25 Июнь 2019



Новости Центральной Азии

Узбекистан: Аральскую осушку засадим?

19.10.2011 01:11 msk, Наталья Шулепина

Узбекистан Вода

В начале октября 2011 года заместитель Исполнительного секретаря Европейской экономической комиссии ООН (ЕЭК) Андрей Васильев и председатель Международного Фонда спасения Арала Сагит Ибатуллин представили проект по лесонасаждениям на высохшем дне Аральского моря.

Как сообщалось на веб-сайте новостей ООН, «проект был разработан правительствами Казахстана, Туркменистана и Узбекистана, и базируется на мерах этих правительств, направленных на обращение вспять процесса деградации окружающей среды и достижения экологической стабильности в бассейне Аральского моря».

«Опустынивание оказало драматическое влияние на Центральную Азию. Каждый год ветры поднимают со дна Аральского моря в атмосферу около 70 миллионов тонн песка, соли и опасных химических веществ. Эти загрязнители распространяются на тысячи километров за пределы региона. Лесонасаждения на десятках тысяч гектаров осушенного дна внесут важный вклад в борьбу с деградацией окружающей среды. Они помогут тысячам семей вернуться в регион и будут содействовать оживлению экономики региона», - писал веб-сайт ООН.

Для того, чтобы разобраться в ситуации, получше узнать о том, кто и что сажает на дне Аральского моря и все ли растения на нем приживаются, мы обратились к известному экологу и журналисту, автору авторитетного и популярного в Узбекистане блога Sreda.Uz Наталье Шулепиной. В ответ она написала статью, которая вышла на ее собственном сайте и в известной ташкентской газете «Зеркало XXI». Эту публикацию мы сегодня представляем вашему вниманию.

От Аральского моря ничего не осталось
От Аральского моря ничего не осталось. Об этом свидетельствуют космические снимки NASA, сделанные еще в 2009 году. Подробнее

На бархане дует

Среди моих журналистских маршрутов были дороги, а вернее, бездорожье осушенного дна моря. Сотни километров, когда и в жару окна у вездехода задраены, а лица завязаны платками. Под колесами то песок, то соль, как снег. Жутковато тут было слушать про миллионы гектаров дна. О нем напоминали ракушки. Мы их собирали с песка в ладони. Полная тишина, только песок шуршит. Забирались на барханы, которые высотой с гору, и такие же видели вокруг до бесконечности. Желтые хвосты песка ветер сдувал с их макушек. Барханы двигались по Аралкумам в сторону берега, к поселкам.

Раньше люди щурились от соленых морских брызг, теперь от песка. На барханах они укладывали камыш – механические защиты. Под их прикрытием сажали в песок семена и сеянцы саксаула. «Приживутся – будет лес», - так говорили. Они знали, что приживутся не все, но многие, ведь засаживали пустыню не первый год. Там, где делали первые посадки, растительность стояла стеной метра в два высотой. Это были огромные саксаульники, выращенные на дне Арала по проекту Германского общества по техническому сотрудничеству.

Начинали посадки в 2000 году. Базу устроили около самоизливающейся скважины, пробуренной еще в прежние времена. Вода не годилась для питья из-за высокой минерализации. Но в ней рабочие купались, ею поливали небольшой садик из фруктовых деревьев и огород. База была огорожена, и техника на ней стояла в линейку. Для отдыха сюда завезли вагончики с кроватями, белыми простынями, сотовую антенну и телевизор. Про зарплату и питание я расспрашивала местных рабочих не в вагончиках, а в землянке. Тридцатиградусные морозы можно перетерпеть только в ней. «Условия, - признавались, - суровые. Но есть стимулы, и есть результаты».

Здесь велись и научные эксперименты. Была выведена аральская экоформа саксаула черного, выдерживающего высокую засоленность и менее подверженного болезням. Через семь лет проект сдал саксаульники на 27 тысячах гектаров в Управление лесного хозяйства Минсельводхоза. Сейчас они являются лесосеменными участками для трех лесхозов, ведущих посадки на осушенном дне Арала.

В одной из последующих поездок на дно мне довелось видеть лесопосадки лесхозов. Лесхозы ежегодно закрепляют 14-16 тысяч гектаров. Сажают семена и сеянцы из питомников, а также содействуют естественному возобновлению. С учетом миллионов гектаров осушки темпы работ на ней невелики.

«Техника, - объясняли, - старая, солярки на лесхоз выделяется пара тонн в год, так ее еще и получить надо». Сложно планы выполнять, ведь приходится и за камышом ездить, вывозить людей на сбор семян, на посадки, в общем, туда-сюда по пустыне. Рабочие лесхозов на вахте живут в землянках. Ни света, ни телевизора. Заработки скромные, без когда-то выплачиваемых доплат за безводность.

В ту поездку посадки показались не столь дружными. Что-то взошло, что-то нет. Мои спутники объясняли, что приживаемость саксаула зависит от погоды. Будет дождь – приживется. Но осадки в пустыне бывают не каждый год. По среднему их – 60 мм. Плановая приживаемость посадок лесхозов – 50 процентов, а реальная – 30 процентов. Нужна государственная программа, чтобы обеспечить лесхозы техникой, горюче-смазочными материалами, чтобы создать людям условия для работы в пустыне. Так говорили.

Пока нет государственной программы, очень важны международные проекты. По сообщениям прессы, тот, что презентован в Анталии, представлял Международный фонд спасения Арала (МФСА). А разработан документ правительствами Казахстана, Туркменистана и Узбекистана. Здорово!

Поактивнее бы

Исполком МФСА находится сейчас в Казахстане, поэтому из первых рук мне не удалось получить информацию про площади, которые планируется покрыть лесами, объемы работ, финансы. По мнению ташкентских экспертов и специалистов, на совещании Комитета по лесоматериалам сделана важная попытка привлечь внимание доноров к региональному проекту, подготовленному в рамках третьей Программы действий в бассейне Аральского моря.

Эта тема – облесения осушки – звучала и в 1993-м, когда пятью президентами стран Центральной Азии был учрежден Международный фонд спасения Арала. В Соглашении от 26 марта 1993 года «О совместных действиях по решению проблем Аральского моря и Приаралья, экологическому оздоровлению и обеспечению социально-экономического развития Аральского региона» президенты признали важнейшей задачей «восстановление равновесия нарушенных экосистем региона, и прежде всего на территории дельт Амударьи, Сырдарьи и прилегающих участках осушенного морского дна, создание здесь искусственных устойчивых ландшафтных комплексов».

Все, с кем мне довелось обсуждать новость о презентации нового регионального проекта, отмечали неослабевающую актуальность лесопосадок на дне бывшего моря. Оно же продолжает усыхать. «Благодаря лесопосадкам движущиеся пески удастся остановить, климат стабилизируем в локальном масштабе, но и глобальной стабилизации климата посодействуем. Население Приаралья станет меньше страдать от пыльных бурь и солепереноса. Есть и хозяйственный интерес. Эту огромную территорию можно использовать как пастбища. Самозарастание осушенного дна постепенно происходит. А хорошо бы процесс ускорить!».

Удастся ли? В ответ на этот вопрос собеседники отвечали, что программа, которую коротко называют ПБАМ-3, еще не утверждена странами. Ее утверждение предполагается в конце 2011 года. Сейчас Исполком Международного фонда спасения Арала продолжает согласование проектов программы с правительствами и донорами. И, конечно же, обсуждаются финансы.

Первая программа действий принималась в 1994-м на гребне интереса доноров к региону. Затраты за три-пять лет должны были составить 30 миллионов долларов. Затраты второго этапа, начатого в 2003-м, оценивались в 500-750 миллионов. Но интерес доноров к проблеме Арала заметно поубавился. И далеко не все планы реализованы.

Как будет со средствами для ПБАМ-3? На реализацию региональных проектов идет поиск донорских средств. Проекты внутри стран должны финансироваться за счет их обязательств по пополнению МФСА. В деньгах обязательства составляют для одних государств-членов МФСА 0,3 процента от доходной части бюджета, для других - 0,1 процента. Впрочем, они могут вложить куда больше, а если нечего, то меньше.

Что удалось сделать в рамках двух первых программ конкретных действий в бассейне Аральского моря на узбекской части аральской осушки? В 2002 году началось выполнение пилотного проекта на тысяче гектаров, затем в его развитие осуществлен проект на десяти тысячах гектаров. Для водоснабжения лесозащитных полос и создания питомников местных солеустойчивых растений были пробурены две артезианские скважины. Благодаря лесопосадкам освоенные территории переведены в категорию «покрытые лесом», часть их передана в состав Лесного фонда республики.

В продолжение первых проектов разработан третий - по созданию защитных лесных насаждений на 20 тысячах гектаров в течение пяти лет. Удалось за счёт грантовых средств правительства Японии приобрести сельхозтехнику для лесопосадочных работ в Муйнакском районе Каракалпакстана. Но положительного решения о финансировании этого проекта, а его должна принять страна, пока нет.

В послесловии хочется вспомнить о законодателях. В Сенате Олий Мажлиса слушается много важных вопросов. Очевидно, однажды в полную силу зазвучит и Аральский. Наверное, будут говорить о финансировании лесопосадок. Может быть, и об утверждении госпрограммы. Осушка ждет. Все в ожидании.

Наталия Шулепина (Ташкент). Фото автора. Статья опубликована параллельно на сайте Sreda.Uz, а также в ташкентской газете «Зеркало XXI», 19.10.2011 г.