильный телефон. По просьбе таджикского МВД делом занялась российская милиция. Неизвестно, будет ли результат, но без посредничества таджикских милиционеров дело бы и вовсе не приняли к рассмотрению.

Раньше в Москве находилось представительство Министерства труда и социальной защиты Таджикистана, но поскольку основные проблемы у мигрантов в России возникают с милицией и миграционной службой, решено было заменить чиновников из министерства труда на милиционеров. И действительно, им сотрудничество с российскими коллегами дается значительно проще.

Но получить все заработанные деньги легальному мигранту не под силу. Есть несколько «черных дыр», вытащить из которых удержанную зарплату практически невозможно. Так, по российскому законодательству, если человек работает в России меньше 183 дней, он НЕ является налоговым резидентом и платит налог 30 процентов (налоговые резиденты платят 13 процентов). Если человек проработал больше полугода, то взятые в первые полгода «лишние» 17 процентов должны быть возвращены. Но заставить работодателя вернуть эти деньги невозможно, потому что, как объясняют работодатели, «это налоговые деньги и они уже ушли в бюджет. Хотите – идите в суд». Судиться же за 17 процентов глупо, потому что это копейки по сравнению с судебными издержками.

Еще одна «черная дыра» - единый социальный налог, который платит в российский бюджет работодатель за каждого своего работника. 20 процентов этого налога – пенсионное страхование. Мигранты, работающие в России, не имеют права на российскую пенсию. Но не отчислять эти деньги невозможно, как невозможно и переводить их в пенсионные фонды той страны, откуда мигрант приехал.

Часть единого социального налога идет в фонды медицинского страхования, и работодатель имеет право получить медицинский полис на каждого своего работника. Но очень небольшое число работодателей доезжают до страховых медицинских компаний, и медицинское обслуживание остается личной проблемой самих мигрантов.

Проще снова пересечь границу

Кроме «выколачивания» зарплат из работодателей, фонд «Таджикистан» объясняет мигрантам, как правильно легализоваться и к кому обратиться за разрешением на работу. У фонда существует договоренность с Профсоюзом трудящихся-мигрантов, который выступает как принимающая сторона, за сравнительно умеренную плату помогает в оформлении различных документов, а если нужно, то поможет снова пересечь российскую границу, чтобы после правильно легализоваться.

Фонд «Таджикистан» существует с 1996 года. Центр «Миграция и закон», который является проектом Фонда, оказывает информационно-правовую и социальную помощь трудовым мигрантам, беженцам и вынужденным переселенцам по всем вопросам, оказывает медицинские консультации (включая помощь в госпитализации), помогает в отправке тел погибших и умерших в Таджикистан. Только в ноябре 2008 года обработано 672 обращения мигрантов, заведено 66 персональных дел. Все услуги, оказываемые Центром, - бесплатные.
Вообще, снова пересечь границу и вернуться в Россию – способ легализации более легкий, чем официальное продление регистрации. «Раньше, чтобы получить разрешение на работу, нужно было предоставить паспорт, миграционную карту, отрывной талон уведомления о регистрации, - говорит Сулаймон Шохзода. - Теперь этих документов – девять, среди которых – нотариально заверенная копия паспорта, доверенность от работодателя (что работодатель доверяет мигранту представлять себя в органах ФМС), ходатайство от работодателя. Некоторые управления ФМС требуют документы из Министерства юстиции, что фирма, куда устраивается на работу мигрант, зарегистрирована. Представьте, что фирма нанимает восемьдесят человек. И что, каждому она должна предоставить такой пакет документов? К тому же теперь в Москве, например, продлевают регистрацию и выдают разрешения на работу не районные отделения ФМС, а окружные. Да там очереди скапливаются – люди, бывает, и по шесть, и по семь дней не могут попасть. И я заметил, что многие потеряли интерес к продлению регистрации, им проще доехать до границы с Украиной или Белоруссией, снова ее пересечь и вернуться, получив возможность легально работать в России еще в течение трех месяцев. И на этом многие наживаются. Пограничники высаживают гастарбайтеров из поезда, требуют денег – от 500 до 2000 рублей с каждого. То же – на обратном пути. Получается, что право еще три месяца поработать в России люди покупают за 5-6 тысяч рублей. И эти деньги идут не в российский бюджет, а пограничникам. Есть еще один путь продлить регистрацию – слетать в Турцию и обратно. Раньше коммерсанты с Черкизовского рынка брали чартер до Стамбула. Каждый человек имеет право на бесплатный провоз 20 килограммов груза, и «черкизовские» возили туда-сюда гастарбайтеров, набив самолет товаром за счет пассажиров. Бывали времена, когда в Турцию и обратно можно было слетать на таком рейсе за 500 рублей. Этот канал и сегодня работает».

Найти человека и перевезти тело

Ежегодно в России погибает более 350-ти таджиков. Людей убивают, они погибают от несчастных случаев или от болезней. Ритуальные услуги для мигрантов очень дороги (в среднем в России комплекс этих услуг стоит до 50 тысяч рублей), да и транспортировка тела в Таджикистан оказывалась неподъемной тратой для родственников.

Когда эта проблема стала очевидной, правительства Таджикистана и Киргизии ввели отдельную строку в бюджете о транспортировке тел погибших на родину. Часть расходов берут на себя национальные авиакомпании.

А ритуальная служба «Эдем-сервис» дает мигрантам скидку до 50 процентов, потому что с ними так договорились посольство Таджикистана и Фонд.

- Но почти все договоренности у нас – устные, - говорит президент фонда Гавхар Джураева. – Как ни странно, но в России так проще работать. Люди готовы сотрудничать, но без письменного договора, чтобы никакие взаимные обязательства на них не давили. А мы согласны и на устные договоренности, лишь бы работало.

- Точной статистики, сколько таджиков погибает ежегодно в России, нет, ведь часто невозможно установить личность умершего, или погибшего, - добавляет Сулаймон Шохзода. – Люди ходят без документов, потому что боятся быть депортированными. Когда он без документов, то его могут посадить «в обезьянник», а через три часа, если договоришься, отпускают. Но из-за того, что мигранты ходят без документов, возникают серьезные проблемы. Например, человек выходит на работу – и исчезает. И никто не знает, где его искать. Мы начинаем звонить родственникам, потом землякам, потом обзваниваем справочные «Скорой помощи» и те отделения милиции, рядом с которыми этого человека видели последний раз. Бывает, что человека задерживают и не дают позвонить родственникам. А уже после - больницы, морги… Недавно был случай, - продолжает С.Шохзода. – Девушка вышла на работу – и пропала. Через несколько дней ее нашли в морге. Семь ножевых ранений.

Сейчас фонд занимается отправкой в Таджикистан выжившего мигранта, которого тоже обнаружили в морге: с тринадцатью ножевыми ранениями он пролежал в морге ночь, а наутро очнулся.

Медицинская помощь мигрантам – тема отдельная. «Еще в прошлом году у нас были случаи, когда мигрантке бесплатно не приносили ребенка в роддоме на кормление, - рассказывает Г.Джураева. - Или за выписку из больницы требовали деньги. Сегодня ситуация проще: если есть угроза жизни, человека, как правило, кладут в больницу даже без медицинского полиса. И он может провести в этой больнице пять дней или до тех пор, пока состояние не стабилизируется. Некоторые гастарбайтеры болеют самыми тяжелыми болезнями: там и туберкулез, и СПИД, и гепатит, и венерические заболевания. При приеме на работу они должны представить много медицинских справок, полученных в России по месту регистрации. Но эти справки очень трудно получить, в поликлиниках большие очереди. С этими заболеваниями уже идет цепная реакция, и понять, в России они заразились или с собой привезли эти болезни, уже невозможно: мигранты живут в подвалах по пятьдесят человек, там скученность, антисанитария страшная. К нам дважды приходил узбек: сбежал из рабства, ни денег, ни документов, по-русски не говорит. Так у него и СПИД, и сифилис, и туберкулез… Первый раз "Скорая" его забрала. Подлечили в больнице, выпустили. Он снова к нам. Мы вызвали врачей из авторитетной международной организации, но они его забрать не решились, сказав, что попробуют помочь с документами. Но до узбекского консульства очень трудно достучаться, в отличие от таджикского или киргизского. Так и бомжует этот узбек до сих пор где-то в Москве, если жив еще».

Фонд «Таджикистан» выпустил буклеты на таджикском, узбекском и киргизском языках, в котором описаны признаки СПИДа, туберкулеза, гепатитов В и С, сифилиса, даны телефоны, куда звонить, где искать медицинскую помощь, даны адреса, по которым можно пройти бесплатное обследование. Но эти брошюры – капля в море.

У фонда есть договор с французской ассоциацией «Врачи мира», которая оплачивает услуги врача, говорящего по-таджикски. Начал работу врач, владеющий узбекским языком. К этим врачам можно обратиться и днем, и ночью по телефону (495) 589 59 23.

Дальше - хуже

- Обычно зимой многие гастарбайтеры уезжали домой - заканчивались сезонные работы, - говорит Г.Джураева. – Но раньше люди могли купить билет, потому что хотя бы 20-30 процентов из обещанной зарплаты им платили. А сегодня, ссылаясь на кризис, их просто выбрасывают на улицу, не заплатив. И трудовые мигранты остаются в России, живут по 25 человек у одного земляка, который сумел закрепиться, и этот один кормит их всех – вместо того, чтобы отправлять деньги на родину. Гастарбайтеры сегодня готовы на любой заработок, на любую работу – даже за тарелку еды. Отмена и сокращение квот обостряет ситуацию именно в нелегальном секторе – а это процентов восемьдесят работодателей, которые используют труд мигрантов. А сейчас, когда квоты сокращаются и легализация усложняется, мы замечаем, что растет количество мигрантов, желающих получить российское гражданство - просто потому, что так им будет проще здесь работать.

Информационно-правовой Центр «Миграция и закон»: (495) 933 13 85, 775 21 75. Руководитель Фонда и Центра Гавхар Джураева - 8 926 216 97 63.

Мария Яновская, «Фергана.Ру».