13 Декабрь 2018



Новости Центральной Азии

Лечиться надо. Почему ВИЧ-положительные мигранты нелегально остаются в России

27.04.2018 15:56 msk, Екатерина Иващенко

Миграция  Россия Таджикистан Узбекистан Общество

На конференции по ВИЧ/СПИД в Восточной Европе и странах Центральной Азии. Фото Екатерины Иващенко, «Фергана»

В 1995 году в России был принят закон о депортации иностранцев с положительным ВИЧ-статусом. Младший научный сотрудник Высшей школы экономики, программный консультант ВЦО ЛЖВ (Восточноевропейское и центральноазиатское объединение людей, живущих с ВИЧ) Даниил Кашницкий в интервью «Фергане» пояснил:

- Мигранты, которые получают патенты для трудовой деятельности в России – граждане Узбекистана, Таджикистана и Молдовы, - должны сдавать тесты на ВИЧ. Если тест положительный, им отказывают в патенте и, согласно закону, должны депортировать. Но поскольку денег на это нет, их вносят в базу тех, кому запрещен въезд на территорию России. Это загоняет мигрантов в тень и вынуждает оставаться в России на годы – нелегально и без доступа к лечению. Таким образом, норма о депортации не только дискриминирует, но еще и вредит с эпидемиологической и экономической точки зрения.

В 2016 году по требованию Конституционного суда запрет на пребывание на территории России был снят для мигрантов, имеющих в России семью. Потом запрет был снят для граждан Украины, в отношении всех остальных иностранных граждан эта норма продолжает действовать.

Несмотря на актуальность, о проблеме распространения и лечения ВИЧ среди мигрантов говорят не так часто. В этом году широкое обсуждение этой темы прошло в рамках VI Международной Конференции по ВИЧ/СПИДу в Восточной Европе и Центральной Азии, которая проходила в Москве 18–20 апреля. На мероприятии присутствовали эксперты не только из России, но и из Таджикистана и Узбекистана, которые выразили готовность поддерживать своих соотечественников. Главный вопрос - отмена нормы о депортации, а дальше можно наладить возмещение средств, потраченных на лечение мигрантов, или создать межгосударственный фонд по обеспечению людей в миграции антиретровирусной терапией (АРТ).

Насколько распространен ВИЧ среди мигрантов из Киргизии и как они решают проблему лечения - вопрос открытый, таких данных нет: поскольку Кыргызстан входит в ЕАЭС, приезжающие оттуда граждане не обязаны сдавать тест на ВИЧ.

- Не только в Россию люди приезжают с ВИЧ, они отсюда его увозят. По данным UNAIDS 2016 года, более 50% женщин из Центральной Азии с положительным ВИЧ-статусом имели мужей, которые побывали в миграции в России, — сообщила Член управления комитета Евразийской сети здоровых ключевых групп Елена Романяк.

Более детальную статистику предоставила старший научный сотрудник Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом ФБУН ЦНИИ эпидемиологии Роспотребнадзора Наталья Ладная.

По ее данным, в 2017 году на ВИЧ протестировали 2,5 миллиона человек. На конец 2017 года среди граждан стран ближнего зарубежья было выявлено 32.885 случаев ВИЧ. Однако, как объяснила Наталья Ладная, это лишь верхушка айсберга.

Основные страны-«поставщики» вируса — Украина, Узбекистан и Таджикистан, которые дают 70% ВИЧ-инфицированных. 60% - Украина, 20% - Узбекистан и 12% - Таджикистан. Остальные страны: Беларусь, Молдавия, Казахстан, Азербайджан, Армения, дают по 3–4%, то есть по 100–200 новых случаев в год. Любопытна Туркмения, которая официально докладывает о двух случаях ВИЧ-инфекции на территории своей страны, а на территории России в 2017 году Роспотребнадзор зафиксировал 136 случаев ВИЧ-инфекции среди граждан Туркменистана, хотя поток мигрантов оттуда небольшой.

- В 2014–2015 годы выявлялось по 4000–4500 новых случае ВИЧ-инфекции среди иностранных граждан, преимущественно Украины, которые массово ехали в Россию. Сейчас выявляется порядка 3500 случаев в год. Но мигрантов с ВИЧ больше, потому что часть из них сдает анализы анонимно, а часть избегает тестирования, зная, что они инфицированы, — сообщила Ладная.

Эксперт отметила, что необходимость тестирования мигрантов на ВИЧ приводит к тому, что на территории России выявлена почти половина всех случаев ВИЧ от числа зарегистрированных в стране исхода. Например, на конец 2016 года в Армении было выявлено 2500 случаев, из них в 1100 случаях первый анализ делался на территории России.

– В Армении, в медицинских картах я лично видела, что первый анализ на ВИЧ был сделан в России. Похожая ситуация и в других странах: 25% ВИЧ-инфицированных из Узбекистана и 27% из Таджикистана впервые тестировались в России, — привела данные Наталья Ладная.

Затрагивая тему депортации, она отметила, что в 2011–2017 годах медицинское освидетельствование прошли 17 миллионов иностранных граждан, решение о нежелательности пребывания было принято в отношении 17.500, из них из-за ВИЧ - 6.500.

По тестированию можно понять, что не все из инфицированных заразились в России, кто-то привез вирус с собой, сообщила эксперт.

- Одни мигранты хорошо социализированы и общаются с россиянами, и они как раз могут заразиться ВИЧ от россиян. Другие общаются только со своими, и они могут получить от своих граждан, внутри диаспоры. Еще один вариант заражения – через контакты с секс-работницами, этот способ довольно часто встречается среди мигрантов из Центральной Азии, — рассказала Ладная.

Эксперт сообщила и о хорошей новости: Росподребнадзор разработал Положение об отмене решения о нежелательности пребывания иностранного гражданина.

- Я не раз поднимала в правительстве и в Госдуме вопрос об ограничении передвижения ВИЧ-инфицированных лиц, но меня всегда спрашивают, потребует ли этого финансирования. Да, если мы отменим норму, то должны будем сделать и следующий шаг – оказывать мигрантам медицинскую помощь. Антиретровирусная терапия в России дороже, чем в странах Центральной Азии, поэтому нам придется тратить больше денег. И эффективным методом оказания помощи станут межгосударственные соглашения, — сказала Наталья Ладная.


Делегация из Узбекистана на конференции по ВИЧ/СПИД. Фото Екатерины Иващенко, «Фергана»

Привезли препараты из Узбекистана

Спланировать подобное межгосударственное сотрудничество можно, уверен Даниил Кашницкий:

- Делегации и Узбекистана и Таджикистана уже выразили готовность создать совместный фонд по обмену препаратами или наладить возмещение средств за препараты, которые Россия потратит на лечение мигрантов. Важно, чтобы больные получали терапию. Однако важно отметить, что такая модель сможет заработать, только если норма о депортации будет отменена.

Примером того, что страны исхода мигрантов готовы помогать своим больным, может быть история руководителя узбекского Республиканского Центра СПИД Нурмата Атабекова, который, пользуясь случаем, привез инфицированному мигранту в Москву препараты, потому что «ему возвращаться на родину за ними дорого».

- Препараты мы отпускаем на месяц, но если человек выезжает в другую страну, то можем дать их на три месяца, а также письмо для страны, куда он едет, что человек нуждается в препаратах. Когда наш специалист куда-то выезжает, то берет с собой препараты для больных, чтобы им не пришлось тратить деньги на перелет на родину и обратно, — отметил Атабеков.

Атабеков также рассказал о ситуации с ВИЧ среди трудовых мигрантов в его стране. В 2017 году на ВИЧ было обследовано 399.950 трудовых мигрантов, из которых в 588 случаях был выявлен ВИЧ - это одна восьмая всех инфицированных граждан Узбекистана.

- В миграции люди долгое время находятся вне семьи и традиционного уклада, ослабляется социальный контроль - и увеличивается число сексуальных контактов, возрастает риск инфицирования, - пояснил Атабеков.

74% инфицированных - мужчины, 26% - женщины. Возраст больных – 29–59 лет. 40% инфицированных - строители, 27.9% - разнорабочие, 6.2% - рабочие, официанты, сторожа, повара, продавцы. Причем 71% зараженных - люди женатые или замужние. 33% имели непостоянных половых партнеров, 28% - постоянных.

На вопрос, почему не используете презервативы во время контакта, 36% инфицированных ответили, что «не считают нужным», 16,9% объяснили это нежеланием партнера, а 8,4% сказали, что «при себе не было». Среди мигрантов 40% никогда не использовали средств защиты, а 37% практиковали рисковые формы поведения.

- Число выявляемых больных медленно, но растет. При этом показатель информированности населения о ВИЧ составляет 84%, но мы в этом сомневаемся, раз такие показатели заражения существуют, — отметил глава СПИД-центра. - В стране работает программа по тестированию мигрантов на ВИЧ, однако только тех, кто более полугода проработал за пределами Узбекистана. Так как для снижения заражения необходимо повышение уровня осведомленности мигрантов, президент поручил подготовить план мероприятий по охвату тестированием и по работе с населением и мигрантами. Самое главное, чтобы мигранты могли проходить тестирование вне медицинских учреждений, поэтому мы будем готовить спецмашины для консультирования и тестирования в пунктах пересечения границ, местах гуляний и спортивных соревнований, а также выезжать в отдаленные районы. Также при реализации авиа- и железнодорожных билетов начнем выдавать листовки с информацией о ВИЧ.

Нурмат Атабеков уверен, что поскольку трудовые мигранты – уязвимый контингент, необходимо узаконить их обязательное тестирование на ВИЧ:

- Раньше это считалось ущемлением прав человека, а теперь, учитывая, что тестирование приветствуется, мы только выиграем от введения этой нормы, — уверен эксперт.

Статистика по Таджикистану

О ситуации в соседнем Таджикистане рассказала заведующая кафедрой семейной медицины ТГМУ Дильрабо Кадырова, которая признала, что «риски в миграции в том числе связаны с отсутствием знаний о профилактике ВИЧ и наличием опасных практик сексуального проведения».

- Среди новых случаев инфицирования ВИЧ в Таджикистане увеличилась доля тех, кто был в миграции: с 7,7% в 2012 году до 14,9% в 2016. Основной путь передачи – половой. Среди мигрантов с ВИЧ-положительным статусом 87% мужчин и 13% женщин. Это связано с тем, что в основном трудовые мигранты из Таджикистана - мужчины, — пояснила Кадырова.

Более 80% мигрантов имели в странах приема сексуальные контакты, в том числе коммерческие. Презервативы использовали лишь 50% мужчин и 25% женщин. Так как много людей, приезжая в миграцию, находятся в браке — это предопределяет дальнейшее распространение ВИЧ: в семью и на родину.


Участники конференции. Фото Екатерины Иващенко, «Фергана»

Лечение на родине

Пока официальные власти стран исхода мигрантов думают над тем, как убрать норму о депортации, помочь мигрантам с ВИЧ могут организации гражданского общества или диаспоры, уверен Даниил Кашницкий. Однако тут возникает другая проблема – сообщества мигрантов не сфокусированы на проблеме профилактики ВИЧ.

- На днях я был на конференции в Узбекистане, где меня заверили, что они готовы помогать своим гражданам в миграции — переправлять им терапию, только была бы снята норма о депортации. Аналогичное понимание есть и у таджикской стороны. Но пока этот вопрос не решен на межгосударственном уровне, помогать соотечественникам могут лишь СПИД-сервисные НПО и диаспоральные организации, и то эта помощь больше касается информирования и перенаправления.

Эксперт уверен, что мигрантам не надо бояться сдавать тест на ВИЧ, однако делать это лучше не во время подачи документов на патент, а анонимно. Если мигрант узнает, что он заражен, он сможет вернуться на родину, встать на учет в местный СПИД-центр, получить лечение (а такие страны, как Таджикистан и Узбекистан, выдают препараты сразу на три месяца). Таким образом, информация о ВИЧ-положительном статусе иностранца не попадет в базу данных российской миграционной службы.

- Недавно я проводил занятие по ВИЧ/СПИДу на тренинге Международной организации по миграции для таджикистанских диаспоральных организаций в России, - рассказывает Кашницкий. - В начале у участников было много мифов о ВИЧ, теперь же они готовы участвовать в распространении информации о ВИЧ и в работе по перенаправлению мигрантов, которым нужна помощь в связи с ВИЧ. Именно диаспоральные организации могут эффективно объяснить мигранту, который в России узнал, что он ВИЧ-положителен, что это не приговор, это лечится и что, если он решит вернуться на родину, то может конфиденциально встать на учет в СПИД-центр и получать лечение бесплатно.

Заместитель директора общественной организации «Профсоюз трудящихся мигрантов» Турсуной Алимардонова подтвердила, что они готовы работать с мигрантами, которые попали в беду.

- Узнав о своем статусе, люди впадают в истерику. Они уверены, что для них наступил конец света, не знают, что делать, и уходят в подполье. К сожалению, российское ДМС (добровольное медицинское страхование) не дает возможности получать АРТ-терапию. И из-за отсутствия денег мигрант даже если хочет, не может лечиться в России (цена АРТ-терапии колеблется от 11000 до 80000 рублей в месяц. - Прим. «Ферганы»). Поэтому наша главная задача – это объяснять мигрантам, что не надо скрываться, что эту болезнь можно вылечить, — отметила Алимардонова.

При этом эксперты признают, что часто ВИЧ-положительные мигранты выбирают любую страну, но только не свою, потому что менталитет и стереотипы в странах Центральной Азии сильнее понимания, что ВИЧ не опасен для общества, если соблюдать правила проживания. Кроме того, мигранты с ВИЧ боятся осуждения и порицания, поэтому с ними так сложно работать. По этой причине со стороны НКО также с должен быть организован грамотный прием мигрантов, с которыми должны работать только квалифицированные специалисты.

- Голоса мигрантов не слышны, потому что есть стигма, - говорит Даниил Кашницкий. - Отмену нормы о депортации могут обсуждать еще год-два, и никто не выйдет на пикеты в поддержку мигрантов из-за стереотипов, поэтому должно действовать гражданское общество. На Facebook мы начали создавать базу данных трансграничных НПО, помогающим людям с ВИЧ-положительным статусом как в России, так и в странах центральноазиатского региона. Независимо от прогресса с отменой нормы о депортации и успеха по обеспечению мигрантам лечения, мы планируем создать платформу для обмена информацией и эффективного перенаправления мигрантов, которым нужна помощь, между организациями гражданского общества в регионе Восточной Европы и Центральной Азии.

- Важно объединить усилия СПИД-сервисных НПО и диаспоральных организаций, — считает Кирилл Барский, координатор программ фонда «Шаги», одной из считанных российских неправительственных организаций, которые помогают ВИЧ-положительным мигрантам. - Мы, например, можем написать совместную заявку на президентский грант и вместе работать для более эффективного информирования трудовых мигрантов о ВИЧ/СПИДе и оказания им помощи в трудных жизненных ситуациях.

* * *

Как показали обсуждения, в России есть понимание, что норму о депортации нужно отменить. Однако российскую сторону беспокоит финансовая сторона вопроса: необходимость оплаты лечения не только своих граждан, но и мигрантов. Убедить Россию в том, что страны региона готовы оплачивать лечение своих граждан, теперь должны правительства Узбекистана и Таджикистана.

Пока же помочь мигрантам могут только НКО и диаспоральные организации. И мигранты не должны бояться просить этой помощи.

Екатерина Иващенко

Международное информационное агентство «Фергана»