20 Ноябрь 2019



Новости Центральной Азии

«Чужие города». Двадцать месяцев в Ташкенте

16.10.2008 13:44 msk, Фергана.Ру

Узбекистан Чужие города

В чужом городе не всегда плохо. Иногда бывает весело, иногда – непонятно, а иногда вдруг тебя пробивает, и ты чувствуешь, что этот город тебе приоткрылся. Чтобы познакомиться с городом, хорошо бы медленно по нему пройтись. Чтобы понять город, нужно в нем пожить. Чтобы влюбиться в город, бывает достаточно взгляда. «Фергана.Ру» открывает рубрику «Быстрый взгляд» - серию интервью с иностранцами, которым пришлось жить или работать в Центральной Азии. Открывает серию интервью с музыковедом из Германии Керстин Кленке, которая проработала в Ташкенте 20 месяцев.

Керстин Кленке
Керстин Кленке. Фото © «Фергана.Ру»

«Фергана.Ру»: - Когда ты впервые оказалась в Ташкенте?

- Я приехала в Узбекистан в 2001 году, но тогда я шесть недель прожила в Самарканде, преподавая там немецкий язык. С 2003 года я периодически бываю в Ташкенте, и всего прожила здесь уже около двадцати месяцев.

«Фергана.Ру»: - Получается, за минувшие пять лет ты была в Ташкенте четыре раза…

- Да. Но в 2001 году я тоже сначала прилетела в Ташкент, и уже оттуда поехала в Самарканд. Трижды в моей жизни, приезжая впервые в какой-то город, я точно понимала, что хочу здесь пожить некоторое время. Это были Кёльн в Германии, Вена в Австрии и Ташкент в Узбекистане. Первый раз, когда я приехала, у меня была конкретная цель – понять, смогу ли я здесь жить и работать, потому что уже была идея написать научную работу об эстрадной музыке Узбекистана. Но я мало знала об этой музыке, собрать информацию, находясь в Германии, было практически невозможно, и чтобы написать эту работу, мне необходимо было прожить именно здесь, в Узбекистане, хотя бы год. Я знаю человека, который хотел работать в Японии, долго учил язык, но когда приехал в Японию, то ему там вообще не понравилось, и спустя три месяца он вернулся домой, полностью отказавшись от идеи продолжить работу в этой стране. Первый раз мы прилетели в Ташкент ночью, и сразу из аэропорта отправились в Самарканд, но мне очень понравился город. Атмосферой свой, светом… Здесь очень много света…

Дом в Ташкенте, в котором живет Керстин
Дом в Ташкенте, в котором живет Керстин. Фото © «Фергана.Ру»

«Фергана.Ру»: - Ночью заметила?

- Здесь очень много места, широкие улицы – а я очень люблю свободные пространства, - мы приехали весной, и город весь был уже зелёный. Не могу сказать почему, но у меня сразу появилось чувство, что я очень хочу жить именно в этом городе. И меня это очень порадовало, потому что, если было бы иначе, пришлось бы отменить мой научный проект.

Я приехала летом 2003 года и хорошо помню, что было очень жарко. Но как ни странно, я сразу почувствовала себя как дома. На две недели уехала в Самарканд – навестить подруг, а затем вернулась сюда. Очень хорошо помню один день. Я сидела в трамвае. Было очень жарко, трамвай ехал очень-очень медленно, это было где-то у метро Максима Горького. Я сидела в трамвае и была так счастлива! Сама не знаю почему. Ведь это была моя мечта – приехать сюда и работать. У меня был очень долгий путь в Ташкент – прошло восемь месяцев с того момента, как я написала заявку на проект и получила положительный ответ. Конечно, это чувство счастья не было постоянным. Особенно зимой, когда здесь очень холодно, а отопление не работает. Но всё равно, я могу сказать, что я люблю этот город, он мне стал почти родным.

«Фергана.Ру»: - А сам город менялся за эти годы?

- Когда живешь долго в одном городе, изменения почти не заметны. Когда я приехала в 2005 году, то особых перемен почти не увидела. Но в 2006-ом я заметила, что центр города стал пустым. Я очень люблю маленькие кафе, и раньше было много таких местечек на Бродвее, но тут я вдруг увидела, что их убрали. Убрали и симпатичное кафе возле ЦУМа. Мне это не понравилось, ведь центр города должен быть для людей. У нас в Европе в центре города всегда полно людей, и на центральных улицах - магазины и бутики. Может, столько бутиков, как в Европе, в Ташкенте и не нужно, но должны быть и кафе, и разные другие местечки, где можно просто посидеть, выпить по чашечке кофе, поболтать с друзьями… Мне именно это здесь и нравилось, что центр города не отдан коммерсантам, но при этом есть Бродвей, люди могли посидеть и пообщаться. Было очень жаль, что всё это ушло. И я задумалась – что будет через два года, когда я вновь сюда вернусь?

Таким ташкентский Бродвей Керстин увидела впервые
Таким ташкентский Бродвей Керстин увидела впервые. Фото © «Фергана.Ру»

Но мне кажется, что сейчас что-то стало меняться к лучшему. Бродвей, конечно, уже не тот, что был, но я надеюсь, что когда-нибудь там все изменится. Появилось же в центре больше таки мест, где можно посидеть… Что ещё изменилось? Здание на площади Независимости, в котором все министерства. Есть места, которые стали недоступными для горожан и гостей, например, дорога от Академии Художеств до дворца «Туркистон», а ведь это очень красивая аллея, по которой можно было гулять. Даже если Вы хотите пойти по делам в Институт искусствознания, то просто так туда не попасть, нужно предъявлять паспорт. Конечно, в центре расположены здание парламента, какие-то государственные учреждения, их необходимо охранять, но все же центр города должен быть более открыт для людей.

«Фергана.Ру»: - В Берлине таких проблем нет?

- В Берлине вокруг здания американского посольства были перекрыты улицы, страшно неудобно было ходить. Это посольство было похоже на тюрьму… Я думаю, если они так всего опасаются, - могли бы перебраться куда-нибудь подальше от центра города. Но возле здания Бундестага можно ходить спокойно. Канцлер Шрёдер там иногда даже играл в футбол с детьми, которые там гуляли. Также можно войти в Рейхстаг, где работает парламент. Мне это нравится, потому что хорошо и правильно, когда люди могут везде спокойно перемещаться и смотреть, что нравится, - это значит, что правительство доступно, близко.

Так выглядит ташкентский Бродвей сегодня
Так выглядит ташкентский Бродвей сегодня. Фото © «Фергана.Ру»

«Фергана.Ру»: - А как меняются горожане – ташкентцы?

- Первое, что я сейчас заметила сразу – стало значительно больше женщин в платках. В первый день я была на гала-концерте конкурса «Нихол», и там оказалось очень много таких женщин. Раньше их можно было встретить, в основном, в старом городе, и обычно это были женщины пожилого возраста. А в этот раз я увидела много молодых, очень современных, одетых по последней моде девушек и женщин в платках. Для меня это не ново, в Германии много турок живёт, их девушки тоже носят платки, но при этом очень модно одеваются.

«Фергана.Ру»: - И используют много косметики, несмотря на платки…

- Да, косметикой они пользуются очень активно. Ещё один момент: мне кажется, что в городе стало больше богатых людей. Раньше были некоторые места, где сидели, в основном, иностранцы. Я не очень люблю такие рестораны и кафе, но мне приходилось там бывать. А сейчас там много узбеков. Но мне кажется, что не только богатых стало больше, количество бедных тоже увеличилось. Во всяком случае, разница между богатыми и бедными стала более заметна, как будто люди, которые раньше были богатыми, стали ещё богаче, а бедные – еще беднее. Например, рядом с моим домом живёт бедная женщина, настолько бедная, что у неё нет даже обуви. Три года назад я такого не видела. А с другой стороны – стало много больших и дорогих машин. У меня сложилось впечатление, что социальный разрыв резко увеличился.

Новые здания в центре Ташкента
Новые здания в центре Ташкента. Фото © «Фергана.Ру»

«Фергана.Ру»: - Давай поговорим об отношениях между мужчинами и женщинами. Какими были первые впечатления западной женщины от восточных мужчин?

- Сразу хочу отметить, что на самом деле здесь очень хорошо относятся к немцам вообще, не важно, мужчина ты или женщина. Стереотипы о Германии, которые здесь сложились, очень хорошие: «там всё чисто, кругом порядок, хорошие машины». Я очень люблю ездить на такси и разговаривать с таксистами: можно многое узнать, в том числе и то, как относятся к твоей стране. Большинство таксистов знают два предложения на немецком – «Хенде хох» и «Дас ист фанстастиш». Откуда они знают первое – понятно, но второе выражение… Я расспрашивала своих друзей, но они отмалчивались. Но однажды мой приятель признался: «Это из порнофильмов. Здесь многие мужчины росли на немецких порнофильмах. У них сложилось впечатление, что немецкие женщины очень свободные и доступные». Я это заметила. Иногда, узнав, что я из Германии, некоторые в открытую удивляются: «Ты же немка, почему не можешь поцеловать? Для тебя же это – ничего». Или была ситуация, когда один мужчина сделал вид, что хочет целовать руку, но в итоге громко облизнулся. Это было грубо. Только сегодня ехала на такси, и водитель начал расспрашивать: «Чем Вы занимаетесь?». Я ответила, что музыковед, пишу научную работу. Дальше: «С кем живёте?» - «Здесь одна» - «А где муж?» - «Муж в Германии». И тогда он заявляет: «Может быть, встретимся сегодня? Дайте мне ваш номер». Было неприятно: если бы я сказала, что живу здесь с мужем, он бы мне такое не предложил. Но здесь так представляют себе немецких – и вообще, всех западных - женщин, что они доступны и думают только о сексе. И в такие ситуации я сейчас попадаю чаще, чем раньше. А может, раньше я не придавала этому значения. Может, я сама изменилась.

Конечно, есть мужчины, которые ведут себя корректно, и я здесь нашла хороших друзей, и женщин, и мужчин. У многих здесь сложилось впечатление, что раз мы можем жить, официально не регистрируя брак, то у нас вообще все эти отношения совершенно открыты и свободны. Но ведь если мы живем, не заключая брак, это не значит, что мы один день - с этим партнёром, на другой день – с другим, и так далее. Просто для нас официальная регистрация не так важна. Не знаю – что делать с этим стереотипом... Конечно, в мире есть секс-туризм, и европейские женщины ищут такого отдыха на Бали, или на западе Африки… И понятно, почему ТАМ мужчины так относятся к европейским женщинам. Но почему такое отношение здесь? В Узбекистан ведь за этим не приезжают! Не могу сказать, что все это сильно влияет на моё отношение к стране, но меня лично это обижает. Я не хочу, чтобы люди думали, что я такая…

«Фергана.Ру»: - Могу сразу сказать, что всё, что тебе приходится выслушивать от местных таксистов, слышат и местные женщины. Не принимай так близко к сердцу. Более того, сейчас в городе очень много водителей из областей, которые оставляют свои многодетные семьи и уезжают на заработки, но при этом не прочь наладить отношения с жительницами столицы. А каково, на твой взгляд, отношение местных мужчин к местным женщинам?

- Это может быть долгий разговор…

Дворец Дружбы народов
Дворец Дружбы народов. Фото © «Фергана.Ру»

«Фергана.Ру»: - Хорошо, есть ли что-то такое, чего немецкий мужчина никогда не позволит себе по отношению к немецкой женщине?

- У нас тоже есть мужчины, у которых, кроме жены, есть любовница или даже любовницы. Но чтобы в открытую у человека была «вторая жена» или «второй муж» - очень редко, и общество к этому плохо относится. Конечно, бывает, когда муж с женой договариваются о «свободном поведении», но это не афишируется. Здесь же такое случается гораздо чаще и более открыто. У нас обычно выходят замуж и женятся по романтической любви, хотя лично я не думаю, что этого достаточно для счастливой совместной жизни. Но здесь очень много браков по договору, и это очень сильно влияет на отношения супругов. У меня есть друзья, которые женились, но у них были любимые девушки до свадьбы, которые по тем или иным причинам не устраивали родителей. И после свадьбы эти отношения продолжались. Таким образом, у них есть жёны, которые часто сидят дома, растят детей. И есть любимые женщины – для души и для развлечения.

«Фергана.Ру»: - В любом случае плохо женщинам: жена имеет официальный статус и положение, но нелюбима, и любовница – любимая, но официально не признанная. А мужчинам хорошо…

- Честно говоря, я не завидую мужчине, которому выбирают жену. Иногда третья встреча с будущей женой – уже на свадьбе! И для женщины, и для мужчины это не очень приятно: связывать жизнь с человеком, которого не знаешь. Но у мужчин здесь гораздо больше прав и возможностей после заключения брака. Но ведь никто не договаривается «на равных», мол, вот у нас брак, там будут дети, будет всё, но я гуляю, и ты можешь гулять, но при этом мы сохраняем видимость нормальной семьи. Может быть, это не была бы идеальная ситуация, но хотя бы в чем-то было равноправие. Некоторые женщины здесь предпочитают быть вторыми женами, потому что они знают, что их любят, что они не должны сидеть рядом со свекровью, вставать в пять утра, учиться жить в чужой семье. Конечно, в обществе к этому относятся не очень хорошо, но ситуация меняется, и когда у человека появляются вторая, а потом и третья жена, он перестает это скрывать. Конечно, есть такие женщины, которые хотят оставаться единственными. И есть много мужчин, для которых существует только одна женщина.

«Фергана.Ру»: - В русском языке есть такое понятие «лёгкий на подъём». Насколько изменились наши горожане в этом плане? Ведь в выходные дни центр города абсолютно пустой, «мёртвый», люди предпочитают сидеть дома. Перестали всей семьей ходить в рестораны, в городские парки, в «Уголок». Как тебе кажется, почему?

- Не все сидят дома, многие мои друзья предпочитают так отдыхать. Но, честно говоря, большинство из них – незамужние и неженатые. А если у человека семья… Не все семьи могут позволить себе такой отдых. Оплатить счёт для целой семьи бывает сложновато.

«Фергана.Ру»: - Как в Ташкенте с ночной жизнью? Можете сравнить с европейской?

- В Ташкенте есть места, где можно всю ночь протанцевать или просто сидеть. В европейских городах обычно есть развлекательные центры, в которых сосредотачивается ночная жизнь. В Ташкенте такие клубы разбросаны по городу, и может быть, поэтому ночная жизнь не так заметна, как в Европе. Эти места периодически меняются – что-то закрывается, что-то открывается. В Европе, особенно летом, ночная жизнь выплёскивается на улицу. А здесь, как правило, ночная жизнь проходит за закрытыми дверями.

«Фергана.Ру»: - Какая публика преобладает в таких клубах?

- Трудно сказать. Здесь есть студенческие клубы, есть места для очень богатых людей. Многое зависит от стиля музыки, которая там звучит. Но, конечно, позволить себе такой поход может – да и хочет - далеко не каждый. Это значительно дороже, чем раньше было, скажем, на Бродвее. Мне поэтому и нравился старый Бродвей, что он был доступен любому, независимо от его финансовых возможностей.

«Фергана.Ру»: - Каждый раз ты встречаешься с творческими людьми. Как меняется их настроение?

- Это зависит от того, как и над чем они работают. Есть, конечно, проблемы из категории «вечных», например, проблема с соблюдением авторских прав. Существуют законы, но они не действуют. Есть ещё несколько тем, которые постоянно обсуждаются: это живое исполнение и низкие зарплаты музыкантов государственных ансамблей.

«Фергана.Ру»: - А что касается текстов, свободы выбора репертуара?

- Эти вопросы тоже постоянно обсуждают – и люди, которые работают в государственных структурах, и сами артисты. Но на эстрадной сцене, по-моему, больше разговоров не о текстах, а о поведении исполнителей и о видеоклипах.

«Фергана.Ру»: - А есть музыкальные стили, которые входят в систему запретов?

- Когда я приехала в первый раз, было очень мало рок-групп, во всяком случае, найти и прослушать их оказалось не так легко. Сейчас ситуация изменилась, рок существует более открыто: проводятся фестивали, рок-движение активизируется. На мой взгляд, жизнеспособность исполнителя или группы в Узбекистане зависит от того, часто ли их приглашают на свадьбы. Ведь не секрет, что певцы зарабатывают именно на таких мероприятиях. А это значит, что репертуар, в основном, формируется с учётом того, что люди захотят слушать на свадьбе. Вряд ли это будет рэп, или рок, или панк-рок. В последнее время эти стили проникают на официальную сцену, например, на празднике «Мустакиллик байрами» выступал рэпер, и в видеоклипах поп-исполнителей можно увидеть элементы одежды рокеров. Но это влияние рок-культуры довольно поверхностно. Интерес аудитории к альтернативным видам музыки, на мой взгляд, не очень велик по многим причинам: например, из-за отсутствия маленьких клубов, где смогли бы выступать группы и где аудитория могла бы привыкать к такой музыке. Чтобы слушать рок или другие виды альтернативной музыки, надо потрудиться и найти, где проходят такие концерты. Стать рок- или рэп-фанатом, просто сидя дома и слушая радио, не получится.

«Фергана.Ру»: - Кто из узбекских певцов, композиторов наиболее тебе близок по духу?

- Трудно сказать. Я уважаю артистов, которым очень важно творчество, творческий процесс. Но это не значит, что сама музыка мне всегда нравится. Но бывают песни, которые, на мой взгляд, очень хорошо получились, но они исполняются артистами, для которых важнее заработок. Еще отношение к музыке зависит от того, хочу ли я танцевать или просто слушать...

«Фергана.Ру»: - На днях ты встречалась с Шерали Джураевым. Какое впечатление произвёл на тебя этот всенародно любимый певец?

- Было очень интересно. Он человек энциклопедических знаний, у него большой опыт, глубокие мысли, и он хороший и приятный собеседник. Кроме того, мне нравится его творчество (Шерали Джураев, несмотря на всенародную любовь, до сих пор не получил лицензию, дающую ему право на публичные выступления – ред.).

«Фергана.Ру»: - Как складываются отношения с местными чиновниками?

- По-разному, всё зависит от людей. У меня была не очень красивая ситуация с местной милицией. Как-то раз они хотели проверить регистрацию. Их право, конечно. Но они решили сделать это в два часа ночи, втроем ждали меня возле лифта. Было неприятно, ведь регистрацию можно было проверить и днём. Но потом, через две недели, когда я должна была уезжать, – потеряла ключ от квартиры. За два часа до вылета самолёта. И вот те же самые милиционеры мне помогли. Вообще, надо сказать, что здесь на улицах очень много милиции. Мой друг из Узбекистана, когда приехал в Германию, попросил меня показать ему наших полицейских: как они выглядят. Так мы их три дня высматривали на улицах! Каждый раз, когда я сюда приезжаю и вижу столько милиции, - приходится заново к этому привыкать. В начале всегда пугаюсь: может, что-то случилось? У нас столько полицейских на улицах только в особенных ситуациях.

Что касается ОВИРа и других подобных организаций – у меня никаких проблем никогда не было, но я знаю, что у других ученых из-за рубежа были и бывают. Из местных государственных учреждений очень помогли мне Консерватория, Министерство по делам культуры и спорта, «Узбекнаво» и Институт искусствознания. Единственная проблема – доступ в государственный архив. Несколько лет назад попасть туда тоже было нелегко, но теперь… Всё окутано туманом. Непонятно, что еще нужно сделать, чтобы получить разрешение там поработать. Ты звонишь, приходишь в разные места, тебе не отвечают, перенаправляют… Время уходит. Если не хотите пускать иностранцев в госархив, - так прямо и скажите, не нужно резину тянуть…

«Фергана.Ру»: - Твоя работа почти закончена. Что дальше? Новый проект и другая страна?

- С одной стороны, я люблю мою работу, мою тему и, по-моему, всегда буду интересоваться тем, что происходит здесь на эстраде. А с другой стороны, с нетерпением жду завершения своего проекта. Но его окончание не означает прекращения моих отношений с Узбекистаном, с Ташкентом, с друзьями здесь. Я очень люблю этот город, но теперь мне хотелось бы вернуться сюда не по работе, а просто так: навестить друзей, прогуляться по любимым местам Ташкента и попутешествовать по Узбекистану.