21 Январь 2019




Новости Центральной Азии

Сборщики хлопка в Туркменистане рассказали о приписках и недоплате

Сбор хлопка в Туркмении. Фото с сайта Habartm.org
Сборщики хлопка в Дашогузском велаяте (области) Туркменистана рассказали, что при оценке объема урожая активно практикуются приписки, а труд сборщиков не оплачивается в установленном порядке. Об этом 1 ноября сообщило издание «Альтернативные новости Туркменистана» («АНТ»).

Корреспондент издания в 4 часа утра 22 сентября прибыл на автостанцию города Дашогуз, где побеседовал с одним из граждан, направляющихся на сбор хлопка. Мужчина рассказал, что работает кабельщиком на бюджетном предприятии электросвязи «Дашогузтелеком». Отказаться от поездок на поля нельзя под угрозой увольнения. Впрочем, собеседник «АНТ» не сильно беспокоился по этому поводу. «Лично я воспринимаю все это как отдых на природе. У меня есть удочки, ловлю рыбу, отдыхаю. Только кому от этого толк? Во всяком случае, государству, экономике такая организация хлопкоуборочной кампании точно в ущерб», — заявил он. Мужчина добавил, что среди его коллег есть и те, кто недоволен поездками и воспринимает их как пустую трату времени.

По словам сборщика, для них установлена норма — 70 килограммов хлопка за день, но за ее выполнением практически не следят. «Хлопок приписывают — к каждой собранной тонне как минимум 150 лишних килограммов, и эти данные уходят наверх для отчета. Все видят, что хлопка мало и что норму выполнить невозможно», — пояснил он.

Корреспондент выяснил, что в тот день, 22 сентября, убирать хлопок с автостанции ехали 52 работника городского коммунального хозяйства, 20 сотрудников «Дашогузтелекома», 15 сотрудников маслозавода, 15 сотрудников ремонтного завода, 15 сотрудников рыбокомбината, 25 работников объединения «Дашогузхлебопродукты», 60 представителей строительных организаций, 90 человек от компаний «Дашогузгазоснабжение», «Дашогузэнерго» и «Дашогузводоснабжение». Сотрудники образовательных и медицинских организаций Дашогуза в этом году скидывались «на хлопок» деньгами. На эти средства нанимали безработных.

От автостанции сборщиков увезли семь автобусов. Корреспонденту удалось последовать с ними. В автобусах не хватало сидячих мест, люди ехали стоя (хотя иногда сидячие и стоящие пассажиры менялись местами). В 7 часов утра сборщики прибыли в район Рухубелент. Там их встретили представители местной администрации и распределили по дехканским (фермерским) объединениям. После этого колонна автобусов разбилась на несколько частей.

По пути журналисту удалось поговорить еще с несколькими сборщиками. Работник Дашогузского маслоэкспеллерного завода рассказал, что по прошлым поездкам помнит тяжелые бытовые условия. Работникам приходится ночевать на земле, готовить еду на костре, им негде бывает помыться, приходится ходить пешком до отдаленных полей.

Уборщица одного из детских садов пожаловалась на сложности с оплатой труда. «Нет единого тарифа за собранный хлопок. Вернее, он, наверное, есть в бумагах и договорах у арендатора, но мы о нем ничего не знаем. Все в руках арендатора: захочет — по 0,5 маната за кило заплатит, не захочет — по 0,2 или 0,3 маната», — рассказала она. По ее словам, до середины сентября арендаторы государственных полей платили сборщикам аккуратно, но затем объемы выплат начали падать. «В конце сезона, как это всегда и бывает, арендатор может и вовсе отказаться платить, мотивируя тем, что, дескать, я вас к себе не звал, это вас пригнали», — заключила она.

Также журналист выяснил, что к концу сезона снижается контроль над соблюдением запрета на применение детского труда. В начале сезона официальные лица строго следят за тем, чтобы родители не посылали детей работать вместо себя, а также чтобы несовершеннолетних не нанимали за деньги. Но затем на 15-16-летних сборщиков перестают обращать внимание. Один из таких сборщиков рассказал корреспонденту: «Я знаю, учителей не раз предупреждали о том, что детей на хлопке быть не должно. Нас и классные руководители пугали всякими комиссиями и проверками, но что они могут? Максимум, позвонить домой родителям или послать одноклассников, чтобы привели меня в школу. Однажды мой старший брат рявкнул на них, и те убежали. И толк? Зато я за эти две недели заработал себе на зимнюю одежду, замещая соседа — работника электросети».

Принудительный труд работников бюджетных организаций на хлопковых полях — одна из ключевых причин критики властей Туркменистана международными организациями. Государственные СМИ категорически отрицают факт принуждения, утверждая, что все ездят «на хлопок» добровольно, чтобы подработать. В начале октября было объявлено, что сборщикам повысили оплату.

В этом году независимые СМИ отмечали, что сборщикам часто нечего делать — из-за неурожая фермеры-арендаторы справляются с уборкой своими силами. Но чиновники на условиях анонимности поясняли, что если они не поставят на поля достаточно работников — в неурожае обвинят их. 22 октября это действительно произошло: президент Гурбангулы Бердымухамедов заявил, что урожай в этом году хороший, а планы не выполняются из-за низкого уровня работы хякимликов (местных администраций).

Международное информационное агентство «Фергана»






РЕКЛАМА