18 Декабрь 2018



Новости Центральной Азии

Суд истории. Абдурахим Ходжибаев и его роль в становлении советского Таджикистана

16.07.2010 13:02 msk, Тилав Расул-заде

История Таджикистан

На фото: Книги об Абдурахиме Ходжибаеве, изданные в современном Таджикистане

Репрессированный в 1937-м Абдурахим Ходжибаев – первый председатель совнаркома Таджикистана, политический деятель, историческая роль которого по-прежнему является предметом пристального изучения ученых. Передел территорий между Таджикистаном и Узбекистаном в 1920-х был очень сложным и болезненным. Ходжибаев принимал в нем непосредственное участие. О судьбе и личности Ходжибаева рассказывают его дочь - профессор Бароат Ходжибаева и журналист Нурали Давлат, проводивший многочисленные исследования по истории Таджикистана.

* * *

Слушатель Экономического института красной профессуры Абдурахим Ходжибаев был арестован в Москве восьмого июля 1937-го года сотрудниками НКВД. Через несколько месяцев решением Военной коллегии Верховного суда СССР его приговорили к высшей мере наказания – расстрелу. Приговор гласил, что с 1929-го года Ходжибаев возглавлял одну из буржуазно-националистических, диверсионно-террористических организаций Таджикистана. Он был обвинен в шпионаже и подготовке вооруженного восстания против советской власти.

Лишь через двадцать лет, 28-го декабря 1957-го, военной коллегией Верховного Совета СССР дело Абдурахима Ходжибаева было пересмотрено. Решением генеральной прокуратуры он был реабилитирован за отсутствием в его действиях состава преступления. А еще через десять лет, в июне 1967-го бюро ЦК КП Таджикской ССР постановило восстановить его в рядах коммунистической партии. Наряду с Ходжибаевым были реабилитированы его соратники Абдукодир Мухиддинов, Шириншо Шотемур, Нусратулло Махсум (Лутфуллаев) и Чинар Имамов.

Однако советская, в частности таджикская, пресса о Абдурахиме Ходжибаеве ничего не сообщала. Лишь в конце 1980-х, в период горбачевской «перестройки» историки стали обращаться к теме сталинских репрессий. Был опубликован целый ряд статей, посвященных репрессированным руководителям Таджикистана, среди которых был и первый председатель совнаркома республики А.Ходжибаев.

Впервые в таджикской историографии академик Рахим Масов и профессор Шукур Султонов ввели в научный оборот архивные документы 1920-х годов. В истории народов Центральной Азии, в том числе таджиков, это был очень важный период. Как известно, в 1924-м году была образована Узбекская ССР, в состав которой вошла Таджикская автономная республика.

Последние три десятилетия, благодаря кропотливому труду современных историков во главе с академиком Масовым, историческая картина событий 1920-х годов кропотливо восстанавливается по фрагментам. Благодаря таджикским исследователям, мы узнали о том, как проходил раздел Центральной Азии на национальные республики, какие политические силы вели борьбу на сцене и за кулисами.

Теперь о подвигах и преступлениях, ошибках и доносительстве тех или иных политических деятелей пишутся книги. Отмечаются юбилейные даты политиков, которые руководили Таджикистаном в 1920–30-х годах.

Так случилось и с Абдурахимом Ходжибаевым. Накануне 110-летия первого председателя совнаркома Таджикской ССР были опубликованы книги, в разных уголках Таджикистана в торжественной обстановке была отмечена юбилейная дата. В частности, 25-го апреля 2010-го года в городе Худжанде состоялся торжественный вечер, приуроченный к 110-летию Ходжибаева, где была презентована его историческая книга «Таджикистан», написанная в 1929-м году и опубликованная в Москве.

Среди всего изданного особую ценность представляет книга «Абдурахим Ходжибаев. Труды и деятельность», в которой размещены архивные материалы, исследования, интервью, воспоминания и библиография. Она составлена профессорами Бароат Ходжибаевой, Матлюбаи Мирзоюнус (дочерью и внучкой Ходжибаева) и доцентом Субхони Азамзодом.

Мы встретились с дочерью первого председателя совнаркома Таджикистана профессором Бароат Ходжибаевой.

– Вы - дочь первого председателя совнаркома Республики Таджикистан. Расскажите, пожалуйста, о жизненном пути Ваше отца.

– Абдурахим Ходжибаев родился 25-го апреля 1900-го года в городе Худжанде. Дед был садовником. Так как он считался хорошим знатоком Корана, его называли «Мулло Ходжибаем». У нашего отца были две сестры: Монанбону и Магфиратбону. Они тоже были известны как знатоки Корана и ислама.

Отец в возрасте семи лет освоил арабско-персидскую графику. Когда ему было 12, он поступил в русскую школу, которую окончил через 4 года. Потом уехал в Ташкент, выучился на агронома. 25-го апреля 1918-го его откомандировали в Закаспийскую область, где он руководил организацией городских и областных советов на местах. В августе 1919-го отец был назначен сначала контролером-инструктором, а потом начальником Худжандского провинциального управления земледелия. В том же году он вступил в партию и стал членом РКП(б). В 1921-22-м годах возглавлял областную комиссию в ряде областей Ферганской долины. В 1923-м женился на 17-летней Биходжар. Они прожили вместе 14 лет и воспитали двух дочерей – мою старшую сестру Рафоат (1925-2004 гг.) и меня.

Вопрос таджикскому журналисту Нурали Давлату (выпускнику исторического факультета МГУ имени М. Ломоносова), проводившему многочисленные журналистские расследования по истории Таджикистана.

– 1924-й год в истории таджиков занимает особое место. Именно в этом году решался вопрос о создании Таджикской Советской Социалистической Республики. В состав этой республики должна была войти Узбекская автономная республика. Однако вышло нечто противоположное. Некоторые историки в провале этого проекта упрекают Абдурахима Ходжибаева. На ваш взгляд, насколько эта критика обоснованна?

– Таджикская подкомиссия в составе центральной комиссии по национально-территориальному разделению Средней Азии была организована решением Среднеазиатского Бюро ЦК РКП(б) очень поздно. Ее заседания продолжались до 24-го августа 1924-го года. На них определялись границы новых республик, в том числе Таджикской автономной республики.

Члены таджикской подкомиссии Чинар Имамов, Абдурахим Ходжибаев и Маруф Саиджонов были приглашены на заседание 21-го августа, и то с правом совещательного голоса. Они не имели достаточного времени и возможности для изучения материалов и соответствующих документов, то есть, таджиков пригласили для того, чтобы поставить их перед фактом.

На мой взгляд, судьба таджиков была заранее предрешена тогда, когда Ленин написал, что Среднюю Азию необходимо разделить между тремя народами: узбеками, казахами и туркменами. С другой стороны, сами члены таджикской подкомиссии особо не старались защищать интересы своего народа. И не только они. Самые влиятельные политики, этнические таджики, такие как Файзулла Ходжаев, Абдулла Рахимбаев и многие другие, попали под влияние пантюркизма и проигнорировали интересы своего собственного народа.

Члены таджикской комиссии на заседаниях комиссии по национально-территориальному разделению Средней Азии заняли соглашательскую позицию и скоординировали свои позиции с узбеками. По всей видимости, потому что им были обещаны руководящие посты в Таджикистане, которому передавались только горы. Хотя, с другой стороны, всем политикам, принимавшим участие в работе этой комиссии, что узбекам, что таджикам, была уготована роль наместников или сатрапов советской империи во вновь образовавшихся республиках.

Чтобы выяснить истинную роль таджикской подкомиссии, обратимся к архивным материалам, опубликованным в свое время Рахимом Масовым в его монографии "История топорного разделения" (Душанбе, издательство «Ирфон», 1991 год).

Будущий первый совнарком Таджикистана Ходжибаев вот таким образом защищал позиции собственного народа: «Вне пределов автономной области (члены таджикской подкомиссии были согласны даже на это – Н.Д.) остается 800 тысяч человек (две трети – Н.Д.), больше половины, иначе никак нельзя, может быть, потом представится возможным сделать это, когда проведем дороги, сделаем школы и т.д. А теперь никак нельзя».

Позиция другого члена таджикской подкомиссии Чинара Имамова мало отличалась от позиции Ходжибаева, который, несмотря на молодость, хорошо знал историю своего народа. Вот что говорил Имамов: «Объединение всех таджиков в единое целое по условиям географическим и экономическим, как Туркестана, так и Бухары, невозможно».

Таким образом, всего 40% таджиков должны были войти в состав автономной области. В основном это были горные районы Восточной Бухары. Другими словами, таджикам достались голые горные вершины, а культурные центры переходили в состав Узбекистана. Член казахской подкомиссии Султанбек Ходжанов, наблюдая выступление членов таджикской подкомиссии, съязвил: «Может быть, вы в этом не виноваты. Вам большего, может быть, не дали (смех на местах – прим.), но тем не менее, это мало похоже на самоопределение. Если такая малая необходимость в этой области, то ведь исполбюро никого не обязывает к самоопределению».

Ко времени окончательного национально-территориального размежевания Москва пересмотрела свой план, и в результате была образована Таджикская автономная республика. А в 1929-м году она была преобразована в Таджикскую Советскую Социалистическую Республику.

– Известно, что Абдурахим Ходжибаев, Чинар Имамов и Нусратулло Махсум впоследствии сожалели и требовали пересмотра национально-территориального размежевания 1924 года. Что вам известно по этому поводу?

– Тогда молодому государственному деятелю Абдурахиму Ходжибаеву было всего 24 года, и ему не хватило достаточного политического опыта. Более того, он был честным, великодушным и порядочным человеком и верил словам и заверениям организаторов размежевания. Но затем отец осознал, что несет ответственность за судьбу своей республики перед историей и потомками. Поэтому, будучи одним из руководителей республики, настойчиво и решительно боролся за возвращение Худжандского уезда в состав Таджикской АССР, требовал преобразовать автономную республику в самостоятельную союзную.

Кроме того, Ходжибаев усилил свою деятельность по разоблачению политики дискриминации таджиков на территории Узбекистана. Он стал доказывать, что в результате национально-территориального разделения 1924-го года две трети таджиков остались на территории Узбекистана. С 1926-го Ходжибаев и его сподвижники регулярно затрагивали проблему присоединения Самарканда, Бухары, Худжанда и других районов к Таджикистану. В 1926-м году правительство Узбекистана временно перенесло столицу в Самарканд.

Ходжибаев подверг резкой критике данные переписи населения, изданные Центральным статистическим управлением Узбекистана в 1926-м. По его мнению, они были сфальсифицированными и не соответствовали действительности.

Каждое выступление Абдурахима Ходжибаева оппонентами из узбекской комиссии, в частности Рустамом Исламовым, Абдулло Рахимбоевым, Файзулло Ходжаевым, Усмонходжем Эшонходжаевым (по происхождению все они были таджиками), встречалось в штыки.

Одним из условий создания самостоятельной союзной республики являлось компактное проживание свыше одного миллиона таджиков и способность экономически обеспечивать их жизнедеятельность.

По поручению председателя ЦИК Таджикской республики Нусратулло Махсума, Абдурахим Ходжибаев в течение 15-20 дней написал книгу «Таджикистан. Краткий политико-экономический очерк» в объеме 73-х страниц. Пятого декабря 1929-го года книга была роздана участникам второй сессии ЦИК СССР пятого созыва, в том числе председателю ЦИК СССР Калинину и секретарю ЦИК СССР Енукидзе. Последний прочитал проект постановления ЦИК СССР о преобразовании Таджикистана из автономной республики в Советскую Социалистическую Республику. Сам Абдурахим Ходжибаев был избран председателем Совнаркома и в этой должности проработал четыре года.

– С этого времен начались трагические дни для Абдурахима Ходжибаева и Нусратулло Махсума?

Бароат Ходжибаева: – Борьба Абдурахима Ходжибаева, Чинара Имамова, Абдукодира Мухиддинова за историческую справедливость, создание таджикского государства, возвращение Самарканда, Бухары на историческую территорию вызвала протест врагов Таджикистана. В центр ежедневно со стороны политических оппонентов отправлялась масса доносов. Доносчиками выступали тогдашние представители партийной номенклатуры: Солоницын, Бройдо, Рахимбоев, Бауман, Ходжаев, Исламов... В результате Абдурахим Ходжибаев и Нусратулло Махсум были объявлены «буржуазными националистами», «террористами», «шпионами иностранных государств».

Только в 1933-м году по разным клеветническим обвинениям были арестованы 662 руководителя партийных и хозяйственных структур республики. Они были яркими представителями интеллигенции Таджикистана, любящими свою Родину и свою нацию, следовательно, защищающими ее интересы. По негласному приказу Сталина, ни один из арестованных не был освобожден. В конце 1933-го года Ходжибаев и Махсум были отправлены в Москву на учебу. Отец в годы учебы писал статьи для газеты «Известия», редактором которой был Бухарин, подготовил монографию по экономическим вопросам.

– Вашего отца и Нусратулло Махсума объявили врагами народа. Однако репрессии в отношении ваших родных на этом не завершились...

– В феврале 1938-го года вслед за расстрелом отца к девяти годам лишения свободы приговорили нашу маму как жену «буржуазного националиста» и «врага народа». Меня вместе с Рафоат отправили в детдом города Харькова, а потом в детдом для детей-сирот Средние Буды Украины. В годы Великой отечественной войны интернат был эвакуирован в село Козловку Мордовии. Лишь в 1944-м году мы смогли вернуться в Таджикистан.

История рано или поздно расставляет всё по своим местам. Чинар Имамов, Нусратулло Махсум, Шириншо Шотемур, которые были сподвижниками Абдурахима Ходжибаева и Абдукадира Мухиддинова, указом президента страны объявлены героями Таджикистана. История доказала их правоту. Они вполне заслуженно носят звание героев нации.

Тилав Расул-заде