25 Июнь 2019



Новости Центральной Азии

Ташкент: Новый сезон массового выпаса скота на газонах - в самом разгаре

26.06.2008 22:32 msk, Алексей Волосевич

Разное Узбекистан

Готовясь торжественно отпраздновать 2200-летие Ташкента, возраст которого указом президента Каримова был увеличен на два столетия, столичные власти издали постановление о том, что отныне ташкентцам нельзя выбрасывать мусор, где попало, а также вывешивать на балконах белье и т.д. Нарушителям грозят штрафными санкциями вплоть до конфискации жилья. Забыли лишь об одном: о массовом выпасе крупного и мелкого рогатого скота на улицах 2200-летнего города. Возможно, потому что скот – это не какие-то там трусы и простыни, по версии властей, не вписывающееся в национальные традиции. Скот - это свято.

Между тем, пора массового выпаса скота в Ташкенте сейчас в разгаре. Подобно киргизским скотоводам, загоняющим свои стада на высокогорные пастбища - джайлоо, ташкентские их коллеги выгоняют свой скот попастись на сочной июньской травке. Правда, происходит это непосредственно в самом городе. Повсюду, за исключением отдельных центральных районов столицы, можно увидеть массу коров и баранов, подъедающих последние клочки травы и оставляющих после себя кучи навоза.

Поутру, совершая пробежку по круговой дорожке школьного стадиона, мне неизменно приходится перепрыгивать через свежие коровьи «лепешки». Менее осторожный человек мог бы и «подорваться». Но что поделаешь – еще на рассвете на территорию школы загоняют пастись целое стадо коров. И днем, и вечером игроки в футбол бывают вынуждены лавировать между пасущимися на футбольном поле коровами и баранами. Увы, подобную картину можно наблюдать не только на моем квартале, но и по всему Ташкенту. Скот пасут всюду – и школьные стадионы, обильно поросшие травой, - не исключение.

Ташкент, массив Юнус-Абад, стадион школы № 240
Ташкент, массив Юнус-Абад, стадион школы № 240. В правом верхнем углу снимка на заборе различима надпись: «Пасти коров запрещено». Фото автора (2008 г.)

Да, современный Узбекистан – это не только хлопок, золото, газ, злой режим, правозащитники, исламские экстремисты, гастарбайтеры, «УзДЭУавто», Андижан, древности Бухары, Хивы и Самарканда, военная база бундесвера, сохнущий Арал, арбузы, менты и плов - то есть, то, о чем постоянно пишут СМИ. Еще есть некий общий фон, постоянно присутствующий, но о котором писать почему-то не принято. Одно из его проявлений – скот, который буквально везде. От него никуда не спрятаться, не скрыться: пасущиеся животные – они повсюду. Поэтому если вам вздумается снять фильм, действие которого будет происходить в столице Узбекистана, то для полной правдоподобности на заднем плане обязательно должны присутствовать две-три коровы или небольшая отара баранов. Без этого фильм будет фальшив, если, конечно, его действие не разворачивается целиком в центре Ташкента.

Ташкент, Улица Амира Темура (бывшая Энгельса)
Ташкент, улица Амира Темура (бывшая Энгельса). Фото автора (2008 г.)

Удивительный факт: в первом десятилетии XXI века скот, постоянно пасущийся на улицах 2,5-миллионной столицы Узбекистана, стал явлением настолько заурядным, что это воспринимается не иначе как норма. И норма эта почему-то с каждым годом утверждается все больше и больше. Ташкент переживает массированное вторжение сельского образа жизни (вместе с его носителями); и вот уже не только в махаллях (кварталах частных домов), но и в крупных многоэтажных районах от постоянного присутствия скота никуда не деться. Любые участки зелени жителями окрестных махаллей воспринимаются как отличное пастбище, куда надлежит как можно быстрее загнать своих коров, ослов и баранов, будь то парки, скверы или детские площадки. Они ничего не смущаются и выпасают свой скот совершенно свободно, словно это дело само собой разумеющееся. Пасут его и под окнами четырех-пятиэтажных домов, загоняя скотину в чужие палисадники и огороды, пока кто-нибудь из жильцов не начинает на них орать. Тогда они спокойно перегоняют коров и баранов дальше. Впрочем, гонять их бесполезно – на ваш вопль они спокойно уберутся, но завтра появятся снова. И только если ты начинаешь их фотографировать, в глазах пастухов появляется некое сомнение в правильности своих действий, а затем они начинают тихо уводить свою скотину. Если последовать за ними дальше и продолжать снимать, уход перерастает в паническое бегство, когда животные, подгоняемые перепуганным владельцем, выскакивают прямо на проезжую часть дороги, вынуждая резко тормозить встречные автомобили.

В более благоустроенных местах скот пасут украдкой, по ночам. Днем великолепные зеленые пространства, ухоженные газоны и цветники с подведенными к ним трубами распылителей радуют взоры красотой и свежестью. Однако ночью они преображаются. Поздно вечером, когда уже стемнеет, или ранним утром, там появляется скотина жителей ближайших махаллей: чтоб «немного попаслась, там, где травка разрослась». То, что эти цветы и зелень высаживали вовсе не для скота, их абсолютно не волнует. Мне кажется, что подобная мысль им даже не приходит в голову. Как это так: столько травы растет, и что, - она должна зря пропадать? Ну, ни фига себе…

Ташкент, Ворота мусульманского кладбища Окил Ота (возле 17-й горбольницы)
Ташкент, ворота мусульманского кладбища Окил Ота (возле 17-й горбольницы). Фото автора (2008 г.) Объявление на воротах гласит: «Согласно постановлению хокимията на территории кладбища пасти коров, коз, баранов запрещается. Штраф 25.000 сумов!!!»

Милиция на всех этих рогатых и копытных почему-то не обращает никакого внимания. К примеру, чуть ли не каждый день я вижу, как по моему кварталу в направлении школьного стадиона шествует небольшое стадо скота – три-четыре коровы и пять-шесть баранов. Ведут их всегда или несколько подростков или почтенного вида старик. При этом их лица выражают твердую уверенность в своем праве: они точно знают, что за это им ничего не будет. Ну, максимум, кто-нибудь из сотрудников школы выйдет и начнет кричать и стыдить их, что ж, в этом случае можно будет и убраться. А завтра загнать на школьную площадку или стадион свою скотину снова. Так они и сосуществуют – коровы и спортсмены, играющие в футбол. Это происходит постоянно: и днем, и вечером, и на это не реагирует ни одна инстанция и ни один страж порядка, а последних, поверьте, в столице Узбекистана немало.

Полная безнаказанность приводит к тому, что разведение скота в Ташкенте приняло промышленные масштабы. Нет, это не промысел бедных и не надо сочувствовать «доведенным до отчаяния людям», - это всего лишь выгодный бизнес. Откармливающие свой скот на общественных газонах и детских площадках делают это совсем не от безысходности, как можно было бы предположить (во всяком случае, в столице). Стоит проследовать за любым стадом коров и баранов, и вы увидите, что конечным пунктом их шествия станет добротный дом с крепкими воротами и большим двором (маленький просто не позволяет держать скотину). В каждом таком доме обязательно имеется машина, спутниковая «тарелка» и т.д. - то есть атрибутика далеко не аскетического образа жизни.

Ташкент, Массив Юнус-Абад
Ташкент, массив Юнус-Абад. Фото автора (2008 г.)

В то же время тех, кому постоянное присутствие скота изрядно портит среду обитания, значительно больше, нежели тех, что извлекают из этого выгоду. Несложно понять, что подавляющая часть ташкентцев совершенно не горит желанием жить на скотном дворе. А чтобы увидеть, до какой степени эту среду обитания можно испортить, достаточно зайти в любую столичную махаллю, жители которой активно практикуют выпас скота. Да, добротные дома, но при этом резкий специфический запах, слой навоза под ногами и полчища мух… И не надо потом рассказывать сказки о некой высокой культуре. Если даже в столице государства скот пасут на детских площадках между качелями и скамейками, в окружении детей и мамаш с колясками, на клумбах, и даже на кладбищах (!), то ни о какой культуре не может идти и речи. Заметьте – и ведь это столица, главный город государства, его лицо. Что же в таком случае говорить о провинции…

В общем, что бы там ни твердили, а стада скота на столичных улицах – это точный показатель отношения к культуре, действенное мерило цивилизованности. Ведь цивилизация – это чистые улицы, дворы, парки, опрятно одетые люди, качественное здравоохранение, чистая вода в кране. А нынешняя тенденция очевидна и выражается она почему-то не в уменьшении количества копытных на городских улицах, а как раз наоборот. Каждому – своё?..

В этом плане чрезвычайно символично выглядит контраст между огромным утыканным спутниковыми антеннами и видеокамерами зданием американского посольства, этаким форпостом цивилизации в далекой отсталой стране, и силуэтами пасущихся баранов на фоне этого суперсовременного объекта. Смысл читается сразу: это вот мы, ну, а это, соответственно, вы.

Ташкент, Массив Юнус-Абад, 11 квартал
Ташкент, массив Юнус-Абад, 11 квартал. Фото автора (2008 г.)

Как-то, кстати, я наблюдал там такую картину. Перед входом в посольство настелены аккуратные зеленые газоны; рядом, метрах в пятидесяти, начинаются кварталы многоэтажного жилого района (Юнус-Абада). Так вот, в промежуток между микрорайоном и посольством предприимчивые махаллинцы загнали небольшой табунчик лошадей – восемь-десять голов. Сначала те спокойно паслись возле девятиэтажки, но вскоре обнаружили прекрасные, словно бы специально для них созданные газоны, и естественно, переместились на них. Сонный мент из охраны проснулся в своей будке, выскочил и стал бросать в лошадей камнями, чтобы отогнать их от пищи. Но животные упорно не желали уходить. Тогда к нему присоединилось еще несколько милиционеров, и все они стали бегать, прыгать и швыряться в лошадей комьями сухой глины, пока не заставили их вновь отступить к девятиэтажке. Вот было зрелище!…

Впрочем, подобные картины настолько привычны, что не вызывают никакого удивления. Бывают казусы и покруче. К примеру, как-то ночью я возвращался из загородной поездки. Наша машина уже подъезжала к ташкентской кольцевой. Вдруг фары осветили идущую впереди легковушку, через заднее окно которой виднелись какие-то мохнатые рогатые головы. Что за чертовщина?! «Паркентские тёлок на дискотеку повезли», - пошутил водитель. Действительно, в передней машине было снято заднее сиденье, вместо которого водитель ухитрился запихнуть сразу несколько телят.

Другая история. Еду в такси. Возле обочины голосует человек. «Куда?» - высовывается шофер. «До базара Чорсу. Две тысячи даю». Оказалось, что подбросить надо не только его, но и его барана. Водитель, ничуть не смутившись, засунул барана в багажник своих «Жигулей» и мы покатили дальше.

Ташкент, Массив Юнус-Абад
Ташкент, массив Юнус-Абад. Фото автора (2008 г.)

Глядя на все это, на память поневоле приходят пересечения с фильмом «Борат». Помнится, там тоже присутствовала корова в комнате и так далее. Но там это была доведенная до абсурда карикатура, способ поразвлечь, повеселить зрителей, а здесь этот абсурд – жизненная правда.

Что тут сказать? Поскольку всякий полезный опыт заслуживает внимательного изучения, то можно было бы обратить внимание на Россию, где в ноябре 2007 года были приняты поправки в административный кодекс, согласно которым владельцы собак должны выгуливать их с совком и убирать за ними. Как это уже давно практикуется на Западе. Однако в Узбекистане такое нововведение вряд ли возможно. Просто потому, что сразу автоматически встанет другой вопрос: а как быть с вездесущими коровами и баранами – тоже заставлять хозяев выгуливать их с совком?..

Так или иначе, но вариантов реагирования на существующую ситуацию совсем немного: либо гадить вокруг себя, либо не гадить. Иначе говоря, или принять жесткие меры к тем, кто пасет скот на городских улицах, проспектах, парках и так далее, создавая очаги антисанитарии, или продолжать делать вид, что всё нормально, что так всё и должно быть. Второй вариант гораздо более вероятен, поскольку очевидно, что властям на это дело глубоко начхать. Они просто не воспринимают это как нечто неправильное, видимо, по их мнению, это и есть норма. А для чего же они, дескать, тогда еще бывают – эти газоны и парки?..

Ташкент, Массив Юнус-Абад
Ташкент, массив Юнус-Абад. Фото автора (2008 г.)

Конечно, вряд ли скотоводы в Ташкенте могли бы так процветать, если бы этому не способствовала сама власть. Разведение скота сегодня является не просто выгодным занятием, но осознанной госполитикой. Поскольку это дело никак не пересекается с интересами так называемой «семьи», не является для нее конкурирующим бизнесом, или напротив, излишне успешным, который можно было бы «реквизировать» в свою пользу, то скотоводство пользуется поддержкой на высшем государственном уровне. Глава государства официально признал важность скотоводства в жизни страны и своим указом приравнял владельцев крупного рогатого скота к полноправным трудящимся со всеми вытекающими отсюда следствиями вроде выдачи трудовой книжки. Да, да, не удивляйтесь. В проклятую «эпоху колониализма», а также в первое десятилетие независимости, люди, пасущие скотину в общественных местах, были бы признаны заурядными нарушителями, на которых, правда, власти традиционно закрывали глаза. Однако теперь они не нарушители, а «лица, занимающиеся выращиванием рогатого скота», то есть участники государственной программы занятости. Их занятие теперь именуется "надомным трудом", а местная пресса пестрит заголовками типа «Новые приоритеты надомного труда», восхваляя неохватную мудрость президента и преимущества этого вида деятельности. «Двадцать тысяч сырдарьинцев будет принято на учет в качестве лиц, занятых выращиванием крупного рогатого скота. Все они получат трудовые книжки», - торжественно извещает правительственная газета «Правда Востока».

Не правда ли, просто: всего один росчерк пера, и с безработицей в Узбекистане навеки покончено – теперь все считаются работающими и занятыми, достаточно иметь какую-нибудь рогатую скотину (на безрогую действие президентского указа почему-то не распространяется). И кто после этого осмелится тронуть людей, интересы которых блюдет сам президент?..

Ташкент, улица Истиклол (Независимости). На заднем плане – отель Марказий (бывший Шератон)
Ташкент, Улица Истиклол (Независимости). На заднем плане – отель «Марказий» (бывший «Шератон»). Фото автора (2008 г.)

Итак, запомните типичный ташкентский пейзаж 2008 года: многоэтажные дома, возле которых, не отрывая голов от земли, передвигаются бараны, лошади, коровы и козы, не забывая заглядывать во дворы школ и поликлиник; мимо проезжают «Матизы» и «Нексии»; повсюду вывески небольших магазинчиков и Интернет-кафе. Так визуально выглядит эпоха Каримова, такой она, по-видимому, и останется в памяти, даже когда окончательно уйдет в прошлое. Ну, а пока же процесс загаживания столичных улиц, по всей вероятности, будет продолжаться.

P.S. Простите меня, если своей статьей я посягнул на святое…

Алексей Волосевич