4 Август 2020



Новости Центральной Азии

Узбекистан: Надо бы почистить в адвокатских рядах...

14.04.2009 22:26 msk, Омар Шарифов

Узбекистан Анализ

Адвокаты Узбекистана подвергнутся тотальной чистке на предмет лояльности и преданности действующей власти. Согласно правительственному постановлению № 60 от 9 марта «О совершенствовании порядка лицензирования адвокатской деятельности и создания адвокатских формирований» до 1 июля представителям этой профессии придется пройти квалификационный экзамен, по итогам которого им будут выдаваться лицензии и удостоверения нового образца.

В постановлении, подписанном премьер-министром Шавкатом Мирзиёевым, со ссылкой на закон от 31 декабря 2008 года «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Узбекистан в связи с совершенствованием института адвокатуры» говорится о том, что действующие адвокатские формирования, а также работающие в них адвокаты обязуются до 1 июля 2009 года «привести организационно-правовые формы адвокатских формирований, лицензии и статусы адвокатов в соответствие с указанным Законом».

В свою очередь Министерству юстиции совместно с Палатой адвокатов Республики Узбекистан поручено в двухнедельный срок обеспечить создание Высшей квалификационной комиссии при Палате адвокатов и квалификационных комиссий при ее территориальных управлениях, перерегистрацию действующих адвокатских формирований и пересдачу работающими в них адвокатами квалификационных экзаменов, выдачу им лицензий на право занятия адвокатской деятельностью нового образца и удостоверений адвоката, а также лицензий на право занятия адвокатской деятельностью лицам, включенным в составы Высшей квалификационной комиссии при Палате адвокатов и квалификационных комиссий при территориальных управлениях Палаты без сдачи квалификационных экзаменов. Предыдущие постановления кабмина о порядке регистрации адвокатских формирований и выдачи лицензий на право занятия адвокатской деятельностью, объявлены недействительными.

В приложении № 1 к постановлению кабинета министров уточняется, что для получения лицензии лицо, претендующее на приобретение статуса адвоката, должно иметь стаж работы по юридической специальности не менее двух лет, в том числе с прохождением стажировки в адвокатском формировании сроком не менее шести месяцев, и обязано сдать квалификационный экзамен. Срок действия лицензии не ограничивается.

Правительственное постановление вызвало большой переполох в рядах адвокатского сообщества Узбекистана. По мнению самих адвокатов, единственная цель предстоящей переаттестации - под благовидным предлогом избавиться от излишне активных и принципиальных адвокатов, отсеять их под видом не сдавших квалификационного экзамена. Речь идет именно о переаттестации, поскольку если бы дело заключалось только в замене одного документа на другой, то устраивать экзамен не было бы никакой необходимости – достаточно было бы просто раздать адвокатам удостоверения и лицензии нового образца. То есть «экзамен» превращается в административный барьер в виде квалификационной комиссии, наполовину состоящей из представителей Минюста, наполовину – из назначенцев от Палаты адвокатов. Нетрудно догадаться, что перед некоторыми из адвокатов шлагбаум окажется закрыт.

Суть в том, что сборник вопросов, в котором их около двух тысяч, универсален. В него вошли вопросы из самых разных отраслей законодательства: уголовного и гражданского права, уголовного, гражданского и хозяйственного процесса, трудового права, семейного права и жилищно-коммунального законодательства. Имеются и так называемые казусы по тем же отраслям (модели ситуаций, в которых надо дать однозначный ответ, как поступать). Сколько вопросов войдет в билет, пока неизвестно; по словам адвокатов, в последнее время витала идея билета из пяти вопросов.

Однако всего знать невозможно, и большинство адвокатов традиционно специализируются в той или иной отрасли законодательства, вследствие чего им не хватает возможностей и времени, чтобы ознакомиться со сложностями, нюансами и новинками законодательства смежных отраслей. Например, если кто-то специализируется в области налогового или нефтегазового законодательства, то более чем вероятно, что он будет слаб в законодательстве уголовно-процессуальном, и наоборот. Но если раньше подобная специализация всегда учитывалась, то сейчас, судя по всему, об этом не идет и речи. Неудивительно, что большинство вопросов станут серьезным камнем преткновения для экзаменуемых, и в случае необходимости легко будет зацепиться за то, что такой-то адвокат не смог ответить на такой-то вопрос, что он не владеет ситуацией или не смог правильно решить предложенный ему казус. Это даст формальную возможность заявить: «Он не смог сдать экзамен, поэтому при всем нашем хорошем отношении к этому кандидату мы ничего не можем поделать».

Забавно, что для того чтобы соблюсти какие-то приличия органы юстиции даже отказались от взимания государственной пошлины при перерегистрации адвокатских формирований и выдаче лицензий. В данном случае для них важнее было другое (ой, как тяжело, наверно, принималось это решение!). Но на что не пойдешь ради возможности поуправлять адвокатом…

Правительственное решение о «чистке» адвокатского сообщества стало вторым шагом в направлении его полного подчинения исполнительной власти после скандального создания так называемой Палаты адвокатов Узбекистана. Напомню, что в сентябре 2008 года на базе Ассоциации адвокатов Узбекистана была образована новая организация - Палата адвокатов, куда в обязательном порядке загнали всех адвокатов Узбекистана. Соответствующее постановление правительства (того же Мирзиёева) гласило, что председатель Палаты адвокатов и его заместители избираются по представлению министерства юстиции, в свою очередь руководители ее территориальных управлений назначаются и освобождаются от должности этим самым председателем - ставленником Минюста. С остатками адвокатского самоуправления было покончено – всех адвокатов насильно согнали в организацию под руководством назначаемых Минюстом лиц. Не вступаешь в неё – лишаешься права работать адвокатом, права на свою профессию.

При этом не только Гражданский кодекс, но и ни один закон Узбекистана – «Об общественных объединениях», «О негосударственных некоммерческих организациях», «Об адвокатуре», «О гарантиях адвокатской деятельности и социальной защите адвокатов» - не предусматривал создание общественного объединения, членство в котором было бы обязательно (ясно, что любое общественное объединение основывается на принципе добровольности членов). К тому же Палата адвокатов – это некоммерческая организация, ННО, а согласно законам Узбекистана, членство в ННО может быть только добровольным. То есть сам факт создания Палаты адвокатов вступал в резкое противоречие со всеми законами Узбекистана об общественных объединениях.

Тем не менее, в сентябре 2008-го министерством юстиции была проведена учредительная конференция, и принято положение об обязательном членстве в этой Палате всех адвокатов Узбекистана. А тремя месяцами позже, в декабре, президент Каримов подписал закон, вносящий изменения в закон «Об адвокатуре» и закрепляющий это противоестественное положение. Черным по белому в нем записано: «Палата адвокатов является некоммерческой организацией, основанной на обязательном членстве всех адвокатов Республики Узбекистан». «Адвокат не вправе заниматься другими видами оплачиваемой деятельности, кроме научной и педагогической, а также деятельности в Палате адвокатов Республики Узбекистан и ее территориальных управлениях».

Конечно, можно спорить о том, может ли отдельное ННО быть основано на принципе обязательного членства, но даже если предположить, что это возможно, то властям предварительно следовало бы изменить законодательство и только потом создавать подобное ННО (хотя впоследствии соответствующие изменения и были внесены в закон «Об адвокатуре», но ни в Гражданском кодексе, ни в законе «О негосударственных некоммерческих организациях», ни в других законах до сих пор не говорится, что в Узбекистане могут быть ННО с обязательным членством).

По мнению многих адвокатов, без внесения поправок в Гражданский кодекс и целый ряд законов никакой правовой основы для проведения этой конференции не было, так что она была совершенно нелегитимной; что касается созданной на конференции Палаты адвокатов, то, поскольку ее существование противоречит действующему законодательству, то и она тоже нелегитимна.

Примечательно, что слова о необходимости «пересдачи» квалификационных экзаменов» работающими в адвокатских формированиях адвокатами впервые появляются в пункте 4 мартовского Постановления кабмина № 60. В то же время закон «Об адвокатуре» ни в редакции 1996 года, ни в редакции 2008 года не содержит такой нормы. В статье 3-1 этого закона говорится только о том, что претендент на статус адвоката (не действующий адвокат – всего лишь претендент!), не сдавший квалификационный экзамен, допускается к его повторной сдаче не ранее чем через год. Но это уже совершенно иная правовая ситуация. Таким образом, никаких законных, правовых оснований для этой надуманной «пересдачи» не существовало, и не существует.

Напомню, что ныне действующие лицензии адвокатов (то есть выданные до этих изменений в законодательстве об адвокатуре) имеют бессрочный характер. Конечно, их можно аннулировать или приостановить их действие, но для этого необходимы веские юридические основания. В данной ситуации их нет. Вот исполнительной власти и пришлось выдумывать «пересдачу экзамена». Но это не основание для прекращения действия лицензии!

Статья 7 закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Узбекистан в связи с совершенствованием института адвокатуры» от 31 декабря 2008 года: «Адвокатские бюро, коллегии и фирмы, действующие ко дню вступления в силу настоящего Закона, а также работающие в них адвокаты обязаны в течение шести месяцев привести организационно-правовые формы адвокатских бюро, коллегий и фирм, лицензии и статусы адвокатов в соответствие с настоящим Законом. Действия лицензий, полученных лицами, не работающими адвокатами в адвокатских бюро, коллегиях и фирмах ко дню вступления в силу настоящего Закона, считаются прекращенными».

То есть закон прекратил действие лицензий исключительно лиц, не работающих адвокатами в адвокатских бюро, коллегиях и фирмах на 1 января 2009 года. Что касается, всевозможных адвокатских формирований и работающих в них адвокатов, то им вменили в обязанность в течение шести месяцев «привести организационно-правовые формы адвокатских бюро, коллегий и фирм, лицензии и статусы адвокатов в соответствие с настоящим Законом». Однако правительство истолковало эту статью закона почему-то исключительно под себя: ведь привести «лицензии и статусы адвокатов в соответствие с настоящим Законом» можно было бы без пересдачи экзамена, а сугубо технически, заменив одну бумагу на другую, если в ней появились новые пункты или слова, или бумага приобрела некие защитные свойства, или изменился ее цвет, тип и т.д. То есть надо было просто выдать новые лицензии и удостоверения и на этом всё бы завершилось, «лицензии и статусы» адвокатов были бы приведены в надлежащее соответствие. Но цель-то ведь иная была, не будем забывать об этом…

Обратим внимание и на то, что в постановлении правительства имеет место игра такими понятиями как лицензия и удостоверение. Повторю, что первая лицензия, которая выдавалась всем адвокатам, имела бессрочный характер, а это значит, что выдача нового бессрочного удостоверения, совершенно бессмысленна. Более того, среди реквизитов новой лицензии указано, что она выдается не для права осуществления деятельности, которая является лицензируемой, а для приобретения статуса адвоката, что является юридическим нонсенсом, поскольку лицензия всегда являлась инструментом государства, дающим право осуществлять вид деятельности, который по различным причинам является лицензируемым. В данном же случае речь идет о лицензии на приобретение статуса адвоката.

На основании какого же документа адвокат осуществляет свою деятельность? На основании удостоверения адвоката. И в приложении № 1 к ПКМ («Положению о лицензировании адвокатской деятельности») прямо сказано, что документом, подтверждающим статус адвоката, является удостоверение адвоката, выдаваемое в порядке, устанавливаемом Министерством юстиции Республики Узбекистан. В законе «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Узбекистан в связи с совершенствованием института адвокатуры» тоже говорится, что «со дня выдачи удостоверения адвоката претендент получает статус адвоката». В свою очередь, согласно закону от 25.05.2000 года «О лицензировании отдельных видов деятельности», лицензия – это разрешение (право) на осуществления лицензируемого вида деятельности.

Однако в Приложении № 2 к ПКМ говорится уже совершенно другое! «В соответствии с Законом Республики Узбекистан «Об адвокатуре» настоящая лицензия дает право гражданину Республики Узбекистан приобрести статус адвоката». А в приложении № 1 содержится уточнение, что прекращение действия лицензии влечет за собой прекращение статуса адвоката.

Получается, что разные пункты одного и того же документа определяют различные юридические последствия. Сравните:

В пункте 4 ПКМ 60 указано:

«выдачу им лицензий на право занятия адвокатской деятельностью нового образца».

А в приложении № 2 к ПКМ 60 написано:

«лицензия дает право гражданину Республики Узбекистан приобрести статус адвоката».

Заметим, что в этом мирзиёевском постановлении впервые в истории современного узбекистанского законодательства констатируется, что лицензия дает право гражданину Республики Узбекистан на приобретение статуса адвоката. Но ведь лицензия на право статуса - это юридический нонсенс, такого не может быть...

Впрочем, раз уж разговор зашел о новом статусе адвоката, то стоит отметить, что главное изменение в его статусе - это обязательность членства в Палате адвокатов, в этом уникальном ННО, созданном Минюстом по указанию исполнительной власти вопреки законодательству страны. Но об этом ключевом моменте в новом образце лицензии нет ни слова. По логике новых актов очевидно, что получивший лицензию адвокат не получает права непосредственного занятия адвокатской практикой без получения удостоверения адвоката. В то же время процедура выдачи удостоверений в законе не прозрачна и четко не регламентирована, все отдано на откуп ведомственным актам.

Так какой же документ дает право на статус адвоката и на право работать адвокатом – лицензия или удостоверение? Какова должна быть их последовательность, как им надлежит соотноситься друг с другом? Где ответы на эти вопросы? Нет их.

Исполнительная власть решила на скорую руку навязать адвокатуре свои решения, но формулировки стали выбиваться из режима законности и правовой системности. Так всегда и бывает...

Омар Шарифов