24 Март 2019



Новости Центральной Азии

Цыган уже продал шубу, а Узбекистан «переходит на уголь»

28.10.2011 10:58 msk, Я.Норбутаев

Блоги Узбекистан

В последнее время сразу в нескольких СМИ появились тревожные сообщения о том, что значительное количество предприятий солнечной республики в предстоящем отопительном сезоне будет директивно отключено от систем центрального газоснабжения. Это значит, что их отопительные котлы и другое работающее на газе оборудование будут решением правительства срочно переведены на твердое топливо - бурый уголь. Хочется верить, что у чиновников все-таки хватит ума на то, чтобы данная новация не коснулась ТЭЦ и ТЭС.

А ведь еще совсем недавно местные газеты пестрели заголовками в духе победных реляций, типа – «Такая-то область полностью готова к зимним холодам», все у нас, дескать, отремонтировано и отлажено. Ура, и тюбетейки в воздух!

Доходило порой до курьезов. Например, на сайте Olam.uz промелькнула следующая заметка: «Зимой в навоийских школах будет тепло и сытно», видимо, как антитеза народной поговорке насчет того, что «и голодно, и холодно».

Ну как тут не вспомнить известную бабушку с ее «юрьевым днем»? Как снег на голову свалилось – срочно отключаем вас от газа! Только отчего же так скоропостижно? До этого в газетных публикациях речь шла лишь о создании необходимых запасов «альтернативного» топлива в качестве аварийного (трехсуточного) и резервного (семисуточного). Теперича - атас! Запасайтесь, граждане, кто сколько может, углем на всю (!) суровую зиму. И не просто отдельные предприятия по некоторым областям, а таки вся Ферганская долина.

Что же произошло с доселе неисчислимыми запасами узбекского газа? Перефразируя известное крылатое выражение нынешнего российского премьера, можно сказать: «Они кончились».

Как? Так сразу? Или, может быть, те несметные запасы просто распродали-разбазарили? И то правда. Кинулись - хвать, а все подземные газохранилища уже почти пустые. Держи вора! А того и след простыл.

Сайты UzMetronom.com и Fergananews.com называют следующие причины образования недостачи:

- газ как-то незаметно ушел по трубам на экспорт, а выручку от его тайной продажи положили себе в карманы некоторые ушлые чиновники;

- «голубое топливо» было сожжено для обогрева различных неучтенных государством парников, теплиц, кирпичных заводиков и так далее, принадлежащих бизнесменам, аффилированным с местной администрацией.

От себя бы добавил еще два крайне важных фактора.

Первое. Показатели количество газа, поступающего в трубопроводы из скважин по отчетам и в реалиях, - отнюдь не тождественные. Вследствие несовершенства технологических режимов отбора газа из залежей со временем упала производительность скважин, и их проектные (рабочие) показатели продолжают оставаться только на бумаге.

Второе. Еще с советских времен имеет место значительная изношенность магистральных газопроводов, в них невозможно поддерживать необходимое рабочее давление во избежание крупных аварий. Следовательно, расчетное количество газа просто не получается доставлять до некоторых отдаленных потребителей. И еще масса других субъективных факторов.

Полагаю, что отдельные частные предприятия, да и государственные тоже, с наступающим стихийным бедствием худо-бедно, но справятся. (Разумеется, «переходить на уголь» никто не станет, о сопутствующих этому сложностях см. ниже).

Теплотехническое оборудование на них, скорее всего, будет переделано под сжигание жидкого топлива – солярки, печного топлива, в крайнем случае, мазута. Больших сложностей при этом не возникнет.

Дорого, скажете, солярку-то жечь. Да, очень дорого. Но эта дороговизна будет, соответственно, включена в стоимость конечной продукции, выпускаемой данным производством, и все дела.

Граждане, владеющие частными домами, тоже кое-как, да выкрутятся, прикупив на зиму печки-буржуйки.

А как быть с отоплением и горячим водоснабжением многоэтажных жилых и общественных зданий (школы, детские сады, больницы и проч.)?

В этом-то и вся проблема.

Те государственные мужи, которые отдали распоряжение о повсеместном «переходе на уголь», наверняка совсем не в курсах, что представляет собой современное теплофикационное оборудование. Для них, без сомнения, это нечто вроде стоящего во дворе чугунного казана на самодельном мангале. Положи под него дырчатую трубу с поступающим из нее «голубым топливом» или насыпь под тот котел угля – какая разница?

На самом же деле срочный перевод коммунальных котельных с газа на твердое топливо - есть самая настоящая КАТАСТРОФА!

Перевести «угольную» котельную на сжигание газа - дело несложное. Но вот совершить обратное…

Что проще: разбить тарелку на мелкие осколки или потом склеить ее? И это еще не совсем удачная аналогия. Потому коснемся некоторых проблем, возникающих при «переходе на уголь», причем не вдаваясь глубоко в технические подробности.

Во-первых, для подобной реконструкции необходим технический проект с рабочими чертежами, сделать все на «шап-шарап» никак не получится. На выполнение проекта требуется определенное время, которого в преддверии начала отопительного сезона, естественно, нет. Так же, как нет инженеров-специалистов по таким вопросам. Да и откуда же им на самом деле взяться, если подобными разработками в Узбекистане уже более полувека никто не занимался?

Во-вторых, необходимо заказать, выкупить и доставить на место значительное количество совершенно нового оборудования, как, например, циклоны-золоуловители, ленточные транспортеры угля, воздуходувки, дробилки и так далее.

В-третьих, предстоит полностью перепланировать территории, занимаемые котельными, то есть изыскать на них пространство для устройства складов угля, мест для хранения золы и шлака, нового оборудования. Учтем, что все это должно соответствовать строгим противопожарным нормам.

Далее. Чтобы перевести котлоагрегат на уголь, как топливо, следует под ним выполнить специальный бункер для золы (грубо – глубиной в 2–3 метра), а также расширить топочное пространство для нескольких слоев поступающего угля. Представьте себе, что придется демонтировать и приподнять котлы, самые маленькие из которых весят десятки тонн. Или разрезать их на части, чтобы потом собирать заново. А зима уже на носу!

Короче, если монтажники и эксплуатационники примутся за все подобное прямо сейчас, то в лучшем случае закончат они данную работу к концу будущего лета.

Возникнет масса и других сопутствующих неприятностей. В продуктах сгорания бурого угля присутствует большое количество сернистого ангидрида, при соприкосновении с ним резко увеличится скорость коррозии стальных поверхностей нагрева котла. При отсутствии соответствующего опыта трубную часть котлов можно «сжечь» буквально за один отопительный сезон.

Еще примеров желаете? Нет проблем.

Котельные, работающие на газе, относятся к категории «пожароопасных», тогда как при переводе их на уголь данная категория изменится на «взрывоопасные». Угольная пыль в определенной концентрации имеет свойство самопроизвольно взрываться. Потому все электрооборудование следует установить так, чтобы исключить опасность взрыва.

Представьте себе следующую ситуацию – внезапно прекратилась подача электроэнергии. Для котельных на газе это не особенно страшно: сработал клапан-отсекатель и газ больше не горит. А пылающий уголь просто так не отключишь. Питательные (или подпиточные) насосы не работают, вода в котле может запросто вскипеть и тогда — взрыв.

Необходимы специальные меры защиты.

Как вам такое понравится – при «переводе на уголь» необходимо будет покрыть футеровкой внутреннюю поверхность дымовой трубы?

К вашему сведению, КПД котлов, работающих на угле, приблизительно на 10 процентов меньше против таких же на газовом топливе. Мало того, теплотворная способность бурого угля (это вам не антрацит!) почти в два раза меньше, чем газа. А это означает, что при «переводе на уголь» теряется больше половины общей мощности котлоагрегатов. Что, теперь и дополнительные котлы придется устанавливать?

Можно было бы привести еще несколько десятков возможных «неприятностей», но, полагаю, не имеет смысла напрягать читателей техническими подробностями.

И потому, повторюсь, – срочный «перевод на уголь», прежде всего для значительной части узбекских обитателей Ферганской долины, означает КАТАСТРОФУ! Гуманитарную. Подобную программу следовало бы осуществить в течение нескольких лет, последовательно, заранее подготовив необходимые ресурсы и все тщательно распланировав.

Что же делать и как теперь быть? Старый комсомольский лозунг: «Критикуешь? Предлагай!»

Вот я и предлагаю. Необходимо сделать так, чтобы обо всем вышеперечисленном узнал сам узбекский премьер Шавкат Мирзияев, глядишь, и одумается он, сократит экспорт газа на сторону хотя бы в эту, грядущую зиму. Или пускай он те «левые» кирпзаводики уроет.

Поэтому желательно, чтобы все обойденные теплом граждане писали нашему главному хозяйственнику свои гневные письма. Пусть и этот любитель рукосуйства войдет в положение замерзающего населения. Вот вам на всякий случай его электронный адрес: shavkat@gaza.net Для тех, кто пока еще плохо разбирается в компьютерных делах, перевожу на русский: шавкат собака газа нет.

Оригинал текста тут

Ядгор Норбутаев

Международное информационное агентство «Фергана»