16 Июль 2019




Новости Центральной Азии

Адвокат Бобомурода Абдуллаева рассказал об унижении следователями СНБ президента Мирзиёева

Продолжение:
Суд по делу Бобомурода Абдуллаева принял ходатайство адвоката по поводу пыток в СНБ
Адвокат Хаётхана Насреддинова заявил генпрокурору Узбекистана о применении пыток к его подзащитному

Следователи Службы национальной безопасности (СНБ) на допросах Бобомурода Абдуллаева заявляли об отсутствии у президента Шавката Мирзиёева реальной власти в стране и требовали от журналиста дать показания против генпрокурора Ихтиёра Абдуллаева и главы МВД Пулата Бабаджанова. Об этом главе Инициативной группы независимых правозащитников Узбекистана (ИГНПУ) Сурату Икрамову сообщил адвокат журналиста Сергей Майоров после состоявшейся 6 марта встречи с подзащитным.


Бобомурод Абдуллаев. Фото с личной страницы в Фейсбуке

По его словам, причиной ареста Абдуллаев назвал намерение следователей собрать компромат на генпрокурора и министра внутренних дел. Они вынудили журналиста написать в своих показаниях, что предприниматель Равшан Салаев получал информацию от генпрокурора, а Шавкат Оллоеров – от главы МВД. Этой информацией они, якобы, делились с Бобомуродом, который использовал ее для подготовки своих статей, публикуемых затем под псевдонимом Усман Хакназаров (Хакназар).

«Сопровождалось это насилие следующими высказываниями, обращенными к Бобомуроду: «Зачем ты поддерживаешь нового президента?», «Ну, что твой президент может сделать? (имелся в виду Мирзиёев.) При новом президенте все будут воровать. Только благодаря СНБ хокимы [главы администраций] не могут воровать». «Реальная власть - у СНБ, и президент ничего не сможет сделать», - рассказал Сергей Майоров.

Лишь получив показания против Абдуллаева и Бабаджанова, следователи занялись темами публикации «тенденциозно-клеветнических материалов» под псевдонимом «Усман Хакназар» в интернете и разработки революционной программы «Жатва», в чем и обвинили журналиста и еще троих человек.

«Бобомурод делает вывод, что если бы он в своих статьях не нападал на СНБ и не поддерживал бы нового президента, то его бы не стали арестовывать», - пояснил Майоров. По его словам, всего журналист четыре раза давал письменные показания, но в деле имеются только два из них. Показания на генпрокурора и главу МВД отсутствуют.

Следователи требовали от Абдуллаева написать, что лидер оппозиционного Народного движения Узбекистана (НДУ) Мухаммад Салих заставлял его писать статьи и публиковать их в интернете.

«Бобомурод объяснял, что под именем «Усман Хакназаров» он начал писать с января 2003 года, но следователи Туракулов и Веселов, а также Володя и Ульмас заставили его написать, что под этим именем он стал публиковаться с 2012 года по требованию Мухаммада Салиха. Бобомурод считает, что факт того, что он начал писать под именем «Усмана Хакназарова» с 2003 года, не вписывался в схему, созданную Туракуловым и Веселовым для привязки Абдуллаева к Салиху», - рассказывает Майоров. Когда Абдуллаев отказывался выполнять требования следователей, ему грозили бессонницей.

По словам журналиста, следователи также заставили его подписаться под бумагой о том, что он, якобы, не желает участвовать в экспертизах по восстановлению информации на его компьютерах и магнитных носителях. На самом деле он подписывал свой отказ от участия в экспертизах гораздо позже, чем эти экспертизы проводились.

«Бобомурод уверен, что так называемые экспертизы по восстановлению информации делались для того, чтобы «закачать» в его магнитные носители нужную следователям информацию. Например, по «Жатве». Бобомурод не знает, откуда в его компьютере могли появиться файлы с «Жатвой». Он уверен, что их туда записали после его ареста», - рассказывает Майоров.

Абдуллаев рассказал также, как его готовили к встрече с адвокатом.

«Роль адвоката взял на себя Веселов. Веселов задавал Бобомуроду вопросы, которые, предположительно, может задать адвокат Майоров. И затем Веселов вместе с Тимуром (работник СНБ) «учили» Бобомурода, как надо отвечать на те или иные вопросы адвоката. Например, когда адвокат предложит снять верхнюю одежду, чтобы убедиться, что на Бобомуроде нет повреждений, то, по сценарию Веселова, Бобомурод должен отказаться раздеваться. Собственно, все так и было», - говорит Майоров.

Бобомурод уверен, что сможет узнать помещение, в котором его пытали. «Это комната, в которой в стену вмурованы металлические прутья, на концах которых имеются кольца. Узника наручниками приковывали за руку и за кольца на этих прутьях и пытали. Перемещали его из комнаты в комнату с мешком на голове», - говорит Майоров.

Абдуллаев запомнил имена тех, кто непосредственно его избивал: «Это Кобил, Маджид, Эльмурад. Наибольшей жестокостью отличался Маджид».

Психологическое давление на Бобомурода оказывали сотрудники СНБ Ульмас и Володя. Они угрожали ему, ругали за поддержку Шавката Мирзиёева «вместо того, чтобы нападать на него и ругать его».

«Они же объясняли Бобомуроду, что его убьют не в стенах СНБ, это может бросить тень на работу СНБ, а либо в Таштюрьме, либо уже в зоне. Поставят его на трудные работы, типа в каменоломне, толкнут в работающий агрегат, и его тело превратится в фарш, который и передадут его матери», - продолжает адвокат.

Майоров сообщил, что 5 марта, после возвращения из здания суда, Абдуллаева неожиданно посетил врач. Он осмотрел левую руку, которая была повреждена во время пыток. Бобомурод пожаловался ему на боли в позвоночнике. «Бобомурод утверждает, что в период пребывания в СНБ он неоднократно жаловался на проблемы с позвоночником, подавал заявления об этом. Он уверен, что в СНБ имеются записи врачей о его жалобах. Кстати, врач в беседе с Бобомуродом подтвердил, что знал о том, что ему не давали спать в течение шести суток, а потом еще трое суток в «мягкой комнате». Вероятно, когда так пытают, то делают это под присмотром врача», - предположил Майоров.

«Меня несколько удивляет и тревожит то, что до сих пор к Бобомуроду не пришел прокурор и не взял у него объяснений по фактам, которые я донес до генпрокуратуры и до СМИ. Я ему рекомендовал, что, если придет работник прокуратуры, чтобы он посмотрел его удостоверение и после этого отказался давать пояснение без моего присутствия. Он обещал так сделать», - сообщил адвокат журналиста.

Первое заседание по делу Бобомурода Абдуллаева должно было состояться 5 марта, но его перенесли из-за неявки на процесс прокурора. Слушания начнутся 7 марта в 14.00. Подробнее о деле журналиста можно узнать из материалов специальной рубрики «Ферганы» «Бобомурод Абдуллаев».

Международное информационное агентство «Фергана»






РЕКЛАМА