10 Декабрь 2018



Новости Центральной Азии

Комитет защиты журналистов: «При решении вопроса о санкциях Европейский Союз должен учитывать политику Узбекистана в отношении прессы»

11.05.2007 10:15 msk, Фергана.Ру

Узбекистан Свобода слова

Комитет по защите журналистов (Committee to Protect Journalists, известная организация защиты журналистов со штаб-квартирой в Нью-Йорке. Далее - КЗЖ) обратился к странам Евросоюза с призывом в ходе запланированного на 14 мая обсуждения возможности снятия санкций ЕС, введенных в отношении Узбекистана после андижанских событий, принять во внимание ужасающую политику правительства этой страны в области свободы прессы.

Согласно проведенным КЗЖ исследованиям, говорится в обращении, свобода прессы в Узбекистане резко пошла на спад после того, как 13 мая 2005 года в расположенном на востоке страны городе Андижане правительственные войска открыли огонь по демонстрации, в результате чего, по сообщениям очевидцев, погибло от 500 до 1000 демонстрантов. Президент Ислам Каримов и его правительство обрушились на независимых журналистов, опубликовавших материалы об этой бойне, заклеймив их в государственных СМИ террористами и предателями. Многих журналистов выслали из страны, некоторых посадили в тюрьму, альтернативное новостное вещание в стране было фактически ликвидировано. В феврале 2006 года правительство Узбекистана издало закон, запрещающий гражданам работать в финансируемых иностранными государствами СМИ без аккредитации в Министерстве иностранных дел. Согласно полученной КЗЖ информации, Узбекистан занимает первое место в регионе и шестое место в мире по числу заключенных журналистов, пятеро из которых в настоящее время находятся за решеткой.

Независимая ташкентская журналистка Умида Ниязова, освобожденная из заключения во вторник, 8 мая, после апелляции, была последней в ряду сотрудников СМИ, попавших за решетку по уголовным обвинениям, связанным с освещением правозащитной и политической тематики. 1 мая судья Низом Рустамов признал Ниязову виновной в незаконном пересечении границы с Кыргызстаном, контрабанде антиправительственной литературы и распространении с иностранной помощью материалов, угрожающих национальной безопасности. Ташкентский суд приговорил ее к семи годам тюремного заключения. Во вторник кассационная инстанция ташкентского городского суда снизила Ниязовой меру наказания до трех лет лишения свободы условно, но необоснованное обвинение с нее не снято. Ниязову, которой запрещено выезжать из Ташкента и которая обязана регулярно отмечаться в правоохранительных органах, заставили зачитать на кассационном слушании подготовленное «признание вины».

Кроме того, Ниязова провела три с половиной месяца в предварительном заключении, где, согласно источникам КЗЖ, ее подвергали ежедневным допросам продолжительностью до 15 часов, а спать давали лишь ночью по нескольку часов. Ниязова освещала вопросы политики и прав человека в Узбекистане на независимом центрально-азиатском новостном веб-сайте «Оазис» и в узбекской службе Радио Свободная Европа/Радио Свобода; кроме того, она предоставляла материалы таким международным группам, как Human Rights Watch, Freedom House и Internews Network.

Дело Ниязовой – не одиночный случай. Исследования КЗЖ свидетельствуют о вызывающей беспокойство государственной политике запугивания, притеснений и лишения свободы узбекских журналистов. Ниже приведен рад примеров:

* 12 сентября 2006 года был арестован и приговорен к шестимесячному принудительному лечению в психиатрической больнице Джамшид Каримов, бывший корреспондент лондонского Института по освещению войны и мира (Institute for War and Peace Reporting - IWPR). До Андижанского кризиса Каримов работал в IWPR, затем сотрудничал с рядом независимых газет и интернет-изданий. Прежде чем арестовать Каримова, местные власти пристально следили за его деятельностью. По сообщению работающего из Москвы центрально-азиатского новостного веб-сайта «Фергана.Ру», после того, как мать журналиста обратилась к властям с просьбой убрать из ее дома все прослушивающие устройства, сотрудники правоохранительных органов в августе 2006 года установили аппаратуру слежения в соседнем здании. В том же месяце джизакские власти конфисковали паспорт Каримова, когда тот обратился за выездной визой для участия в семинаре по журналистике, проводившемся в соседнем Кыргызстане. Согласно источникам КЗЖ в регионе, в начале апреля 2007 года власти Самарканда распорядились продлить срок принудительной госпитализации Каримова еще на полгода, невзирая на заключения врачей о том, что журналист здоров. Он до сих пор в больнице, родным с ним видеться не разрешают.

* Согласно источникам КЗЖ, ташкентского корреспондента германского общественного вещательного органа «Немецкая Волна» (Deutsche Welle) Наталью Бушуеву обвинили в уклонении от уплаты налогов, сокрытии информации о доходе и работе в качестве репортера без аккредитации. Бушуева – первый журналист, которому было предъявлено формальное обвинение по закону 2006 года об аккредитации в Министерстве иностранных дел. Кроме того, как сообщили московскому агентству новостей «Регнум» в прокуратуре, Бушуева не подавала в местные налоговые органы декларации о своих доходах за последние пять лет, в течение которых она являлась сотрудником «Немецкой Волны». Редактор «Немецкой Волны» Александр Варкентин назвал обвинения налогового ведомства необоснованными. По сообщениям международной прессы, он сказал, что Бушуева платит налоги в соответствии с двусторонним соглашением между Германией и Узбекистаном. По сообщениям местных источников КЗЖ, после предъявления этих обвинений Бушуева бежала из страны. Как сообщает агентство Ассошиейтед Пресс со слов адвоката журналистки Сухроба Измаилова, если ее вина будет доказана, ей грозит тюремное заключение сроком до трех лет.

* По сообщениям международной прессы, 27 марта 2007 года еще одному корреспонденту «Немецкой Волны», Юрию Черногаеву, было предъявлено обвинение по статье 190 Уголовного кодекса Узбекистана в «работе без лицензии». Репортер «Немецкой Волны» Михаил Бушуев сообщил КЗЖ, что его радиостанция подала соответствующие документы в Министерство иностранных дел Узбекистана и не была извещена об официальном отказе предоставлять аккредитацию корреспондентам «Немецкой Волны». Ранее узбекские власти уже преследовали Черногаева за его работу на «Немецкой Волне». Согласно проведенным КЗЖ исследованиям, в марте 2006 года Министерство иностранных дел формально предупредило его о недопустимости работы с неаккредитованными журналистами.

* 14 сентября 2006 года, после публикации ряда статей с критикой местной администрации, по сфабрикованному обвинению в шантаже и взяточничестве был арестован Улугбек Хайдаров, в прошлом корреспондент лондонского Института по освещению войны и мира и репортер Internews Network. Незадолго до ареста Хайдаров напечатал несколько статей о невыплате заработной платы работникам местного мраморного завода. По сообщениям международной прессы, после ареста журналиста его дом обыскали двадцать полицейских, были изъяты книги и рукописные материалы. По сведениям КЗЖ, 5 октября 2006 года после двухдневных слушаний, в ходе которых главный свидетель обвинения по сообщениям подтвердил невиновность Хайдарова, суд приговорил журналиста к шести годам тюремного заключения. Месяц спустя судья Джизакского городского суда прекратил дело и вынес постановление об освобождении Хайдарова. В заключении Хайдарова четыре раза переводили из одной тюрьмы в другую, пытали и заставляли выполнять изнурительные физические упражнения с 5 часов утра до 10 вечера. Власти продолжали преследовать и запугивать журналиста и его семью до тех пор, пока он не бежал из страны в конце 2006 года.

* Ортикали Намазова, в прошлом редактора государственной газеты «Поп Тонги» и корреспондента государственной газеты «Кишлок xаети», обвинили в растрате после того, как он опубликовал ряд статей о предполагаемых злоупотреблениях местных налоговых органов и колхозного руководства в распложенной на северо-востоке страны Наманганской области. Суд начался 4 августа 2004 года, и вскоре после этого Намазов пожаловался на предвзятое отношение со стороны судьи, который не разрешал ему защищать самого себя. 11 августа 2004 года, до оглашения приговора, журналист был арестован. Через пять дней уголовный суд Туракурганского района признал Намазова виновным и приговорил его к пяти с половиной годам тюремного заключения. Активист движения в защиту прав человека Мутабар Таджибаева, которая в настоящее время сама находится в заключении по причинам, связанным с ее профессиональной деятельностью, следила за ходом процесса 2004 года и сообщила КЗЖ, что местные власти притесняли семью журналиста в течение судебного разбирательства, отключили его домашний телефон и уволили с должности дочь Намазова, работавшую школьным врачом. Узбекские власти оставляют без ответа запросы о местопребывании и условиях содержания Намазова.

* 24 июля 2002 года в связи с предполагаемым участием в митинге протеста против заключения в тюрьму членов запрещенной исламистской оппозиционной партии «Хизб ут-Тахрир» был арестован независимый ташкентский репортер Гайрат Мехлибоев. В качестве доказательства предполагаемых экстремистских убеждений Мехлибоева гособвинение представило суду политический комментарий, написанный им для выпуска ежедневной газеты «Хуррият» (Свобода) от 11 апреля 2001 года. По утверждению властей, эта статья, в которой выражалось сомнение в том, должен ли Узбекистан следовать модели западной демократии, и говорилось, что истинный путь к социальной справедливости лежит через религию, излагала идеи партии «Хизб ут-Тахрир». К 18 февраля 2003 года, когда Шайхантаурский областной суд приговорил Мехлибоева к семи годам лишения свободы, он уже провел свыше шести месяцев в предварительном заключении. По сообщениям местной и международной прессы, Мехлибоева признали виновным в антиконституционной деятельности, участии в экстремистских религиозных организациях и разжигании религиозной вражды. После апелляции срок заключения был сокращен до шести с половиной лет. Узбекские власти оставляют без ответа запросы об условиях содержания журналиста.

* Редактор оппозиционной газеты «Ерк» Мухаммад Бекджанов и ее сотрудник Юсуф Рузимурадов были признаны виновными в издании и распространении запрещенной газеты, выступавшей с критикой президента Узбекистана Ислама Каримова, участии в запрещенных политических демонстрациях протеста и попытке свержения государственного строя. Их приговорили к 14 и 15 годам лишения свободы соответственно. Как сообщил КЗЖ ташкентский активист движения в защиту прав человека, обоих пытали во время предварительного заключения в ташкентской городской тюрьме, в результате чего они получили серьезные травмы. В 2003 году репортеры лондонского Института по освещению войны и мира и агентства АП взяли у Бекджанова интервью в тюрьме, когда он лечился от туберкулеза, которым заразился во время своего заключения. По сообщению Института, в интервью Бекджанов рассказал о пытках и побоях, результатом которых стала сломанная нога и потеря слуха в правом ухе. По сообщению независимого новостного веб-сайта «Uznews.net», в 2006 году Бекджанов отбывал заключение в расположенном на юго-западе страны городе Касан. Как сообщает «Uznews.net» со слов его жены Нины Бекджановой, которой разрешили свидание с ним в октябре 2006 года, журналист сказал ей, что его продолжают избивать и пытать, и в частности по этой причине он потерял почти все зубы. Несмотря на неоднократные запросы, узбекские власти не предоставили КЗЖ информации о местопребывании, условиях содержания и состоянии здоровья Бекджанова и Рузимурадова.

Являясь независимой и непартийной организацией журналистов, созданной для борьбы за права своих коллег в различных странах мира, мы полагаем, что свободная пресса является залогом развития стабильной и устойчивой демократии. Независимые журналисты играют важную роль в обеспечении граждан Узбекистана информацией общественной важности.

КЗЖ приветствует инициативу Европейского Союза о выработке скоординированной стратегии по Центральной Азии и ведении результативного диалога по правам человека с правительством Узбекистана. Мы призываем Вас придать первоочередное значение обсуждению разрушительных последствий проводимой государством политики искоренения независимой журналистики, без которой нельзя надеяться на торжество демократии в стране с наиболее многочисленным населением из всех государств Центральной Азии. Если узбекские власти не продемонстрируют добрую волю к улучшению положения со свободой прессы и правами человека в стране, освободив из заключения вышеперечисленных журналистов, позволив провести независимое расследование Андижанского кризиса и предоставив журналистам возможность исполнять свои профессиональные обязанности без страха расправы, жесткие санкции ЕС в отношении Узбекистана должны остаться в силе. Это послужит для правительства Узбекистана недвусмысленным знаком того, что международное сообщество под руководством ЕС при определении политического курса важное место отводит правам человека.