19 Июль 2018

Новости Центральной Азии

Готовь кизяки летом. Как не замерзнуть зимой в Таджикистане

С наступлением холодов у жителей Таджикистана появляются дополнительные заботы — нужно придумать, как обогреть дом и приготовить еду, если не будет электричества. Нынешний год не стал исключением. Хотя власти республики пообещали не вводить лимиты на подачу электроэнергии в этом осенне-зимнем сезоне, однако альтернативные виды топлива: уголь, дрова и другие — по-прежнему пользуются большим спросом. Корреспондент «Ферганы» выяснил, как «добывают» тепло в таджикских селах, где никогда не видели централизованного отопления.

* * *

В советские времена с начала ноября до конца марта в городах и поселках Таджикистана работали централизованные системы теплоснабжения, к которым были подключены все учреждения, школы, социально-бытовые объекты и жилые дома. Там, где такого не было, в больницах, школьных и дошкольных учреждениях действовали автономные котельные, которые обеспечивали отоплением и горячей водой.

Распался Союз, началась гражданская война. Одна за другой начали выходить из строя и прекращать работу теплоэлектроцентрали (ТЭЦ). В течение долгих 20 лет таджикистанцы жили без отопления и горячей воды. За это время каждая семья приспособилась по-своему к новой реальности. В ход пошли ТЭНы (трубчатые электронагреватели), которые стали устанавливать в батареях, масляные радиаторы, калориферы, тепловые пушки, буржуйки и другие обогревательные устройства.

В нынешнем году произошло сразу два знаменательных события — впервые за 20 лет в республике не введен энерголимит в холодное время года, и в Душанбе началось восстановление централизованного теплоснабжения. В квартирах многих душанбинцев появились долгожданное отопление и горячая вода. Правда, и самим жителям столицы пришлось для этого потрудиться — за свой счет купить и вернуть на место отрезанные когда-то за ненадобностью батареи.

Однако в других городах и районах республики до решения проблемы обеспечения населения теплом в зимний период еще далеко.

Электричество и газ: чисто, тепло, но дороговато

Пережить холода в этом году таджикистанцам чуть полегче, чем предыдущие годы. Зимний дефицит энергии в республике возник после прекращения перетоков электричества и поставок газа из соседнего Узбекистана на фоне остановки работы ТЭЦ и роста потребности населения. Ограничения, в основном, касались сельских районов, где электроэнергию подавали, бывало, всего на 6 часов в сутки: три часа утром, три — вечером (на селе проживает 75% населения страны).

Несмотря на отсутствие лимита в этом сезоне, большинство жителей сельских районов используют электричество, в основном, только для освещения своих домов — из-за слабого напряжения, с одной стороны, из-за дороговизны электроэнергии — с другой. В октябре 2017 года в Таджикистане в очередной раз подорожало электричество. Стоимость одного киловатт-часа электроэнергии составляет 16,85 дирамов (1,91 цента). Если электричество использовать для обогрева и приготовления пищи, то счета за него будут очень ощутимыми для семей. Поэтому в кишлаках в зимнее время предпочитают использовать печки-буржуйки на дровах или угле. С помощью таких печей можно и пищу приготовить, и дом обогреть.


В домах многих таджикистанцев установлены печки-буржуйки

Буржуйки стали популярны и у городских жителей, которые проживают в частных домах. Еще с советских времен и до середины 2000-х годов частники использовали для отопления природный газ, который подавался из соседнего Узбекистана. В последующие годы подача газа населению стала сокращаться и, наконец, полностью прекратилась. Уже почти 10 лет таджикистанцы газом не пользуются (за исключением нескольких сел Хатлонской и Согдийской областей, где разработаны собственные небольшие месторождения).

На смену природному пришел сжиженный газ, баллоны с которым продаются на рынках. Многие используют их для приготовления пищи. Однако для самых бедных слоев (треть населения Таджикистана живет за чертой бедности. – Прим. «Ферганы») и они — дорогое удовольствие. Заправка пятилитрового газового баллона стоит около 25 сомони ($3), а хватает его едва ли на неделю для большой семьи.


На рынке можно купить и сами буржуйки, и «запчасти» к ним — трубы, совки, щипцы для угля

Будущее за углем?

Одним из самых востребованных видов топлива в Таджикистане сейчас является уголь. В частных домах люди стали устанавливать отопительные системы, работающие на угле. В настоящее время один килограмм угля в зависимости от качества стоит от 90 дирамов до 2 сомони (12-24 цента).

До начала нулевых годов жители сел северного Таджикистана широко потребляли ангренский уголь. После закрытия границ с Узбекистаном в 2000 году в Таджикистан прекратился завоз узбекского угля, отличавшегося высоким качеством. По словам сельчан, узбекский уголь сгорал без остатка и не имел запаха.

Теперь население Таджикистана использует отечественный уголь, масштабы добычи которого ежегодно растут. Так, на конец октября 2017 года в Таджикистане было добыто 1,384 млн тонн угля, что на 21 тысячу тонн больше добытого за весь 2016 год.


Во всех сельских районах уголь продают с машин

Правительство планирует продолжать наращивать добычу, поскольку почти все промышленные предприятия республики, работавшие раньше на природном газе, уже несколько лет как перешли на уголь.

В то же время, по словам экологов, качество таджикского угля оставляет желать лучшего, и его сжигание в промышленных масштабах влечет серьезные выбросы в атмосферу парниковых газов и усугубляет негативные последствия для экологии.

Некачественный уголь опасен и для людей. За последние годы в Таджикистане было несколько случаев отравления угарным газом от не до конца выгоревшего, тлеющего угля. Так, в декабре 2014 года в селе Симиганч Вахдатского района в результате отравления угарным газом погибли пять членов одной семьи — женщина и четверо ее малолетних детей.

Более 90% угля добывается на двух крупнейших месторождениях — «Фон-Ягноб» и «Шураб». При месторождении «Шураб», что находится на севере Таджикистана, налажено производство угольных брикетов. Их качество выше, и горят они лучше, чем кусковой каменный уголь.


Женщины на производстве угольных брикетов в Шурабе

- Для отопления дома мы каждый год покупаем хотя бы одну тонну угля. От него всегда идет неприятный запах и копоть, что негативно влияет на здоровье детей, но мы вынуждены, — говорит житель села Ашт Согдийской области Таджикистана Комрон Саломов. — Кроме этого, покупаем дрова. Ведь для того чтобы уголь хорошо разжегся, нужно сначала разжечь огонь. Конечно, было бы лучше готовить на электрической плите, но напряжение не всегда хорошее, и дорого.

Не рубите деревá!

Одним из самых предпочтительных видов топлива для сельчан являются дрова — они горят долго и не коптят. Дрова, вернее, тлеющие головешки используют для разогрева сандали — традиционной печи, которая ставится под низкий столик или сооружается в виде углубления в полу и накрывается одеялом (используется для согревания ног). Особым спросом пользуется древесина абрикоса. Народные целители часто рекомендуют греть ноги от горящих абрикосовых дров, которые якобы излечивают от разного рода воспалительных заболеваний. Вслед за абрикосом высокий спрос на древесину тутовника, ореха, чинары, тополя, арчи и других деревьев.

- В настоящее время на рынках Аштского района одна машина, груженная примерно 3-3,5 кубометрами дров, стоит от 800 до 1000 сомони ($90-$120), поэтому дрова, в основном, используют более состоятельные люди. За один сезон средняя семья сжигает минимум 4-5 кубометров дров. Дальновидные люди обычно еще весною или летом запасают дрова, когда они дешевле, сушат и складывают в дровяной сарай. Мелкие ветви деревьев используют для розжига огня в тандыре (глиняная печь для выпечки лепешек. – Прим. «Ферганы»). После нагрева тандыра и выпечки лепешек оставшиеся головешки собирают и кладут в сандали. Тепло берегут, — рассказывает местный журналист Хаётджон Одил.


Дехканин возвращается домой со сбора хвороста

Но дрова в Таджикистане — дефицитный товар. За годы энергокризиса в стране вырубили почти всю бесхозную древесину. Рубили даже в заповедниках, но сейчас за этим следят строже. В горных районах также существуют лесные хозяйства, где выращивают плодовые, декоративные и другие деревья и кустарники. Но там рубка без разрешения руководства данных учреждений запрещена — за незаконную вырубку деревьев в Таджикистане предусмотрена уголовная ответственность.

Хлопок — это не только пушистые коробочки

Еще одним продуктом, используемым в качестве топлива, является гузапая — стебли хлопчатника. Сейчас на рынках одна охапка гузапаи реализуется по 3-4 сомони. Высохшие кусты хлопчатника дехкане собирают после последнего сбора урожая хлопка.

В советское время, когда хлопчатник считался монокультурой, все поливные земли были выделены под него. В последние годы в Таджикистане была проведена реструктуризация сельскохозяйственных земель, и площади хлопковых плантаций сократились. Соответственно, поднялась цена на гузапаю.


Гузапаю продают и в розницу, и оптом — целыми машинами

Так как гузапая — это стебли и ветви, горит она быстро, поэтому используется в основном для розжига и поддержания огня в тандыре и других печах, которые используют для выпечки лепешек и приготовления еды.

- Раньше мы использовали опилки для разжигания огня в буржуйке. Мы покупали их у местного плотника, который у себя дома имел пилораму. Теперь наш мастер больше не работает, и основным видом топлива стала гузапая, — говорит житель района Спитамен Кадыр Бобоев.


Продавцы гузапаи могут доставить ее прямо до дома покупателя

Безотходные продукты

Но не во всех сельских районах Таджикистана выращивают хлопок. Там, где не найти ни гузапаи, ни дров, в ход идет скорлупа урюка, персика, грецкого ореха, сухие корзинки подсолнечника и початки кукурузы. Житель села Чоркух Муталиб Шарифов рассказывает, что в их районе и его окрестностях в течение более 20 лет для обогрева домов широко применяется ореховая скорлупа. На рынках мешок такой скорлупы стоит десять сомони ($1,2):

- У меня было несколько сотен килограммов сушеных косточек абрикоса. Я их продал одному предпринимателю. Он отвез их домой, расколол и привез обратно — попросил рассортировать ядра и скорлупу с условием, что скорлупу оставит нам. Мы вместе со всей семьи за ночь разобрали все, и нам досталось еще несколько мешков скорлупы. Говорят, что в составе скорлупы урюка есть спирт, поэтому она хорошо горит. Наша семья занимается сортировкой орехов. Помимо урюка, к нам часто привозят грецкие орехи на тех же условиях: скорлупа и перегородки нам, а сами орехи им, — говорит Муталиб Шарифов.


Скорлупа абрикосовых косточек тоже хорошо горит

В высокогорных районах Таджикистана люди запасают на зиму все, что горит — кустарники, полынь, бурьян, терескен. Летом и осенью многие выходят целыми семьями на поиски и сбор хвороста. Тем, у кого есть ишаки, легче. Хворост — тоже товар, его продают вязанками.

Традиционные кизяки незаменимы

При всем многообразии видов горючих продуктов самыми традиционными и популярными в Таджикистане остаются кизяки. Житель села Басманда района Деваштич Собир Сафаров в течение многих лет держит домашних скот. Двух своих коров он называет мини-заводами:

- Они нас кормят и обогревают. Раньше дом обогревали маленькой пятилитровой печкой, которая работала на солярке. В течение суток она расходовала порядка трех литров топлива. Потом солярка очень подорожала, и сейчас мы не в состоянии ежедневно тратить по 18 сомони (около $2) за нее. Поэтому ограничиваемся кизяками и хворостом, — говорит Собир Сафаров.

Машину навоза на селе можно купить в среднем за 250-300 сомони ($28-34). Также продают уже готовые кизяки — как из чистого навоза, так и смешанные с углем.

- Хотя уголь горит лучше кизяков, но я предпочитаю кизяк. Несколько лет тому назад от угольного угара отравились я и еще двое моих сыновей. Еле выжили. Теперь уголь сжигаем только днем, но на ночь в печь кладем кизяки, так как от них нет угара, — отмечает жительница Спитаменского района Саодат Норматова.


Традиционное топливо сельчан — кизяки — всегда в цене

- Наша соседка три года тому назад еле сводила концы с концами. Один фермер ей предложил ухаживать за его восемью коровами. Он сказал ей: «Будешь кормить, чистить их, доить. Взамен забирай весь навоз». Женщина согласилась. Сейчас она машинами продает навоз и неплохо живет. Кроме того, делает сама кизяки, за которыми покупатели занимают очередь, — рассказывает житель Бободжонгафуровского района Абдуджаббор Юлдашев.

А фермер из Истаравшанского района Абдулло Каримов рассматривает навоз как потенциальный источник получения других видов топлива:

- Сейчас я думаю о том, чтобы в скором будущем запустить производство биогаза из навоза. У нас на ферме 65 голов крупного рогатого скота. Если перерабатывать весь их навоз, можно обеспечить биогазом не только наше, но и другие хозяйства, — говорит он.


За хворостом всей семьей

Что и говорить, зима в Таджикистане — хлопотное время. Тем не менее, многие семьи ее с нетерпением ждут, ведь обычно на зиму из России возвращаются их мужья и отцы — трудовые мигранты. Семьи, наконец, собираются вместе и согревают друг друга одним своим присутствием. Настоящие холода начинаются тогда, когда мужчины вновь собирают свои чемоданы и отправляются на заработки...

Тилав Расул-заде. Фото автора

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА