16 Июль 2019



Новости Центральной Азии

«Мемориал» опубликовал доклад по событиям июня 2010 года в Ошском регионе

11 июня 2013 года правозащитный центр «Мемориал» провел Круглый стол «Проблемы постконфликтного урегулирования в Киргизии», на котором был презентована печатная версия доклада «Хроника насилия: события июня 2010 г. на юге Кыргызстана (Ошский регион)». В электронном виде доклад, подготовленный «Мемориалом» и Норвежским Хельсинкским комитетом, был опубликован в июне 2012 года. Донором выступил и Freedom House. Как объяснил директор Центральноазиатской программы «Мемориала» Виталий Пономарев, в докладе отражены события, произошедшие только в Ошском регионе с 10 до 15 июня 2010 года. Сейчас ведется работа над второй частью отчета, где будет дополнена ошская часть доклада и затронуты события в Джалал-Абадской области.

На презентации В.Пономарев обозначил некоторые ключевые моменты, которые необходимо учитывать при анализе произошедшего конфликта и без которых невозможно выстраивать стратегию по преодолению последствий трагедии, поскольку ситуация на юге страны и три года спустя продолжает оставаться сложной.

«Конфликт 2010 года часто представляют как межэтническое столкновение двух неорганизованных групп, а у полиции и сил безопасности было слишком мало ресурсов, чтобы предотвратить начавшееся столкновение, - сказал В.Пономарев. - Конечно, подобное тоже было, но вывод, что это был стихийный межэтнический конфликт, наверное, все же недостаточен, потому что конфликт надо рассматривать в контексте существовавшего тогда политического противоборства, борьбы за власть между различными группами, и до сих пор остается неясной роль внешних игроков».

Виталий Пономарев обратил внимание на серьезную роль правоохранительных органов в эскалации насилия. «В отчете детально показано, что фактически почти все погибшие первой ночи - не жертвы столкновений групп гражданского населения; они погибли в результате применения огнестрельного оружия на поражение сотрудниками силовых структур. Первые погибшие были у гостиницы «Алай», затем на другом берегу реки и еще два человека погибли утром у Фрунзенского рынка. До сих пор этот факт не признан ни в одном из опубликованных в Кыргызстане отчетов. Мы собрали устные рассказы свидетелей, их заявления в правоохранительные органы, которые были подтверждены медицинской документацией: временем поступления раненых и погибших в медучреждения, - и другими документами. Можно считать это установленным фактом, и уже около года правозащитные организации в Кыргызстане пытаются добиться возбуждения уголовного дела по факту применения оружия в первую ночь, но пока эти попытки безуспешны. И прокуратура, и другие силовые структуры делают вид, что ничего подобного не было», - отметил Пономарев.

Но роль силовых структур не ограничилась стрельбой в первую же ночь. «После человеческих жертв, которыми сопровождались события первой ночи, ситуация еще не была безнадежной, - говорит Пономарев. - Психологически люди еще не были готовы к тому, чтобы совершать то, что потом стало происходить в Оше. Многие ждали, что силы безопасности займут активную позицию, но несколько часов до обеда 11 июня милиция, солдаты просто пассивно наблюдали за столкновениями, за поджогами, никто ничего не пытался останавливать. А иногда и сами силовики выступали в качестве одной из сторон конфликта. И с этого момента ситуация вошла во вторую фазу. К тому же одна из сторон получила в свое распоряжение тяжелое вооружение.

Официально признается, что несколько единиц бронетехники были захвачены участниками волнений и использовались для атаки на узбекские махалли, но как показывает опрос очевидцев, во многих случаях для атак использовалась не захваченная бронетехника: машинами управляли сами военнослужащие правительственных сил. И эти эпизоды до сих пор не получили своего эффективного расследования», - сказал Виталий Пономарев.

Есть еще несколько моментов, которые необходимо официально расследовать: присутствие снайперов на Сулейман-горе и организация переброски больших групп киргизской молодежи в Ош из сельских районов. «Очевидцы показывают, что число людей с оружием, находившихся на горе, со снайперским оружием, было намного больше, чем двое, согласно официальным данным, - говорит Пономарев. - Эти люди вели огонь из боевого оружия, есть имена жертв. Это нужно официально расследовать. Кроме того, активную роль в тех событиях играли группы молодежи из сельских районов, которых организованно перебрасывали в Ош. Недели две назад я видел один правительственный документ, там говорилось, что по состоянию на 12 июня в Оше находилось около 4 тысяч человек из различных районов Ошской, Баткенской и Джалал-Абадской областей. Переброска такой массы людей не могла быть просто стихийной, нужно было ими управлять, организовать им питание и так далее. Фактически многие из сожженных ошских домов - результат действий этих молодежных групп. В некоторых районах в организации этих перебросок молодежных групп участвовали сотрудники правоохранительных органов или те, кто был связан со свергнутым режимом президента Бакиева».

Пономарев рассказал, что важную роль в том, что насилие было остановлено, сыграли слухи о скором вводе войск Узбекистана. «Сейчас многие киргизские политики говорят, что это они сыграли важную роль в остановке насилия. Как показывает отчет, в действительности резкий спад масштабов насилия в Оше напрямую связан со слухами о возможном вводе войск с территории Узбекистана. Именно в ту ночь, когда информация о предстоящем вводе войск начала курсировать по официальным каналам и была доложена руководству силовых структур в Бишкеке, началась эвакуация киргизского населения из ряда районов Оша. В три часа ночи по городу ездила машина с громкоговорителем и объявляла, что через два часа начнется атака из Узбекистана, что все должны оставить свои квартиры и бежать, - и многоэтажные дома пустели на 70%, была безумная паника, - рассказал В.Пономарев. - В ту ночь основные группы тех, кто участвовал в погромах и поджогах, покинули город, и стало проще взять ситуацию под контроль. Насилие пошло на спад».

Говоря о возможности преодоления последствий июньских событий, Виталий Пономарев рассказал, что сегодня до сих пор не выстроена проверенная хронология событий, нет адекватного общего понимания того, что именно происходило в Оше и Джалал-Абаде в т дни. «Когда я писал отчет, у меня была хроника Генеральной прокуратуры, составленная в августе 2010 года. В ней было много неточностей, некоторые моменты вообще не упоминались. Но и за все прошедшее время эта хроника не была ни дополнена, ни исправлена. Провалы в информации заполняются мифами, и эти мифы формируют и воспроизводят, усиливают крайне агрессивные настроения среди сотрудников силовых структур в отношении узбекского населения, они как бы дают внутреннее идеологическое оправдание для разных действий, связанных с пытками, вымогательствами и так далее. Когда говоришь с сотрудником правоохранительных органов, он признает: «Да, может, наши методы и не вполне законны, но вы знаете, что они (узбеки) делали?» - и начинает повторять мифы, не подтвердившиеся факты.

Правительство, к сожалению, либо не понимает, либо не заинтересовано в изменении ситуации, - отметил директор Центральноазиатской программы «Мемориала». - Восстановление подробной объективной картины неизбежно укажет на ответственность тех или иных местных клановых групп, встанет вопрос о привлечении к ответственности политиков или сотрудников силовых структур на местном уровне, а это может создать проблемы с точки зрения внутриполитической ситуации.

Поэтому удобней говорить, что все причины июньских события сводятся к некоему сепаратистскому заговору».

Виталий Пономарев назвал несколько проблем, которые остаются нерешенными после конфликта. Первая - население Юга серьезно ощущает невозможность восстановления справедливости. Сотни людей осуждены, в том числе и пожизненно, на основе явно несправедливых обвинений, показаний, полученных под пытками, и т.д. Если не будет найдено политическое решение этой проблемы, она станет одним из постоянных источников напряженности на юге, уверен Пономарев.

Кроме того, необходимо создать условия для самоорганизации узбекской диаспоры. «В концепциях выхода из нынешней ситуации говорится об интеграции, но для интеграции, вообще для диалога нужен адекватный партнер, нужны узбекские лидеры. А сейчас узбекская диаспора фактически разгромлена, и активисты не решаются действовать открыто, потому что нет гарантий, что они не станут жертвами произвола».

Отдельно В.Пономарев остановился о негативной роли спецслужб Узбекистана и Кыргызстана в нагнетании внутренней напряженности. «Я говорил с некоторыми людьми, которые бежали в Узбекистан после событий, - рассказал В.Пономарев. - Их использовала Служба национальной безопасности Узбекистана для организации в интернете постоянного потока антикиргизских материалов, и эти электронные рассылки существуют до сих пор и вызывают крайнее раздражение - их тональность вообще не соответствует тому, как эти проблемы надо обсуждать. Спецслужбы Кыргызстана тоже заводили уголовное дело, в котором утверждалось, что летом 2010 года на территории Узбекистана была создана террористическая группа, возглавляемая бывшими лидерами узбекского сообщества с целью мстить киргизам. И что эта группа готовит теракты на территории Кыргызстана. Те материалы этого уголовного дела, которые я видел, позволяют однозначно сказать, что в них использовался ряд абсолютно недостоверных сведений, реальная информация стыковалась с большим объемом фальшивой. В прессу эту информацию не давали, но об этом докладывали руководству страны, информация циркулировала внутри силового сообщества как доказательство злых умыслов узбеков: Все это является источником внутренней напряженности и не способствует урегулированию конфликта», - отметил В.Пономарев.

Полностью доклад правозащитного центра «Мемориал» о событиях в Ошском регионе можно прочесть здесь (.pdf).

Международное информационное агентство «Фергана»