9 Декабрь 2019



Новости Центральной Азии

О перспективах отношений Запада с Узбекистаном

06.06.2008 09:28 msk, Ташпулат Юлдашев

Узбекистан Анализ

В последние месяцы в отношениях Узбекистана с западными государствами наблюдаются некоторые подвижки. Подтверждением тому служат участившиеся визиты высокопоставленных эмиссаров США и Европейского Союза в Ташкент, поступление западных инвестиций для развития перерабатывающих отраслей промышленности, развитие торгово-экономических отношений. Одни политики выступают с оптимистическими заявлениями по поводу перспектив развития двусторонних отношений в связи с «либерализацией» внутренней политики правящего режима, другие проявляют сдержанность, советуют дождаться выполнения президентом И.Каримовым данных обещаний относительно прекращения репрессий и соблюдения прав человека.

Для прояснения сути отношений Ташкента с Западом попытаюсь изложить собственное представление о позиции каждой из сторон.

Первое. Ташкент располагает необходимой информацией о стремлении международных правозащитных организаций привлечь чиновников любого ранга к международной уголовной ответственности за систематическое применение пыток к беззащитным людям. Я уверен, что публикация даже с опозданием на два года в прессе и Интернете проектов соответствующих документов, подготовленных для рассмотрения на очередной сессии Генеральной Ассамблеи ООН, может вызвать шок общественности не только западных стран, но и Узбекистана.

Второе. После расстрела правительственными войсками мирной демонстрации жителей Андижана 13 мая 2005 года Запад, учитывая полярно противоположные оценки трагических событий официальными кругами с одной стороны, и независимыми экспертами и простыми гражданами с другой, предложил Ташкенту провести независимое международное расследование, на что И.Каримов не дает согласия до сих пор (похоже, у него есть основания бояться итогов такого расследования). По этой причине ЕС ввел символические санкции в отношении Узбекистана. В ответ Ислам Каримов начал проводить антизападную политику, бросился в объятия Кремля, 15 ноября 2005 года подписал Договор о Союзе с Россией, восстановил членство в ЕврАзЭС, ОДКБ.

За два с половиной года узбекские власти, ведя тяжелые, изнурительные переговоры, испытывая терпение партнеров по СНГ, ЕврАзЭС, ОДКБ, ШОС, подписали более девяноста пяти процентов коллективно выработанных договоров и двусторонних соглашений, которые изначально не собирались выполнять. Самые важные из них были ратифицированы с оговорками, сводящими на нет основное их содержание.

Поверив искренности намерений И.Каримова, партнеры по ЕврАзЭС и ШОС предоставили узбекскому бизнесу налоговые и таможенные преференции, свободу действий на своей территории, но взамен ничего не получили. Настало время выполнения обещаний. На каждой очередной встрече в рамках упомянутых организаций партнеры все настойчивее требуют от узбекского президента выполнения взятых на себя обязательств, то есть открытия границы, внутреннего рынка Узбекистана, обеспечения свободы перемещения денежных средств, людей, товаров и на его территории. Бизнесмены из стран СНГ работают в Узбекистане на свой риск и страх, платят огромные налоги и таможенные пошлины в расчете на скорое улучшение ситуации. Они могут лишиться части или всех своих активов в случае ухудшения политических отношений правительства с Ташкентом, как это имело место ранее с бизнесменами Турции, Южной Кореи, арабских стран, США и других западных государств, а в настоящее время – с предпринимателями Казахстана и Таджикистана.

Открытие границ, взаимное снижение налоговых и таможенных тарифов для партнеров по ЕврАзЭС и ШОС лишили бы госбюджет Узбекистана большей части поступлений. Наплыв в страну дешевых и качественных промышленных товаров привел бы к падению цен в стране в два-три раза, облегчению жизни народа. Но с другой стороны, отток твердой валюты за рубеж привел бы к полному обвалу искусственно поддерживаемого курса местной валюты – сума, подстегиванию галопирующей инфляции, разрушению хилой финансовой и банковской системы, производственной базы в стране, а на создание новой, конкурентоспособной производственной базы с помощью иностранных инвестиций может потребоваться несколько лет.

Узбекистан был и остается одним из основных поставщиков природных, сырьевых, горнорудных ресурсов и полуфабрикатов в Россию и Китай. Доля промышленной продукции в общем объеме экспорта страны не превышает двадцати процентов. Экономика Узбекистана была и остается сырьевой, неконкурентоспособной. Ислам Каримов, постоянно твердящий о «колоссальных успехах» в экономическом развитии республики, прекрасно знает об истинном ее положении. Если он откроет не границу и не ворота, а всего лишь одну щель, то половина местных и зарубежных бизнесменов, банкиров за считанные дни выведет свои активы из страны. Многие из них хоть сейчас готовы подарить тридцать-сорок процентов активов любому человеку за помощь в их вывозе из Узбекистана, избавления от всех административных и бюрократических катавасий, коррупционного насилия.

В таком случае многие провалы в экономике, неудачи в политике диктаторского режима станут достоянием общественности при жизни И.Каримова. Находясь у власти, такого исхода он не допустит и ни при каких обстоятельствах не позволит открыть границы республики для России, Китая, Запада или соседних государств.

Каримов лишил себя поля для политических маневров. Главную свою задачу он видел и видит в получении преференций от любого партнера под лживые, невыполнимые обещания. Однако изложенное не означает, что Россия и другие страны СНГ, не добившись взаимности от Ташкента, могут решиться на ухудшение отношений с ним. У каждой из сторон есть что терять, и на резкое свертывание торгово-экономических отношений они вряд ли пойдут.

Третье. До 2006 года удельный вес капиталистических государств во внешнеторговом обороте Узбекистана доходил до семидесяти процентов, остальная часть приходилась на Китай, Россию и другие страны СНГ. До восьмидесяти процентов доходов туристической и гостиничной индустрии поступало от западных туристов и бизнесменов. Россия и Китай не смогли компенсировать потери страны от охлаждения отношений с Западом. Большие ожидания крупных инвестиционных вливаний в экономику Узбекистана под обещание переориентировать внешнюю политику в сторону антизападного блока не оправдались. Сравнительно небольшие инвестиции направлялись в основном на освоение богатых залежами недр, сырьевых и природных ресурсов. От малодоходных проектов, концессий, создания современных производственных мощностей в стране Россия и Китай постепенно отказались. Осложнение отношений с Западом усугубило экономический и социальный кризис в Узбекистане. Конкурентную борьбу за инвестиции соседним странам он проиграл.

Ташкент намеревается наверстать упущенное

Вынужденную переориентацию позиции в сторону развития сотрудничества с Западом диктаторский режим Каримова пытается объяснить как конкретное проявление гибкости его правительства, проведение им многовекторной политики на мировой арене.

Что касается западных государств, то после введения санкций они утратили былое влияние на Ташкент и, соответственно, позиции в экономике страны. Но они хотят принять участие в обострившейся борьбе за драгоценные сырьевые, стратегические горнорудные ресурсы в Узбекистане.

Западные государства заинтересованы в восстановлении своего влияния на официальный Ташкент с целью защиты прав граждан, проведения демократических реформ в стране. Об этом правительственные чиновники говорят больше для введения в заблуждение общественности. На самом деле этим вопросам придается второстепенное значение. Людей, занимающих активную гражданскую позицию, выступающих за проведение подлинных демократических реформ, дипломатические представительства Запада близко к своим зданиям не подпускают, ни на какие мероприятия не приглашают. Ходят слухи о предоставлении кое-каким людям грантов на развитие демократии. Судя по всему, гранты выделяют только тем, кто усиленно работает на два фронта, тесно сотрудничает с диктаторским режимом, служит «мостом» между местной властью и зарубежными представительствами. Так западные представители облегчают свою задачу в стране пребывания, о чем западные налогоплательщики не имеют четкого представления.

Кроме того, в развитии партнерских отношений с Узбекистаном западные правительства видят дополнительную возможность нормализации ситуации в Афганистане, вызывающую повышенную тревогу на Западе.

Ради достижения своих целей Запад обещает оказывать Узбекистану экономическую помощь, за приличную оплату использовать его территорию, инфраструктуру, производственную базу для восстановления экономики Афганистана. Для этого он готов развивать политические контакты с Ташкентом на любых условиях, предать забвению трагические события в Андижане 13 мая 2005 года и отменить санкции, введенные в отношении Узбекистана, путем очередного, третьего приостановления их действий на следующие полгода.

Принимая во внимание предложения и желания западных государств, Ислам Каримов дал ряд обещаний, но выполнил лишь одно из них, и то условно. Попытаюсь объяснить свою мысль читателям на одном примере.

Второго июня сего года И.Каримов с учетом давления местной и международной общественности, правительств США, ФРГ, Великобритании, Франции, Швейцарии и других демократических государств Запада дал указание спецслужбам и зависимым от него судебным органам выпустить на свободу известную правозащитницу, руководителя клуба «Пламенные сердца» Мутабар Таджибаеву. Толчком к досрочному освобождению патриота-бунтаря послужило решение Фонда Мартина Энналса о присуждении ей престижной международной премии, единодушно поддержанное всеми международными правозащитными и гуманитарными организациями.

Но Мутабар Таджибаеву освободили условно, с трехгодичным испытательным сроком. По сути, ее держат под домашним арестом. Она поставлена под жесткий контроль спецслужб, местной администрации, старосты и активистов махалли (квартала), защищающих интересы диктаторского режима, а не жителей местности. Таджибаева обязана чуть ли не еженедельно являться в районное отделение внутренних дел (РОВД) для «нравоучительных собеседований» с милицейским начальством, писать объяснительные записки о соблюдении всех требований власти. В любое время ее может вызвать на «собеседование» и староста махалли. Выехать за пределы Маргилана она может лишь с разрешения начальника милиции. За малейшее непослушание, отпор грубости, хамству сотрудников милиции, спецслужб, критические высказывания в адрес правящего режима ее могут опять наказать. Нервно-истощенного, психически уставшего, физически изможденного болезнью человека милиционеры могут легко спровоцировать на конфликт, перебранку и вновь заточить в тюрьму в любое время, как они поступили с бывшим корреспондентом радио «Свобода» Насыром Закировым. Таджибаеву могут вновь посадить в тюрьму и в случае ухудшения отношений с Западом. Сегодня она на свободе, хотя и под домашним арестом, завтра без зазрения совести ее могут заточить за решетку.

К правозащитнику, всю жизнь добивающемуся от власти соблюдения закона, справедливости, относятся как к отпетому преступнику-рецидивисту, которого нужно жестко контролировать. Такой практики, кроме как в Узбекистане, нет нигде в мире.

Каримов, привыкший применять силу для борьбы с инакомыслящими и давление в отношениях со странами СНГ, особенно с соседними государствами, может считаться только с силой. Языка дипломатии, уговоров, политических компромиссов он не понимает, обязательств не выполняет. Например, узбекские власти не продлили аккредитацию бывшему директору Ташкентского представительства правозащитной организации Human Rights Watch Андреа Берг, не дали аккредитацию еще трем вновь назначенным директорам этого представительства, не дали аккредитацию двум корреспондентам агентства Ассошиэйтед Пресс, радио «Немецкая волна» и другим журналистам зарубежных СМИ. Для того чтобы лишить зарубежных журналистов, приезжающих в Узбекистан по частным туристическим путевкам, возможности заниматься профессиональной деятельностью на свой риск, принят новый закон «Об упорядочении пребывания иностранных граждан в Узбекистане», которым усилен надзор за пребыванием иностранцев в республике. Ташкент не дает согласия на возобновление деятельности престижных международных организаций в Узбекистане. Три месяца тому назад власти дали предварительное согласие на проведение в Ташкенте в начале июня сего года международного семинара «О средствах массовой информации», но затем, добившись очередного замораживания санкций, тихо отменили свое решение.

Внутри страны ситуация с правами человека ухудшается. Диктаторский режим продолжает преследовать инакомыслящих, разгонять силами милиции и наемных хулиганов пикетчиков, людей, попытавшихся возложить цветы к символическому монументу в память погибших 13 мая 2005 года, желавших помянуть таким образом в том числе и погибших в тот день военнослужащих, сотрудников СНБ, милиции, прокуратуры. Каждого, кто попал в объектив видеокамеры 13 мая 2005 года на площади Бабура в Андижане, объявили экстремистами и террористами, передали списки в Интерпол и теперь разыскивают их по всему миру. К сожалению, некоторые правительства верят версии диктаторского режима и экстрадируют безвинных граждан в Узбекистан, где их ждут допросы с применением пыток, издевательств и долгосрочное заключение в тюрьму.

Сильнейшим потрясением для прогрессивной общественности стал арест в декабре 2007 года и заключение в тюрьму известного поэта-бунтаря Юсуфа Джумы, который на протяжении многих лет ведет неравную, принципиальную борьбу с тиранической властью Ислама Каримова. До ареста он с членами своей семьи устраивал пикеты у здания Каракульской районной и Бухарской областной администраций, прокуратуры, милиции, разъезжал на автомашине с плакатом: «Долой президента Каримова! По Конституции он не имеет права баллотироваться на третий срок» и так далее. Талантливого поэта посадили в тюрьму по обвинению в том, что якобы он один «избил и покалечил» целую группу натренированных молодых милиционеров! А теперь утверждают, что он с покалеченной ногой якобы сумел убежать из тюрьмы, чему вряд ли кто поверит. Жив ли он? Если жив, почему западные дипломаты не добиваются немедленной встречи с ним, не требуют его освобождения?

В Узбекистане продолжаются и преследования верующих. С декабря 2007 года начали сажать в тюрьму представителей духовенства не только исламского, но и христианского, за то, что они в своих проповедях призывали следовать Десяти Заповедям Писания, ставили под сомнение нравственный облик властной элиты, политику диктаторского режима. Для отвлечения внимания общественности от произвола им инкриминируют некие уголовные преступления. Куда же смотрит мировая общественность?

На свободу, хоть и условно, выпустили только правозащитницу Мутабар Таджибаеву, чему прогрессивная общественность рада по уши. В тюрьмах продолжают томиться десятки тяжелобольных политзаключенных. Среди них - лидер движения «Солнечная коалиция» Санджар Умаров, талантливый писатель Мамадали Махмудов, бывший депутат парламента Мурод Джураев, 82-летний Ахмаджон Адылов (когда статья готовилась к публикации, А.Адылов был освобожден из тюрьмы. - Прим. ред.), 75-летний Исхак-ата Абдуллаев, идеолог «Солнечной коалиции» Хотам Абдураимов, правозащитник Аъзамджон Фарманов и многие другие.

Проще говоря, Ташкент не идет ни на какие послабления. Чтобы не допустить полной самоизоляции Узбекистана от цивилизованного мира, сохранения рычагов давления на упрямого, ненадежного правителя Запад развивает отношения с ним несмотря ни на что, делает ему одну уступку за другой, практически вводя в заблуждение общественность своих стран.

Я призываю международные правозащитные и гуманитарные организации критически относиться к политике своих правительств в Узбекистане, требовать прекращения уступок с их стороны, и, ставя во главу угла защиту прав человека, добиваться немедленного и безусловного освобождения политзаключенных, прекращения насилия власти над узбекским народом.

Ташпулат Юлдашев, независимый политолог, Ташкент.