9 Декабрь 2019



Новости Центральной Азии

Евгений Жовтис: «Третья корзина» обязательств в рамках ОБСЕ близка к полному исчезновению

30.09.2009 08:11 msk, Е.Жовтис

Казахстан Права человека

На фото: Евгений Жовтис

Автор данной статьи – Евгений Жовтис, Директор Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности. Это его выступление было подготовлено к совещанию ОБСЕ по человеческому измерению, открывшемуся 28 сентября 2009 года в Варшаве. К глубокому сожалению, Евгений не смог выступить в Варшаве с докладом. 3 сентября суд приговорил его к четырем годам колонии. Коллеги и друзья Евгения назвали суд над ним «фарсом и политической расправой». Подробнее о «деле Жовтиса» - на сайте Международного комитета по его защите.

Данный текст, предоставленный «Фергане.Ру» друзьями Евгения Жовтиса, публикуется впервые.

* * *

ОБСЕ - одна из немногих организаций в мире, которая признает и провозглашает человеческое измерение «демократию, верховенство закона, права человека» не менее важным, чем сотрудничество в области экономики и обеспечения безопасности. И единственная организация подобного рода, в которой участвуют государства постсоветской Центральной Азии.

За время своего существования, с 1975 года, ОБСЕ приняла несколько десятков документов, определяющих принципы и стандарты человеческого измерения, в частности фундаментальные документы Московского и Копенгагенского совещаний ОБСЕ.

В этих документах и разработанных на их основе руководящих принципах, методиках, правилах и так далее, изложены основные концепции, определения, суть, содержание того, что ОБСЕ понимает под человеческим измерением, под демократией, под верховенства закона, под соблюдением прав человека.

Причем, принимая во внимание, что порядок принятия решений в ОБСЕ – консенсусный, т.е. необходимо, чтобы за решение проголосовали все государства, следует полагать, что все страны члены ОБСЕ согласны с положениями всех документов ОБСЕ, в том числе тех, которые устанавливают стандарты человеческого измерения.

И что все государства-члены ОБСЕ имеют политические обязательства в отношении согласованных ими документов, в области человеческого измерения, так называемой «третьей корзины».

Членство в ОБСЕ и принятие этих документов со всей очевидностью это предполагает. В документах ОБСЕ подробно и детально расписано, что такое демократическое управление государством, что такое верховенство закона, и что такое права человека.

В частности демократия предполагает:

- политический плюрализм и свободную деятельность политической оппозиции, включая ее свободный доступ к общенациональным средствам массовой информации и населению для распространения своих идей и программ;

- проводимые через равные промежутки времени свободные и справедливые выборы, в условиях равных возможностей конкурирующих политических сил и исключающих любое запугивание или иное воздействие на избирателей для принуждения их к голосованию в пользу одной из политических партий;

- ограничение разумными сроками нахождения высших должностных лиц государства у власти;

- закрепленное в законодательстве и реализуемое на практике реальное разделение властей, основанное на системе сдержек и противовесов;

- подконтрольность и подотчетность обществу органов государственной власти, прежде всего, правоохранительных органов и органов национальной безопасности;

- свободные средства массовой информации и свободно развивающееся гражданское общество.

Верховенство закона предполагает

- независимую и беспристрастную систему правосудия;

- равенство всех, включая высших должностных лиц государства, перед законом;

- подчиненность правоохранительных органов и органов национальной безопасности только закону;

- наличие эффективных средств правовой защиты граждан от возможного произвола и незаконных действий государственных служащих;

- строгое следование фундаментальным принципам справедливого правосудия; принципу презумпции невиновности; обеспечению права на защиту, толкованию сомнений в пользу обвиняемого; равенства и состязательности сторон в судебном процессе и т.д.

Соблюдение прав человека предполагает признание, уважение, поощрение и защиту всех фундаментальных прав человека, которые, согласно документам ОБСЕ, государства-участники признают основой миропорядка, основой безопасности и стабильности в регионе ОБСЕ.

Более того, согласно документам ОБСЕ, государства-участники признают и согласны, что человеческое измерение (вопросы демократии, верховенства закона, соблюдения прав человека) не являются внутренним делом отдельного государства и могут быть предметом озабоченности других государств-членов ОБСЕ.

Причем предметом озабоченности не только правительства, но и гражданских организаций, и отдельных граждан.

Казалось бы все ясно. Есть согласованные документа, есть обязательства по факту членства в организации и в соответствии с принятыми документами. Причем в этих документах ничего не говорится о неких различиях между «Западом» и «Востоком», между Европой и Азией, между «молодыми» и «старыми». Ничего не говорится и о сроках для достижения этих стандартов – 200 лет, 100 лет, 50 лет или 10 лет.

Ничего не говорится, потому что демократия, обеспечение верховенства закона и соблюдение прав человека это не состояние, а процесс. Процесс перехода от худшего, менее эффективного к лучшему, к более эффективному. От консервативного – к прогрессивному.

И разные страны-члены ОБСЕ по разному, с различной скоростью, с учетом исторических и культурных особенностей, менталитета, объективных и субъективных факторов, движутся по этому пути.

Однако, что объединяет подавляющее большинство государств-членов ОБСЕ – это согласие в базовых вещах, в фундаментальных ценностях и принципах, в общем понимании демократии, верховенства закона и прав человека и их стандартов, изложенных в документах ОБСЕ.

К сожалению, это объединяет подавляющее большинство, но не все страны ОБСЕ. Большая часть государств, бывшего Советского Союза, включая все страны Центральной Азии, являясь членами ОБСЕ, признавая по факту все принятые в рамках ОБСЕ документы, взяв на себя политические обязательства, по существу не только не признают этих принципов, этих ценностей, этих обязательств на практике, но и пытаются провозглашать и продвигать противоположные, авторитарные и тоталитарные идеи и концепции.

Вместо политического плюрализма в некоторых странах ОБСЕ вообще запрещена деятельность политической оппозиции. В других – политическая оппозиция существует вне политического поля, не имея доступа к избирателям и общенациональным СМИ.

Вместо честных, справедливых и свободных выборов в этих странах происходит отрежиссированный фарс с заранее предсказуемым результатом. Система избирательных кампаний представляет собой известную из советского времени командно-административную систему, не предполагающую и не допускающую никаких «неожиданных» результатов голосования. Выборы контролирует, организует и управляет напрямую исполнительная власть, как на политическом уровне, так и на уровне силовых структур.

Высшие должностные лица отдельных государств-членов ОБСЕ, используя различные инструменты, от внесения изменений и дополнений в конституции и до организации, в худших традициях советского прошлого, «всенародной» поддержки в виде выступлений трудящихся, деятелей науки и культуры, сбора подписей и всенародных референдумов, на фоне масштабной агитации и пропаганды в полностью монополизированных СМИ, неограниченно продлевают свое нахождение у власти.

В конце первого десятилетия 21-го века в некоторых государствах уже речь пошла о пожизненном президентстве. Хотя пожизненный президент такой же абсурд, как и свободно избираемый диктатор. Президент может быть свободно избираемым, а диктатор может быть пожизненным. Наоборот не бывает!

Вместо разделения властей мы имеем полностью контролируемые исполнительной властью, в лице президентской власти, системы без каких-либо сдержек и противовесов.

Свободного радио и телевидения нет, широко распространена скрытая цензура и открытая самоцензура.

Правоохранительные органы, особенно органы национальной безопасности, практически неподконтрольны обществу и в значительной степени являются политическими инструментами, подчиняясь не закону, а субъективной политической целесообразности.

Это же можно сказать и о судебной системе, сильно коррумпированной, находящейся под полным политическим контролем, зависимой и несамостоятельной.

В этих условиях гражданам не приходится рассчитывать на эффективные средства правовой защиты от произвола государственной власти. Тем более, что адвокатура в этих государствах низведена до роли посредника между клиентом, следствием и судом или клиентом и судом, потому что шансы добиться успеха в открытом, честном и состязательном судебном процессе близятся к нулю по причине отсутствия такого процесса.

Соблюдение прав человека является не принципом, а скорее выражением доброй воли властей. Если доброй воли нет, то соблюдение прав человека становится фикцией.

Достаточно привести примеры с соблюдением права на свободу совести и религии, свободу слова и СМИ, и свободу мирных собраний в тех странах, о которых идет речь.

В этих условиях явной девальвации «третьей корзины» обязательств в рамках ОБСЕ в ноябре 2007 года было принято решение о председательстве Казахстана в ОБСЕ. Решение принималось на фоне бурных дискуссий, особенно среди неправительственных организаций, о том, как это решение повлияет на ситуацию с развитием демократии, верховенства закона, соблюдения прав человека в регионе ОБСЕ.

Было понятно, что председателем ОБСЕ становится страна, явно не выполняющая своих обязательств в области человеческого измерения.

Однако, возобладала идея «мягкой дипломатии», идея вовлечения страны в диалог, идея приближения центрально-азиатского государства к европейской политике. Тем более, что свое определяющее значение сыграли экономические и геополитические соображения, соображения безопасности.

Девальвирующая «третья корзина» была поставлена еще под большую угрозу, поскольку, если Казахстан в течение трех лет участия в «тройке» (будущий председатель ОБСЕ, действующий председатель ОБСЕ, бывший председатель ОБСЕ) не продвинется в области выполнения своих обязательств по человеческому измерению, на этой «корзине» можно будет поставить крест.

Осталось три месяца до окончания первого года участия Казахстана в «тройке» и можно повести определенные итоги. На фоне некоторых позитивных шагов: ратификация факультативных протоколов к Международному пакту о гражданских и политических правах (дающей возможность гражданам Казахстана обращаться с индивидуальными жалобами в Комитет ООН по правам человека) и к Конвенции ООН против пыток (обязывающей Казахстан в течение года создать независимый национальный механизм предотвращения пыток); принятие достаточно прогрессивного Национального плана действий в области прав человека; создания или активизации деятельности существующих консультативно-совещательных структур с участием представителей гражданского общества, а также ряда косметических улучшений законодательства и правоприменительной практики, речь можно вести о настоящем обвале.

Принят Закон о регулировании Интернета, прямо противоречащий обязательствам Казахстана в рамках ОБСЕ в области свободы слова и средств массовой информации.

Несоразмерными с точки зрения понятия разумности судебными решениями практически разорены и вынуждены прекратить существование независимые издания «Тасжарган» и «Республика. Деловое обозрение», закрыт телевизионный канал в г.Караганде.

К трем годам лишения свободы по необоснованному обвинению в разглашении государственных секретов, в ходе закрытого судебного процесса, приговорен главный редактор газеты «Алматы-инфо» Рамазан Есергепов. Грубейшим образом было нарушено его право на защиту.

Был принят Парламентом Казахстана, но признан Конституционным Советом Казахстана неконституционным, Закон о внесении изменений и дополнений в законодательство о религиозных объединениях. Закон, представляющий собой набор репрессивных норм, находящихся в прямом противоречии со стандартами ОБСЕ в области свободы совести и религии.

Несмотря на то, что Закон не был введен в действие, его основные идеи реализуются на практике. По всей стране идет давление на религиозные меньшинства, проводятся полицейские рейды на молельные дома и частные квартиры. К ответственности привлекают за чтение религиозных проповедей.

К двум годам лишения свободы за чтение религиозной лекции была приговорена последовательница Церкви Объединения Е.Дреничева. Приговор был основан на одной некомпетентной экспертизе при наличии шести положительных заключений ведущих религиоведов США, России и Казахстана. Позднее лишение свободы было заменено штрафом.

По всей стране власти жестко преследуют любую реализацию права на мирные собрания (пикеты, митинги, демонстрации). В полном противоречии с Руководящими принципами ОБСЕ по свободе мирных собраний власти, используя разрешительный порядок проведения мирных собраний и не давая разрешений, разгоняют и преследуют мирно собирающихся и никому не мешающих граждан, пытающихся реализовать свое конституционное право на мирное собрание с выражением критики действий властей. Организаторы и участники в результате упрощенных процедур штрафуются или направляются для отбывания административного ареста на срок до 15 суток.

Под видом борьбы с коррупцией по стране катится волна расследований и судебных процессов, которая больше похожа на внутриэлитную борьбу с использование силовых структур и судебной системы, борьбу за власть, влияние и собственность. В эту борьбу активно втянуты финансовая полиция и органы национальной безопасности.

Причем в ходе этой борьбы не соблюдаются принципы справедливого судебного процесса. Задержанных в ряде случаев содержат «инкоммуникадо», свидетелей – на конспиративных квартирах органов национальной безопасности. Уголовные дела и судебные процессы совершенно произвольно засекречиваются, задержанные лишены права на защиту ими самими выбранными адвокатами. Путем установления выдаваемых органами национальной безопасности допусков к государственным секретам, от предоставления квалифицированной юридической помощи отсечено подавляющее большинство практикующих адвокатов. Продолжается практика закрытых и заочных судебных процессов. Власти даже отказывают СМИ и обществу в ознакомлении с текстами приговоров, которые, согласно казахстанскому законодательству, должны быть публичными без каких-либо исключений.

В стране прошел ряд процессов, с вынесением приговоров, которые можно назвать политически мотивированными.

Помимо процесса над журналистом Рамазаном Есергеповым, к ним можно отнести «дело укрывателей». Три представителя политической оппозиции и демократической общественности Булат Абилов (партия «Азат»), Толен Тохтасынов (Коммунистическая партия Казахстана) и Асылбек Кожахметов (общественное объединение «Шанырак») были приговорены к двум годам лишения свободы условно каждый за укрывательство преступления. «Укрывательство» выразилось в направлении письма, подписанного этими лицами, в адрес миграционных органов Украины в поддержку казахстанских граждан, ходатайствовавших о предоставлении им убежища в Украине по политическим мотивам. В Казахстане в отношении этих граждан были возбуждены уголовные дела по обвинению в совершении преступлений. В Украине они получили статус беженцев, а в Казахстане авторы письма были осуждены за «укрывательство преступления» и освобождены от наказания в связи с истечением срока давности.

В этом же ряду находится и мое дело. Несчастный случай (наезд на пешехода, находящегося ночью на проезжей части дороги, вне населенного пункта (разрешенная скорость -110 км в час), водитель трезв, допустимую скорость не превышал) в результате которого погиб человек, был использован для обвинения меня в совершении преступления и осуждения в ходе двухдневного судебного разбирательства, не соответствовавшего основным принципам справедливого судебного процесса, к четырем годам лишения свободы.

Никаких иных выводов из прошедшего процесса и вынесенного приговора, кроме того, что это использование несчастного случая для сведения счетов с правозащитником и последовательным критиком режима сделать не приходится.

Кстати за несколько дней до этого, при схожих обстоятельствах к тем же четырем годам лишения свободы был приговорен журналист газеты «Время» Тохнияз Кучуков. Видимо, для создания прецедента жесткости приговора перед моим процессом.

В условиях отсутствия независимой судебной системы сложно рассчитывать на справедливость судебных решений.

А в условиях еще и однопартийного Парламента, когда правящая партия «Нур Отан», пронизывающая все структуры исполнительной и представительной власти, все больше похожа на реинкарнацию КПСС, говорить о демократическом развитии, верховенстве закона и соблюдении прав человека еще сложнее.

В связи с этим председательство Казахстана в ОБСЕ в 2010 году это вызов этой организации, цена которому «третья корзина» ОБСЕ – обязательства по человеческому измерению.

Если существующие сейчас в стране тенденции удастся переломить, если до конца этого года и за 2010 год государством будут сделаны явные, видимые и осязаемые шаги в сторону демократического развития, обеспечения верховенства закона и соблюдения фундаментальных прав человека, прежде всего политических прав и гражданских свобод, можно будет говорить о том, что «третью корзину» удалось спасти.

Если же нет, то обязательства по человеческому измерению превратятся в пустой звук, «третья корзина» исчезнет, а Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе будет больше похожа на Шанхайскую Организацию Сотрудничества. И ответственность за это будут нести все, кто не смог или не захотел этому помешать.

Евгений Жовтис. Сентябрь 2009 г.