21 Август 2019



Новости Центральной Азии

Три кита газового кризиса в Самарканде: Уловки газовиков, неумелое руководство и наивность населения

05.11.2015 18:46 msk, Т.Рахматуллаев

Политика Экономика Узбекистан Общество

В Преамбуле Конституции Узбекистана говорится о стремлении обеспечить достойную жизнь гражданам, а статья 13 гласит, что человек и его достоинство являются высшей ценностью. А может жизнь в XXI веке быть достойной без газа, света и тепла? Однозначно нет. Какая это жизнь, если в доме холодно и темно?

Последние годы в холодный период многие жители Самарканда в отсутствие природного газа ведут борьбу за выживание. Кто как может – так и крутится: печки-буржуйки топим дровами, углем, баклажками, наполненными опилками, резиной – как старыми галошами, так и автомобильными покрышками…

При этом газопроводные трубы пронизывают всю Самаркандскую область, днем и ночью работают около 50 газозаправочных станций, выкачивающих метан из этих труб. Но большая часть самаркандцев живет без природного газа.

Как самаркандцы оценивают ситуацию?

«Вот уже несколько лет у нас на улице Зехни (бывшая Тульская. – Прим. авт.) нет газа, и часто, иногда часами, не бывает света. А на днях, придя с работы и желая помыть руки, открыл кран и поразился - отсутствовала вода. Что за жизнь!..», - недоумевал мужчина средних лет в приемной начальника управления «Самаркандшахаргаз» (далее - горгаз).

«Слава Всевышнему - у нас мир и покой, надеюсь, что бытовые трудности скоро останутся позади, - отвечает ему пожилой мужчина. - До прошлого года у нас на улице Сузангаранской проблем с газом не было. Но что-то случилось, и второй год у меня дома нет даже запаха газа. Хочу узнать у начальника горгаза, в чем дело, изменится ли положение к лучшему».

Отмечу, что с жалобами горгаз посещают в основном женщины. По словам одной из посетительниц Надежды Булгаковой, она уже третий день подряд ходит на прием к руководителям городской газовой службы. «На улице Дагбитской в доме инвалида 76-летнего Алексея Волконидина, который тяжело болен, отсутствует газ, – объъяснила она. – После моего первого обращения к главному инженеру к нам заходил участковый инспектор. Он лишь подтвердил отсутствие газа, но сделать ничего не смог».

На днях областная газета «Самаркандский вестник» опубликовала заметку под заголовком «Житель Самарканда: дома ни света, ни газа нормального нет». Заметка начинается словами о том, что телефон в редакции «с наступлением холодов начинает работать как обогреватель, только он нагревается от возмущения самаркандцев, у которых с осенне-зимним периодом начинается недовольство работой коммунальных служб». Далее говорится о том, что электроэнергию махалли (кварталы) Турон и Хаётобод получают по 15 минут каждые два-три часа, а природный газ в многоэтажные дома этих кварталов подается под таким низким давлением, что огонек на конфорке попросту гаснет. При этом только в махалле Хаётобод проживают 1374 человека, в том числе - 163 пенсионера и 22 инвалида.

Самаркандские пользователи социальной сети Фейсбук в своих комментариях на опубликованную в моем блоге заметку «В Самарканде катастрофическое положение: отсутствует природный газ» рассказывают о своей ситуации. Вот что пишет, например, Райхона Азизова: «А мы хоть и живем в центре города, у нас такая же ситуация с газом. Полностью подписываюсь под вашей статьей и считаю, что администрация города обязана изменить ситуацию с газом и наконец-то обратить внимание на нужды населения». Мухаммадали Саттаров: «В некоторых частях города вот уже который год нет газа зимой и летом. Очень сомневаюсь, что эта проблема исчезнет в нашем веке. Хорошо, что газ - наш природный ресурс. Не могу представить, что было бы, если мы его покупали». Зеравшан Амиров: «Газа нет в Самарканде с 2004 года, и вы хотите, чтобы его дали сию минуту? Если за 11 лет положение не изменилось в лучшую сторону, то почему оно должно улучшиться сейчас? Не так все плохо, будет еще хуже». Дилдора Ахмедова: «По улице Спитамена тоже нет газа. Участковый (имеется в виду инспектор горгаза. – Прим. авт.) машет головой и не знает, почему нет и вообще будет ли газ. Лично у нас нет задолженности. Откуда может быть задолженность, если газа нет?» Евгений Романенко, проживающий на улице Гагарина, сообщил, что и в его районе нет газа и часто отключают свет: «Чешу голову, как готовить еду в квартире на дровах?»

Какие мы, такой и горгаз

Устав жить без газа, мы, потребители, отправляемся в районную или городскую службу газа, руководители которых, выслушав наши жалобы, как правило, разводят руками: мол, что мы сможем делать, когда в трубах газопровода нет «голубого топлива» в достаточном объеме?

Надо отдать должное начальнику самаркандского горгаза Изатулле Юлдашеву: дверь его кабинета всегда открыта, он без ограничений принимает посетителей, всем старается объяснить ситуацию. Действительно, как ему быть, если город получает намного меньше газа, чем требуется?

Этот вопрос я задал одному из старейших работников отрасли, который сейчас находится на заслуженном отдыхе.

«Что может, а вернее, должен делать горгаз? Его сотрудники обязаны постоянно заниматься ремонтно-профилактическими работами. Сразу же после завершения осенне-зимнего отопительного сезона - проверять состояние газораспределительных пунктов (ГРП), труб, чтобы к новому сезону прийти, как говорится, в боевой готовности, - заявил собеседник, попросив не называть его имени. - У горгаза есть мощные компрессоры. С их помощью при необходимости надо скачать воду и некоторые примеси, которые окажутся в газопроводных трубах. Разве работники газовых служб выполняют эти работы? Нет, все поставлено на самотек! А вот если местные власти требуют покрасить внешние газопроводные трубы, как это было недавно накануне приезда в город высокопоставленных гостей, тут же они берутся за дело».

Действительно, ежегодно президент Узбекистана издает постановление о подготовке к очередному осенне-зимнему сезону, затем главы госадминистраций на местах принимают соответствующее решение и рапортуют вышестоящим органам о полной готовности к зиме. А с наступлением ненастных дней выясняется, что не все так гладко, как на бумаге. Какая эта полная подготовка, когда население сидит без газа, света и тепла?!


Самаркандский горгаз. Фото автора

Мой собеседник, ветеран отрасли, отвечая на вопрос о возможностях горгаза, также отметил, что его работники обязаны выявлять и наказывать недобросовестных потребителей. По его словам, у нас немало кирпичных заводов, теплиц, цехов по изготовлению извести, ресторанов и других заведений, которые используют природный газ без ограничений и при этом не всегда платят за это как полагается - по счетчику. Контролировать их и исправлять это безобразное положение - прямая обязанность работников газовой службы. Но вместо этого они ходят по жилым домам и наказывают огромными штрафами простых граждан, часто минуя при этом дома и квартиры СНО - «Самарканднинг нозик одамлари» («привилегированные люди Самарканда»), как их у нас называют.

Могу привести десятки, даже сотни примеров того, как работники газовых служб разными правдами и неправдами берут у людей огромные суммы, часто присваивая их себе. Лишь некоторые из них попадают в руки правоохранительных органов. В последние годы к уголовной и административной ответственности был привлечен ряд работников гор/райгазов. Но места одних мошенников нередко занимают другие.

Никак не оправдывая их алчность, отмечу, что в происходящем есть вина и самих потребителей, которые позволяют себя обманывать. Обидно, что среди обманутых немало представителей так называемой интеллигенции - врачи, доценты и профессора, работники НИИ, преподаватели вузов и других учебных учреждений. О каком высоком предназначении интеллигенции можно говорить, если ее представители не могут защитить себя от произвола инспекторов, вчерашних выпускников колледжей?

Когда участковый инспектор находит у кого-то несущественную ошибку или говорит, что у клиента в компьютере горгаза зафиксирован большой долг, и называет сумму штрафа, наши люди тут же просят его «уладить вопрос», предлагая, к примеру, часть долга отдать инспектору наличными и без квитанции, а вторую часть списать. А потом нередко выясняется, что долга никакого и не было и платить не за что.

Впрочем, немало случаев, когда участковые инспектора во время обхода домов берут деньги, но квитанции не дают, выдумывая разные причины. Чаще всего говорят, что бланки у них закончились вот только что, и уверяют, что сегодня сдадут полученные деньги в банк, а завтра принесут потребителю документ. Но проходят дни, недели, месяцы, нет ни денег, ни квитанции. Именно за такую «деятельность» был осужден инспектор нашей махалли, присвоивший немалую сумму. Но это не стало уроком для моих соседей: уже новому инспектору несколько человек отдали деньги, не потребовав сразу же выдать квитанцию, и до сих пор ее ждут.

Летом прошлого года я случайно узнал, что сотрудник горгаза посетил дом моего друга для проверки состояния отопительных приборов. Его сын, сорокалетний предприниматель, отдал инспектору по его требованию 244 тысячи сумов ($90 по официальному курсу). За что - сам не знает. «Я думал, что так положено», – сказал он позже мне. Но если бы сотрудник горгаза тщательно проверил состояние газовых приборов и даже отремонтировал их, это обошлось бы раз в двадцать меньше, чем он получил. Встретившись с руководством горгаза, я объяснил ситуацию, и через день «ловкий» сотрудник вернул деньги.

Еще один случай произошел три недели назад. Мне позвонил племянник и рассказал, что накануне к нему домой нагрянул десант из горгаза в составе трех человек. Они находились у него почти два часа и требовали денег. «Пришлось отдать им. Взял в долг у соседа 260 долларов США и все отдал», – сообщил племянник. «За что?», – спрашиваю его. Оказывается, гости сильно его напугали, а один из них, старший по должности, неустанно повторял, что повесит на его шею долг в размере 5 миллионов сумов ($1850). Племянник испугался и отдал деньги, свидетелями чего были жена хозяина дома и две соседки.

Из газовой трубы течет вода. Фото автора
И на этот раз руководство горгаза быстро решило проблему, и вся сумма была возвращена хозяину. Наказаны ли были нерадивые сотрудники этой организации, не знаю - это на совести руководства горгаза. Но в обоих случаях удивляет наивность потребителей и незнание ими своих прав. Поэтому, перефразируя поговорку «какой народ, такие и правители», можно сказать: какие мы, такой и горгаз.

Если бы население или хотя бы его передовая часть требовала соблюдения своих законных прав, ситуация была бы не такой безрадостной. Но люди не желают изучать свои права или же боятся вставать на их защиту. На днях знакомый профессор университета похвалил меня за то, что поднимаю проблемы нашего общества, вот, например, написал об отсутствии газа в Самарканде. «В следующей статье напишите и о нашей махалле, у нас тоже нет газа», - попросил меня он. Я сообщил, что как раз готовлю статью по этой проблеме и могу внести в нее его рассказ. Он тут же изменился в лице и отказался: «Не надо меня упоминать, иначе я сразу же лишусь работы».

Права Райхона Азизова, которая написала в Фейсбуке, что «нужна активная жизненная позиция населения, которое, к сожалению, инфантильно».

Газ в стране есть!

Расскажу о том, что мне довелось испытать и узнать за последние двадцать дней. В середине октября в Самарканде резко изменилась погода и дневная температура упала с 25-30 градусов до 8-10. Восемнадцатого октября шел даже снег. В это же время прекратилась подача газа и в жилых массивах, которые его худо-бедно получали. Побывав в облгазе и горгазе, я пытался узнать причину внезапного прекращения подачи «голубого топлива» населению.

Исполняющий обязанности директора унитарного предприятия «Марказгазтаъминот» (население знает эту организацию как облгаз, так и буду дальше называть. – Прим. авт.) Кобил Ганиев объяснил сложившуюся ситуацию резким снижением температуры. Он положил передо мной документы и сообщил, что в прошлом году за 20 дней октября область получала 48,2 миллиона кубометров газа, почти столько же получила и в аналогичный период текущего года - 43,6 миллиона кубов. Но при этом средняя температура в октябре 2014 года составляла 20 градусов, а в этом году - всего 9 градусов. «Сегодня к вечеру или, максимум, завтра мы увеличим давление, и вы почувствуете изменения», - заверил меня собеседник.

В конце беседы я поинтересовался у него по поводу большого количества метановых газозаправочных станций, которые выкачивают газ прямо из труб высокого давления, не влияет ли это отрицательно на газоснабжение населения? «Нет, заправочные станции берут газ из трубы, предназначенной для промышленных предприятий, – пояснил Ганиев. – Даже если бы они брали «бытовой» газ, вряд ли это сказалось бы на населении, так как метановые заправки продают в сутки всего десять тысяч кубометров газа».

Когда слова и.о. директора облгаза я передал одному из специалистов отрасли, он усмехнулся: «Говоря о том, что в сутки продается всего десять тысяч кубов, начальник, скорее всего, имел в виду одну заправочную станцию. По моим данным, в Самаркандской области работают 48 станций и ежедневно продается около 50 тысяч метана».

Выйдя из облгаза, я зашел в горгаз - они находятся рядом. Здесь мне подтвердили, что начальник облгаза разрешил увеличить объем поставляемого городу газа. «До сегодняшнего дня мы получали 35 тысяч кубов, а с завтрашнего дня будем получать 58 тысяч кубов. Вы почувствуете разницу», – сказал один из сотрудников организации.

Но прошел день, другой, а никакого улучшения мы так и не почувствовали. Я позвонил в облгаз. «Не может быть!», - с удивлением отреагировал Ганиев, услышав, что улучшений нет. Он заверил, что давление газа по городу заметно увеличилось, и потребители должны были это почувствовать. Обещал выяснить причину. Начальник и главный инженер горгаза на мои слова об отсутствии изменений отреагировали так же, пообещав поручить линейным мастерам разобраться, чем дело. Но для начала отправили в нашу махаллю своего сотрудника. Тот, побывав у нас 24 октября, убедился, что газа действительно нет. Мастер нашего участка по имени Умед и мастер ГРП по имени Мехрож сообщили, что прошли вдоль всего нашего участка газопровода и убедились в очень низком давлении газа. Я постоянно держал связь с вышеназванными руководителями и работниками облгаза и горгаза. Одни утверждали, что газ есть, другие, что его нет.


В отсутствие газа приходится использовать печь. На фото – Ташпулат Рахматуллаев

Почему я пишу об этом так подробно? Чтобы продемонстрировать, как могут расходиться заявления ответственных работников и реальность.

Спустя пять дней, 29 октября, в нашей махалле и во многих других жилых кварталах города вдруг появился газ! Давление было очень высоким. Я обзвонил знакомых и близких, и многие с радостью сообщали о возобновлении подачи газа в их дома. С чем это связано, мы толком не знали. Некоторые высказывали версию, что причина в предстоящем приезде в Самарканд госсекретаря США Джона Керри, который 1 ноября должен был встретиться в древнем городе с президентом Узбекистана Исламом Каримовым и министрами иностранных дел центральноазиатских стран. Но мне не хотелось поверить в это: неужели, думал я, власти пойдут на такой обман? И если после отъезда гостей газ снова пропадет, как они это объяснят людям?

К сожалению, те, кто связывал улучшение газоснабжения с визитом высокопоставленных гостей, оказались правы. Уже вечером 1 ноября давление газа заметно снизилось, а, начиная с утра следующего дня, он практически пропал. Вот вам правда жизни!

Кто-то называет это очковтирательством, кто-то - обманом своего народа. Но самое главное, люди поняли, что газ есть в достаточном объеме!

Причина газового дефицита - задолженность населения?

До сих пор некоторые эксперты связывали отсутствие газа в некоторых регионах Узбекистана с продажей его за рубеж, в первую очередь, Китаю. Если так, то почему в отдельных областях газ есть, а когда властям надо, как было два последних октябрьских дня в Самарканде, газ подают всем потребителям в достаточном объеме? Значит, дело не только в экспорте «голубого топлива».

«Все дело в мнимой задолженности населения», – сказал во время частной беседы один из ответственных работников областной госадминистрации. Он утверждает, что Самаркандская область имеет огромный долг перед акционерной компанией «Узтрансгаз». Только население задолжало примерно 450 миллиардов сумов (около $167 млн по официальному курсу).

«Почему я сказал «мнимая задолженность»? Во-первых, семьи не могли использовать газ на такую огромную сумму. Во-вторых, удерживают за использованный и неиспользованный газ с каждого работающего члена семьи, а также с пенсионеров. Если проверить по счетчику, у большинства семей вряд ли наберется крупная сумма задолженности», - пояснил собеседник.

Примечательно, что руководство горгаза признает некорректность начисляемых населению в качестве задолженности сумм. Мне часто приходится по просьбе знакомых, друзей и соседей посещать эту организацию, чтобы разобраться, как у них появились долги. Когда начинаю говорить о многомиллионной задолженности конкретного человека, начальник останавливает меня и говорит: «Мы же прекрасно знаем, что это не так. Пусть не беспокоится. Если справка нужна, он ее получит». Так реагировали все начальники горгаза (они здесь меняются каждые два-три месяца).

Каким образом у населения образуется огромный долг? По словам собеседника, область задолжала «Узтрансгазу» из-за безалаберной деятельности обл/гор/райгазов. С их стороны нет надлежащего контроля над подачей газа, а местные власти не способны следить за их работой. В результате народным добром, каким, бесспорно, является газ, бесконтрольно пользуются недобросовестные производители. Их долг распределяют между жителями города/района, и население остается «крайним».


Фото слева сделано в обычный день, фото справа - 30 и 31 октября, перед приездом госсекретаря США в Самарканд. Фото автора

Власти не заинтересованы в увеличении объемов поставок газа в область, поскольку не желают увеличивать дебиторскую задолженность. Поэтому ни городская, ни областная администрация не выступает с таким ходатайством перед «Узтрансгазом».

«Вы не читали выступление хокима (мэра) города Акбара Шукурова в газете «Самарканд» от 24 октября? – спросил у меня собеседник и сразу продолжил. – Он приводит цифры по задолженности города за использованный газ. Это – 207,5 миллиарда сумов, из них 184,8 миллиардов сумов (примерно $68,6 млн) составляет задолженность населения».

Я прочитал статью хокима. Приводя цифры, он признает, что «увеличение потребления приведет к резкому повышению задолженности».

Так что же делать? На носу зима. Уже 3 ноября в Самарканде шел снег, столбик термометра показал минусовую температуру. Почему население должно страдать из-за неумелой работы местных органов власти и газоснабжающих организаций?

В нашей стране в законодательном порядке признано, что человек и его семья имеют право на достойную жизнь. Но разве жизнь может быть достойной без тепла и света? Статья 14 Конституции Узбекистана гласит, что «государство строит свою деятельность на принципах социальной справедливости и законности в интересах благосостояния человека и общества». Почему местная власть действует против конституционных норм?

Достойная жизнь - это не отвлеченное понятие. Оно подразумевает наличие нормальных условий для человека. С этой точки зрения нельзя в наши дни называть нормальной жизнь человека без газа, света и тепла. Так что, господа чиновники, обеспечьте людей газом, который у нас, как выяснилось, есть в достаточном объеме.

Тошпулат Рахматуллаев

Международное информационное агентство «Фергана»