25 Май 2019



Новости Центральной Азии

Узбекистан: Экстремальный банкинг, или Деньги запрещены

На фото: Современная узбекская монета достоинством в 50 сумов

Отцы-основатели коммунизма в свое время мечтали об отмене денег. Их мечту шаг за шагом начал осуществлять Центральный банк Узбекистана. Наверное, во всем мире нет аналога уникальной банковской системе, созданной в этой стране. В этой системе нет места привычным и нормальным для подавляющего большинства стран отношениям между финансовыми институтами (к которым относятся коммерческие банки) и вкладчиками или потребителями кредитных продуктов. Это система, которая не выдает деньги по требованию держателей депозитов, а для того, чтобы нормально получить свои деньги, нужно пройти через невероятные мытарства или дать взятку. Это система, которая юлит, обманывает, придумывает какие-то невероятные правила для реализации самых простых вещей. Люди, живущие в Узбекистане, уже привыкли к этому, и нет никого, кто бы не столкнулся с узбекским экстремальным банкингом. И эта система жива, узбекские банки попадают в рейтинги международных агентств, они проходят международный аудит и получают положительные заключения. Все хорошо, с точки зрения показателей. И все очень скверно - с точки зрения потребителей. Но деваться некуда, других банков в Узбекистане нет и никогда не будет. Рассмотрим эту систему с точки зрения потребителей.

Наличных нет и не будет

Ограничения на выдачу наличных денег добросовестно работающим гражданам и пенсионерам появились в Узбекистане примерно во второй половине девяностых годов. Именно тогда банки впервые стали задерживать выдачу наличных корпоративным клиентам (предприятиям) для выплат суточных, заработной платы или социальных пособий. Наличие средств на счетах перестало быть основанием для выдачи денег - т.е. законных и предусмотренных трудовыми соглашениями выплат. Принести в обслуживающий банк чек порой не значило ничего. Деньги, в лучшем случае, выдавались небольшими партиями, зарплаты задерживались иногда более чем на месяц. Бывало, что ситуация с наличностью становилась легче, но это оказывалось временно и ненадолго. Самыми худшими в этом смысле были осенние месяцы, когда банкиры заявляли, что «все наличные отправлены на хлопок», то есть на выдачу заработной платы хлопкоробам. Наряду с ограничениями на выдачу наличных узбекские власти проводили целенаправленную политику, направленную на ликвидацию всего наличного оборота. Корпоративным клиентам запрещалось иметь так называемую «малую кассу», которая использовалась для приобретения небольших партий товаров для хозяйственных нужд.

Пластмассовый сум

Несколько лет назад Центральный банк Узбекистана выступил с инициативой повсеместного внедрения пластиковых сумовых карт (в национальной валюте – сум), которые должны были использоваться для зачисления заработной платы и социальных пособий. В рамках этой инициативы была создана система UZKART. Внедрение этих карт было обязательным, корпоративные клиенты банков не имели никакой возможности отказаться от этой системы.

Как только были внедрены, вернее, навязаны, узбекские пластиковые карты, начались проблемы с получением наличных денежных средств уже у держателей этих карт. Изначально, многие банки установили лимит снятия наличных денежных средств по этим картам в размере до 75% от суммы, зачисленной на счет. К середине 2013 года этот лимит был снижен до 40%.

Выдача наличных осуществлялась по двум схемам. В первом случае вся причитающаяся держателю карты сумма зачислялась на карточку, затем небольшими порциями банки организовывали выдачу наличных денежных средств, в пределах лимита. Во втором случае, на счет держателя карты зачислялось 60%, остальную сумму бухгалтерия предприятия получала по чеку и выдавала через собственную кассу. Однако, в обоих случаях, выдача наличных денежных средств задерживалась, иногда более чем на месяц.

К настоящему моменту эти задержки стали носить тотальный характер. Многие работники небольших предприятий вообще не получают наличных денежных средств.

Внедрение узбекских пластиковых карт породило многочисленные проблемы с ликвидностью. Вначале большинство торговых точек не имело терминалов или там под разными предлогами отказывались принимать оплату по карте. Приобрести сельхозпродукцию на базаре по узбекским пластиковым картам также непросто, дехкане предпочитают наличные деньги. В выигрыше оказались только крупные супермаркеты, которые, как правило, продают не очень качественное продовольствие по завышенным ценам.

Резко возросла коррупция в банковской сфере: чтобы получить наличные деньги в относительно приемлемый период времени, банковских служащих, принимающих решения об объеме выдачи наличных денежных средств, стали «подмазывать».

Появились многочисленные случаи мошенничества с пластиковыми картами: владельцы небольших торговых точек, преимущественно на вещевых рынках, снимали со счета больше названной суммы, обманывая, в основном, пожилых или просто невнимательных людей.

От введения пластиковых карт выиграли и частные банки, которые взимают плату за выдачу наличных денежных средств - до 10% от суммы чека.

Таким образом, пластиковые карты превратились в платежное средство с более низкой ликвидностью. По узбекским пластиковым картам нельзя произвести самостоятельную оплату через Интернет даже в пределах Узбекистана, не говоря уже об интернет-оплате услуг за рубежом. Оплатить Skype или покупку в Amazon по таким картам невозможно.

Вслед за узбекскими пластиковыми картами началось внедрение онлайновых пластиковых карт. В мае 2013 года узбекские банки дали корпоративным клиентам распоряжение перейти на новые карты до 1 июля этого года, пригрозив, что в противном случае заработная плата на эмитированные, с еще не истекшим сроком действия(!) пластиковые карты старого образца зачисляться не будет. Если имеющиеся в широком хождении узбекские пластиковые карты «старого образца» содержат информацию в чипе, следовательно, могут обслуживаться без установления связи с банком, то онлайновые карты требуют наличия такого соединения.

Начинающееся внедрение онлайновых узбекских пластиковых карт уже создало многочисленные проблемы. Торговым точкам предписано установить терминалы, способные обслуживать онлайновые карты, не позднее 1 января 2014 года, а внедрять онлайновые карты требуют уже с 1 июля. Очевидно, что большинство точек просто не сможет обслуживать покупателей, имеющих на руках такие карты. Повсеместное установление интернета в стране, которая технически плохо оснащена и где случаются периодические перебои с электроэнергией, – процесс весьма затруднительный. Иногда в некоторых крупных магазинах Ташкента можно наблюдать такую картину – покупатель набрал товар, дает онлайновую карту, а ему говорят – извините, связи с банком нет.

Понятно, что внедрение таких карт выгодно, в первую очередь, самим банкам. Внедрение онлайновых пластиковых карт увеличит размеры депозитов и удлинит срок флоута. (искусственного «придерживания» денежных средств на счетах). Нет сомнения, что после повсеместного внедрения онлайновых карт многие банки победоносно отрапортуют о небывалом росте вкладов населения Узбекистана. Но по сути вещей, это мошенническая операция по искусственному связыванию средств вкладчиков. Кроме того, такое принудительное сдерживание и замедление оборота наносит существенный урон экономике.

Поражают и договора, которые банки навязывают держателям онлайновых пластиковых узбекских карт. Так, в типовом договоре ASAKA Bank указано, что в случае утери карты средства, зачисленные на онлайновую(!) пластиковую карту, держателю не возвращаются.

Узбекский доллар как платежный феномен

Эксперименты по принудительному замораживанию денежных средств резидентов Узбекистана на этом не были завершены. Весной 2013 года Центральный банк начал реформу валютных отношений с физическими лицами. Наличная валюта резиденту Узбекистана теперь не может быть продана ни при каких обстоятельствах. Взамен установлены правила приобретения безналичной валюты на международные пластиковые карты, эмитированные узбекскими банками.

Согласно этим правилам, любой гражданин может прийти в банк, открыть пластиковую карту в национальной валюте, а затем, в пределах лимита до 2000 долларов, ему зачислят на международную пластиковую карту эквивалентную сумму в долларах по курсу банка. Условия открытия карты (Visa Electron) в иностранной валюте в среднем таковы: не снижаемый депозит – 100 долларов, годовое обслуживание – 30 долларов плюс проценты за снятие наличных. При этом установлены ограничения на снятие наличных за рубежом, не более 80 долларов в день. Оплата через Интернет по такой карте не предусмотрена (это по VISA ELECTRON!).

Многие из тех, кто купил безналичную валюту по такой схеме и получил международные пластиковые карты, эмитированные узбекскими банками, при выезде за рубеж пострадали. Где-то не проходили платежи, где-то банкоматы не выдавали наличные по узбекским картам VISA. У кого-то из иностранцев «карточные мытарства» граждан Узбекистана вызывали сочувствие, у некоторых бесчувственных соседей по СНГ – насмешки.

Власти Узбекистана всегда славились умением создавать сложности на пустом месте, даже там, где они не нужны или бесполезны. И с каждым годом режим все больше усложняет жизнь простых, обычных и законопослушных людей. Всевозможные запреты, ограничения и негативные «усовершенствования» уже затрагивают граждан, которые никогда не задумывались о политике и не помышляли о каком-либо противостоянии. В цепь негатива с каждым днем добавляются все новые и новые звенья. Одно звено, когда запрещают шествия и митинги, в них хотят участвовать не все. Другое звено, когда запрещают фильмы и книги, - здесь уже вовлечено большее количество людей. Третье звено - запрет на религию, число вовлеченных лиц увеличивается. Потом начинается давление на бизнес и торговлю, число пострадавших растет. Дальше можно называть принудительный труд, поборы, запрет на праздники и так далее.

Запрет на деньги – это уникальное изобретение узбекского режима, до этого не додумалась ни одна, даже самая свирепая, диктатура. Что дальше? Введение продовольственных карточек и комендантский час. Кто знает, может к этому и придем.

Максим Бейлис

Международное информационное агентство «Фергана»