13 Декабрь 2018



Новости Центральной Азии

«Они хотели взорвать Термез». Почему СНБ записала в шпионы семью переселенцев из Таджикистана

Абдугани Эрданов

«У меня имеются фотографии, на которых запечатлены пытки. Я знаю фамилии следователей, которые совершали эти злодеяния. Дай Бог, если будем здоровы, придет время, и вы все увидите по телевизору», – сказал президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев про Службу национальной безопасности (СНБ) 16 февраля. Между тем, множество людей, невинно осужденных по сфабрикованным СНБ делам, продолжают оставаться в тюрьмах республики.

Почти четверть века СНБ Узбекистана занималась политическими репрессиями, «прессовала» бизнесменов и держала в страхе все многомиллионное население республики. К сегодняшнему дню многие высокопоставленные офицеры Службы, по инициативе нового руководства страны, отправлены в отставку или находятся под арестом, однако сфабрикованные ими уголовные дела не пересмотрены. На слуху у публики лишь пара десятков имен известных политзаключенных, которые должны были дождаться смерти одного человека, чтобы получить возможность жить свободно. Но те, чьи истории широко не известны, продолжают сидеть в тюрьмах.

История Эрдановых

«В 1997 году мы всей семьей, около 40 человек, переехали из Таджикистана в Джаркурганский район Сурхандарьинской области, – рассказывает Рахмонали Эрданов о трагической судьбе своей семьи. – Все работали, занимались предпринимательством, торговлей, частным извозом, открыли магазин, часть мужчин уехали на заработки в Россию. Сохраняя связи с родственниками, ездили в Таджикистан на свадьбы и похороны. Мы были рады вернуться в Узбекистан, так как сами мы – узбеки, и, хотя нам дали «серый паспорт» [статус лица без гражданства], мы хорошо устроились».

Беда пришла, когда в мае 2012 года сотрудники следственного отдела Сурхандарьинской области арестовали двух родственников Эрданова по линии отца – Бахтиера Аллонова и Зокира Дусалова. Их продержали пять месяцев в спецприемнике УВД (куда обычно помещают бомжей), добиваясь показаний о существовании в области некой шпионской сети, которая действовала в интересах Таджикистана.

«Их освободили без предъявления обвинения. Но, как позже выяснилось, — только после того как они под пытками дали показания на моего отца, – говорит Рахмонали. – В феврале 2013 года следственная группа СНБ под руководством Нодира Туракулова арестовала Бегали Эрданова, брата моего отца, у которого с рождения не функционировала одна нога. Спустя месяц забрали моего брата Равшана Эрданова. В декабре арестовали моего отца Абдугани Эрданова, племянника Эркина, младшего брата Муминжона Эрданова и еще одного родственника — Каюма Султанова».

Аресты не обошли стороной и женскую половину этой большой семьи — Хадича Хужамуродова, арестованная в 2013 году, сейчас отбывает срок в женской колонии, троих ее детей депортировали в Таджикистан. «Еще три женщины, наши дальние родственницы, арестованные по шпионскому делу, умерли в заключении — Дилфуза, у которой осталось трое детей, и Гульчехра умерли в тюрьме. Мутабар Эшбекова, также мать троих детей, умерла в следственном изоляторе СНБ. Ее тело спешно отправили в Таджикистан», — рассказывает Рахмонали Эрданов.

Расследованием руководил начальник следственного отдела СНБ Сурхандарьинской области Нодир Туракулов — тот самый, который, став начальником следственного Управления республиканского СНБ, придумал дело против журналиста Бобомурода Абдуллаева об операции по захвату власти под названием «Жатва», и который, очевидно, санкционировал пытки журналиста.

Сотрудники СНБ Сурхандарьинской области Бахтиер Орзуев, Улугбек Шодиев и Бахтиер (фамилия неизвестна) непосредственно руководили арестами, обысками и пытками арестованных, а также вымогали у них деньги. «Обыскивая наш дом, они смеялись над нами. Говорили, что, видимо, ошиблись, так как у нас не было ничего ценного, – говорит Рахмонали. – Они ничего не нашли, никакого оружия или патронов. Они говорили, что мои родственники собирали адреса воинских частей, но зачем их собирать, если кто угодно может найти эти адреса».

Арестованных жестоко пытали, и они «во всем признавались». В апреле 2014 года Уголовный суд Сурхандарьинской области приговорил всех членов «группы» к срокам от пяти до 20 лет заключения. После суда по национальному телевидению был показан фильм о раскрытии сети «таджикских диверсантов».

Мужчин отправили отбывать наказание в тюрьму «Жаслык», известную своими экстремальными условиями содержания и пытками, которые применяют к заключенным. На сегодняшний день все они, кроме Муминжона Эрданова, которому дали пять лет колонии и в декабре 2014-го освободили по амнистии, находятся в этой тюрьме.

В чем обвинили целую семью?

Суд провели в закрытом режиме, адвоката семья не нашла. Никто не решился их защищать из-за страха перед Нодиром Туракуловым, уверен Рахмонали. Какие доказательства предъявила следственная группа СНБ суду, кроме выбитых под пытками признаний, неизвестно. Назначенные адвокаты не контактировали с семьей, ни осужденные, ни кто-либо из родственников не получили на руки приговор суда.

Однако в апреле 2014 года в интернете появилась статья о деле семьи Эрдановых под названием «Таджикистан: будем голодать, но на 30 сребреников иудам наберем». Такого рода тексты обычно пишутся в специальном отделе СНБ и публикуются под вымышленными именами.

В материале рассказывалось о якобы существующей разветвленной сети таджикских диверсантов в Сурхандарьинской области, которую финансировал Душанбе. Участники группы, как утверждал автор статьи, готовили серию терактов у зданий хокимията (местной администрации) и ОВВиГ (военной части) Сурхандарьинской области, у Термезского парка «Болажон», а также вблизи международного пункта пропуска «Айритом». Фигуранты данного дела будто бы были завербованы таджикскими спецслужбами и их «склонили к сотрудничеству во время их пребывания в Таджикистане». Абдугани Эрданов фигурировал в деле как «руководитель разведывательно-диверсионной группы».

Его сын Рахмонали рассказывает: «На свидании с матерью отец сказал, что ему кололи какие-то препараты, чтобы он признавался во всех этих преступлениях для фильма. Им с корнем вырывали ногти, причем, когда ногти отрастали, вырывали снова. Им угрожали, что если они не признаются, то приведут и изнасилуют их жен у них на глазах».

СНБ конфисковала все машины арестованных — силовикам было безразлично, что они обрекают десятки оставшихся без родителей детей на существование в нищете. «Когда отец находился в подвале СНБ, ему дали телефон и сказали позвонить своему брату Абдусалиму в Таджикистан. Отец позвонил ему, сказал, что он в беде, и попросил передать 100 млн узбекских сумов (на тот момент – $24 тыс.). Мы вынуждены были продать все, взять в долг и собрать нужную сумму. Деньги в СНБ отнес мой младший брат Муминжон. Они взяли деньги и арестовали его», – говорит Рахмонали.

Впоследствии брата осудили, а потом освободили по амнистии. Жену Муминжона депортировали в Таджикистан, когда ее младшему ребенку было всего три месяца. Трое детей остались в Узбекистане с отцом. «Сейчас мой отец болен, у брата туберкулез. То, что Нодира Туракулова арестовали (по другим данным, он находится под подпиской о невыезде. – Прим. «Ферганы») – это правильно, так как он сам предатель. Но что будет с моими родственниками, которые продолжают сидеть в тюрьмах, отпустят ли их, и когда?», – задается вопросом Рахмонали.

В последние месяцы Шавкат Мирзиёев неоднократно критиковал работу СНБ и говорил о том, что они «могут посадить даже столб». Глава государства также анонсировал реформу самой влиятельной силовой структуры Узбекистана. Тем не менее, судьба тех, кто уже попал в ее «лапы», до сих пор остается туманной. Никто не стремится пересматривать сфабрикованные службой дела и тем более освобождать из тюрем их фигурантов.

(Материал подготовлен на основе интервью с Рахмонали Эрдановым и его родственниками)

Умида Ниязова, руководитель Узбекско-германского форума по правам человека

Международное информационное агентство «Фергана»