20 Май 2019



Новости Центральной Азии

Расследование: Что же случилось с Teliasonera в Узбекистане?

Статья по теме: - Странная история, приключившаяся с МТС в Узбекистане

Телекоммуникационную компанию TeliaSonera потряс громкий скандал. По шведскому телевидению был показан фильм, в котором высказывались подозрения, что руководство этой весьма известной и крупной группы компаний задействовано в подкупе властных персон и нечистоплотных методах ведения бизнеса, в частности, по операциям, связанным с Узбекистаном. Власти Швеции на появление фильма отреагировали весьма оперативно, а их правоохранительные органы и независимые аудиторы начали расследование, задачей которого является выяснение законности сделок по приобретению компанией профильного бизнеса в Узбекистане. Подхватывая почин шведских коллег, редакция «Ферганы» тоже решила попробовать разобраться в этой любопытной и весьма поучительной истории.

Что такое Teliasonera?

TeliaSonera - это телекоммуникационная группа (одна из крупнейших в Европе), владеющая международной сетью дочерних и ассоциированных компаний, оказывающих как услуги в области мобильной связи, так и другие услуги в профильной области. Основной фокус развития бизнеса этой группы направлен на Евразию, а если точнее - на страны Скандинавии, на Турцию, ряд стран бывшего Советского Союза и на новые рынки развивающихся стран. Контрольный пакет акций этой группы принадлежит государствам Швеция и Финляндия. Кроме того, у группы также есть миноритарные акционеры, и в этом смысле Teliasonera представляет собой хороший пример сотрудничества частных инвесторов и государственного капитала.

Перед началом нашей истории надо обязательно сказать о том, что, в отличие от госкорпораций, находящихся на территории стран бывшего СССР, шведские и финские правительственные чиновники не вмешиваются напрямую в ведение бизнеса, даже если этот бизнес принадлежит государству. Управление такими компаниями, или, вернее, группами компаний осуществляется с соблюдением определенных принципов: представители правительств участвуют в общих собраниях акционеров, голосуют за членов Совета Директоров (или как говорят в бывшем СССР, за членов Наблюдательного Совета). В свою очередь, Совет Директоров назначает исполнительное (операционное) руководство и утверждает общую стратегию развития бизнеса.

Полномочия по управлению строго разграничены законодательством, Уставом и контрактами, которые заключаются с каждым из топ-менеджеров. Поэтому ситуация, при которой чиновники из правительства вмешивались бы в текущую деятельность компании, даже если основная доля которой принадлежит государству, практически невозможна. Компания или группа компаний в скандинавских странах может принадлежать государству, но бизнес она будет вести на абсолютно рыночных условиях, в жесткой конкурентной среде. Критерием оценки деятельности топ-менеджеров в таких условиях являются вполне конкретные финансовые показатели, подтвержденные независимым аудитом.

На сегодняшний день TeliaSonera владеет 94% долей в компании Coscom, оказывающей услуги в области мобильной связи и мобильного Интернета под брендом Ucell. Вообще, окончание cell характерно для многих брендов, принадлежащих этой группе, и используемых, преимущественно, но новых рынках Евразии. Вот только некоторые их них — Kcell (Казахстан), Azercell (Азербайджан), Ucell (Узбекистан), Tcell (Таджикистан), Geocell (Грузия), Ncell (Непал).

На момент покупки в 2007 году со стороны Telisonera компания Coscom была вполне состоявшимся оператором мобильной связи стандарта GSM, она имела все необходимые лицензии и разрешения на использование радиочастот и занимала третье место на рынке среди операторов мобильной связи Узбекистана.

Предпродажная подготовка

Офис компании Coscom
Так выглядел головной офис компании Coscom в 2007 году
По состоянию на начало 2007 года мобильная связь в Узбекистане уже перестала быть роскошью, число абонентов росло, возникла необходимость привлечения в мобильную связь новых инвесторов.

К тому времени стало очевидно, что власти взяли курс на привлечение новых игроков на рынок мобильной связи Узбекистана, более мощных и опытных, обладающих необходимыми финансовыми и организационными возможностями. Но для этого надо было побудить владельцев уже существующих компаний их продать. С «Уздунробитой» (которую впоследствии приобрела МТС) никаких проблем по определению быть не могло. Компания принадлежала «своим» людям, близким к узбекскому истеблишменту, владеющим ею через оффшор, и она была продана на очень выгодных для бывших владельцев условиях.

Но владельцем Coscom была независимая компания MCT Telecom corp., и рассчитывать на выгодные условия продажи своих активов, по понятным причинам, американская фирма не могла. Чтобы обесценить стоимость Coscom перед продажей, власти Узбекистана предприняли ряд шагов, впрочем, вполне традиционных и знакомых многим иностранным инвесторам, работающим в этой стране. В 2006 году в ООО Coscom с участием различных контролирующих органов, в том числе и налоговой инспекции, была проведена комплексная проверка финансово-хозяйственной деятельности. Разумеется, были обнаружены «серьезные нарушения».

Как писал тогда российский деловой портал RBC Daily, «в 2006 году оператору предъявлялись налоговые претензии на сумму в 26 млн долл. Расчетная стоимость Coscom составила 151,5 млн долл. Выручка оператора за 2006 год — 23 млн долл., чистая прибыль — 5,8 млн долл».

Второй «предпродажный» удар по Coscom был нанесен в феврале 2007 года со стороны Узбекского агентства по связи и информации (УзАСИ) - уполномоченного органа по контролю над выполнением лицензионных соглашений. Тогда произошел, возможно, первый в Узбекистане конец связи, организованный властями страны (впрочем, за два года до описываемых событий нечто подобное случилось с сотовой сетью «SkyTel»). Лицензия Coscom была приостановлена, мобильные телефоны ее абонентов замолчали в одночасье. Интересно, вспомнил ли кто-нибудь об этом, когда отключали МТС?..

Пресс-служба УзАСИ тогда выпустила заявление, в котором было указано, что 30 января 2007 года в течение около 2-х часов (с 19 ч 55 мин. по 21 ч 45 мин.) произошли простои в оказании услуг мобильной подвижной радиотелефонной связи Узбекско-Американского совместного предприятия «КОСКОМ». В результате, из более 378,0 тыс. абонентов сотовой связи предприятия порядка 293,0 тыс. абонентов остались без связи на территории г.Ташкента, Ташкентской, Бухарской, Сырдарьинской, Ферганской и частично Наманганской и Андижанской областях.

Вышеуказанные сбои, по заявлению УзАСИ, и побудили регулятора приостановить действие лицензии. В ответ на эти претензии руководство Coscom заявило, что основной причиной сбоев в работе оборудования и программного обеспечения явились проблемы в электроснабжении. Приостановку лицензии даже удалось оспорить в судебном порядке.

Проницательные наблюдатели тогда почти единодушно указали на то, что на владельца Coscom оказывается предпродажное давление, а некоторые из них даже назвали будущих покупателей, в числе которых была и TeliaSonera. Вот мнение одного из экспертов, приведенное на веб-сайте Telecom.ru: «Среди российских компаний покупателем выставленного на продажу узбекского оператора связи Coscom может стать «Мегафон». МТС и «ВымпелКом» заинтересованности в покупке не проявили. Что касается зарубежных компаний, то покупка узбекского оператора может заинтересовать Tele2 или TeliaSonera. О силах, стоящих за действиями Узбекского агентства связи и информатизации, стремящегося оказать давление на Coscom, трудно судить. В целом, когда речь идёт о намерении продать что-либо, давление может оказываться либо на продавца, либо на покупателя. Если стремление местного регулятора остановить действие лицензии сотового оператора за сбои в его работе направлено на продавца, то тут явно просматривается цель снижения стоимости сделки. Если же на покупателя - то такие действия свидетельствуют о желании продемонстрировать собственное влияние и участвовать в дальнейшей судьбе продаваемого оператора».

Ниже читатель убедится, что вышеозначенный эксперт была права дважды, нет - даже трижды. Она точно указала и на покупателя, и на мотивацию действий узбекских чиновников, только предлог «или» был здесь лишний. Ибо власти оказывали давление как на продавца - с целью снижения стоимости сделки, так и на покупателя - с тем, чтобы продемонстрировать собственное влияние и участвовать в дальнейшей судьбе продаваемого оператора. Разницу в стоимости актива покупателю в лице Группы Teliasonera пришлось возместить. Причем весьма скоро.

Странная сделка

6 июля 2007 года Fintur Holdings B.V., полностью контролируемый Teliasonera, подписывает контракт о покупке 100% акций MCT Telecom Corp., которой принадлежало 99,97% доли в капитале узбекского оператора мобильной связи Coscom, действовавшего на рынке Узбекистана с 1996 года. Заметьте, что Fintur Holdings B.V. приобретает не саму компанию Coscom, а компанию-владельца. Кто являлся настоящим владельцем MCT, нам пока не известно, возможно, его имя всплывет в ходе расследования, предпринятого шведскими властями. Впрочем, в дальнейшем следы этой компании теряются.

Пресс-служба TeliaSonera в своем релизе от 17 июля 2007 года указала, что сделка по приобретению 100% акций американской компании MCT была закрыта 16 июля 2007 года. Стоимость сделки составила около 2 миллиардов шведских крон или 300 миллионов долларов США.

В пресс-релизе от 17 июля 2007 года также указывается, что на момент приобретения компания MCT являлась владельцем следующих активов:


Исходя из совокупности приобретаемых активов и долей в них, компания «Coscom» не была самым крупным и прибыльным владением MCT. (Как видно, цифры в таблице несколько расходятся с приведенной ранее информацией RBC, но не настолько существенно, чтобы не доверять последней).

В конце пресс-релиза от 17 июля 2007 года указано, что Teliasonera будет представлена в этих регионах через подконтрольный ей Fintur Holdings B.V.

Казалось бы, все честь по чести, сделка завершена, и Терро Кивиссари (глава подразделения по развитию бизнеса в Евразии) говорит о больших возможностях и широких перспективах. Но, как говорится, гладко было на бумаге.

В отчетности TeliaSonera за 2007 год (все публичные отчеты компании находятся на этой странице) говорится, что в декабре 2007 года были завершены переговоры, в соответствии с которыми 26% доли в Coscom передается узбекскому партнеру в обмен на определенные активы. Ему (узбекскому партнеру) предоставляется опцион пут, который позволяет продать обратно его 26% долю Teliasonera после 31 декабря 2009 года, когда определенные, предварительно согласованные критерии будут выполнены.

«Узбекским партнером», в конечном итоге, оказалась оффшорная компания Takilant, зарегистрированная на Гибралтаре.

Для пущей убежденности в наличии «узбекского партнера» 13 сентября 2007 года в Роттердаме, что в королевстве Нидерланды, была зарегистрирована компания под названием «TeliaSonera Uzbek Telecom Holding B.V.», 100% капитала которой на момент регистрации принадлежало TeliaSonera. Затем данному холдингу была передана 99,97% доля в капитале Coscom (та самая доля, которая, как мы помним, принадлежала MCT с самого начала). Ну а в 2008 году 26% доля в капитале «TeliaSonera Uzbek Telecom Holding B.V.», была передана Takilant. При этом о том, что компания Takilant выплачивала какие-либо денежные средства за пакет из 26% акций, ничего не говорится.

В качестве основного финансового актива, принадлежащего «TeliaSonera Uzbek Telecom Holding B.V.», была указана 99,97% доля в капитале Coscom, оцененная 31 декабря 2007 года в 222 миллиона долларов США, то есть, стоимость доли Takilant составила 57,72 миллиона долларов США. При этом было указано, что акции переданы в обмен за предоставление компании Coscom со стороны некоего узбекского партнера, у которого есть соглашение с компанией Takilant, частот 1800MHZ/UMTS и номеров.

В годовом отчете за 2010 год Совет Директоров TeliaSonera рапортует своим акционерам о том, что они довели свою долю в Coscom до 94% путем покупки 20% акций у компании Takilant в совместном холдинге «TeliaSonera Uzbek Telecom Holding B.V.» за 1,6 миллиарда шведских крон, (что было эквивалентно 220 миллионам долларов США). Таинственный «узбекский партнер» материализовался в виде оффшорной компании, владеющей долей в некоей нидерландской компании, в которой, судя по отчетам, работает один человек.

Какими же такими «активами» владела гибралтарская компания Takilant и что именно у этого оффшора купила ТелиаСонера?

Активы, которые купили

Прежде всего, необходимо разобраться с двумя понятиями в юридическом поле Узбекистана - с понятием «лицензирования» и с понятием «получения разрешения на использование частот».

Начнем с лицензий. В Узбекистане действует целый ряд нормативно-правовых актов, регулирующих лицензирование отдельных видов деятельности. В основе механизма лицензирования лежит Закон Республики Узбекистан № 71-II от 25.05.2000 г. «О лицензировании отдельных видов деятельности». В статье 10 этого Закона говорится о том, что в Узбекистане существует два вида лицензий: типовые (простые) и индивидуальные. Обратимся напрямую к тексту этой статьи:

«К типовым (простым) лицензиям относятся лицензии, выдаваемые неограниченному кругу юридических и физических лиц в случае, если они отвечают единым условиям и требованиям, предъявляемым к осуществлению соответствующего вида деятельности.

К индивидуальным лицензиям относятся лицензии, выдаваемые юридическим и физическим лицам на основе особых требований и условий, предоставляющие лицензиатам исключительные права при осуществлении данного вида деятельности, и ограниченные в количестве. Индивидуальные лицензии ограничиваются в количестве по территории действия, по объекту деятельности либо по иным основаниям, определяемым Кабинетом Министров Республики Узбекистан. Выдача индивидуальных лицензий осуществляется, как правило, на конкурсной (тендерной) основе. Порядок и условия выдачи индивидуальных лицензий, в том числе условия проведения конкурсов (тендеров), определяются Кабинетом Министров Республики Узбекистан».

Статьей 11 этого же Закона установлено, что «Вид деятельности, на осуществление которой получена лицензия, может осуществляться только получившим лицензию юридическим или физическим лицом. Передача лицензий или прав по ним другим лицам запрещается».

Таким образом, купить лицензию у другого юридического лица или получить ее в результате ликвидации этого юридического лица в Узбекистане нельзя. Лицензия могла быть только у Coscom, а если Takilant являлся владельцем некоей другой компании, зарегистрированной в Узбекистане и имеющей некие лицензии, то он никак не мог передать эти лицензии компании Coscom.

Перечень же лицензируемых видов деятельности установлен Приложением 1 к Постановлению Олий Мажлиса Республики Узбекистан № 221-II от 12.05.2001 года. Этот документ имеет силу закона и в него регулярно вносятся изменения. Так вот, в этом перечне не указаны никакие отдельные лицензии на связь 3G. То есть, на момент продажи компания Coscom уже имела все необходимые лицензии для своей деятельности. К тому же добавим, что для получения лицензий никакие коммерческие структуры не нужны: лицензии мобильным операторам выдает УЗаСИ, которое уполномочено на это Правительством (Кабинетом Министров) Республики Узбекистан.

Давайте для верности заглянем в Постановление Кабинета Министров, касающееся деятельности по лицензированию в сфере телекоммуникаций и связи - «Положение о лицензировании деятельности в сфере телекоммуникаций, Приложение № 2» к Постановлению Кабинета Министров № 458 от 22.11.2011 г. «О мерах по совершенствованию системы управления в сфере телекоммуникаций и почтовой связи».

Пунктом 3 этого Постановления установлено, что:

«3. В сфере телекоммуникаций лицензированию подлежат проектирование, строительство, эксплуатация и оказание услуг телекоммуникаций

- местных сетей;

- междугородных сетей;

- международных сетей;

- сетей подвижной радиотелефонной связи;

- сетей персонального радиовызова;

- сетей передачи данных;

сетей распространения (трансляции) телерадиопередач».

Пункт 9 этого Постановления говорит о том, что лицензии не подлежат передаче третьим лицам:

«Вид деятельности, на осуществление которой получена лицензия, может осуществляться только получившим лицензию юридическим лицом. Передача лицензий или прав по ним другим лицам запрещается».

Теперь скажем несколько слов насчет покупки номеров, которые TeliaSonera называет Block Of Numbers и за которые, по словам ее руководства, и были заплачены немалые деньги. В отношении выдачи и распределения номеров стоит ознакомиться со статьей 11 Закона Республики Узбекистан № 822-I от 20.08.1999 г. «О телекоммуникациях». В ней сказано:

«Система и план нумерации сетей телекоммуникаций, а также система доменных имен национального сегмента всемирной информационной сети Интернет утверждаются специально уполномоченным органом в сфере телекоммуникаций.

Учет, систематизация и контроль за использованием ресурсов нумерации сетей телекоммуникаций и доменных имен осуществляются специально уполномоченным органом в сфере телекоммуникаций».

По поводу разрешений на получение радиочастот пункт 3 «Положения о порядке оплаты использования радиочастотного спектра в Республике Узбекистан» (Приложение № 3 к Постановлению правительства Узбекистана от 26.01.2001 года. №429. ) говорит о том, что:

«Разрешение на право использования радиочастотного спектра, полученное в установленном законодательством порядке, не может передаваться другим юридическим и физическим лицам».

То есть, если исходить из законодательства Республики Узбекистан, ни лицензии, ни частоты, ни номера не могут продаваться или передаваться другим юридическим или физическим лицам. Они вообще не могут быть предметом сделки между компаниями. Можно только купить компанию, которая уже имеет все необходимые лицензии и выделенные частоты. И в нашем случае все необходимые лицензии, разрешения и так далее могут быть получены любой компанией, которая является зарегистрированным в Узбекистане юридическим лицом. И получены только от государственного органа — УзАСИ...

Несколько слов об этике

В ходе исследования отчетов и документов нам так и не удалось установить, какие именно активы были приобретены шведами у оффшорной компании Takilant. Но мы уверены, что акционеры TeliaSonera и следственные органы обязательно разберутся во всех запутанных и непростых вопросах бизнеса компании в Узбекистане. И надеемся, что наш скромный анализ поможет им в этом вопросе.

Ну а в заключение мы приведем лишь Кодекс этики компании TeliaSonera, опубликованный на ее официальном сайте.

Code of Ethics

The code commits all employees in fully owned companies as well as contractors, suppliers and service providers to:

- Do the right thing

- Be a good citizen

- Win with ethics

- Act with respect

- Value integrity

- Communicate clearly

- Avoid conflicts of interests and handle information with care

- Handle assets with care

- Blow the whistle

- Improve continually

Максим Бейлис

Международное информационное агентство «Фергана»