5 Август 2020



Новости Центральной Азии

Корабль в пустыне и русская жена в гареме. Красоты Азии на фестивале «Кинотавр»

В Сочи завершился 24-й фестиваль «Кинотавр» - главный смотр новых российских фильмов. Среди них оказалась картина Бахтиера Худойназарова «В ожидании моря», сделанная в сложной копродукции России, Германии, Франции, Бельгии, Казахстана и Украины, а также российский фильм «Иван сын Амира» про спонтанный эвакуационный роман русской и узбека.

Снял «Ивана» режиссер Максим Панфилов – немолодой дебютант, который много лет до того трудился на ниве организации съемочного процесса, в том числе работал в команде своего старшего брата, знаменитого режиссера Глеба Панфилова. Картины эти в итоге не получили каких-либо призов, но незамеченными не остались. «В ожидании моря» - долгожданное продолжение своеобразной трилогии Худойназарова, начатой когда-то фильмом «Лунный папа» (третьим будет фильм «Живая рыба», но когда он «родится» не знает пока даже сам автор). А «Иван сын Амира», слабый по части драматургии и режиссуры, отлично снят оператором Олегом Лукичевым, да и актерские работы в нем есть весьма интересные – речь, кстати, отнюдь не о звезде российского кино Дмитрии Дюжеве, не о польской красавице Каролине Грушке. Исполнительские удачи в фильме – на счету узбекских актеров.

«В ожидании моря» - как говорится, фильм трудной судьбы. Работа над ним растянулась на шесть лет. Начать столь многосоставный проект всегда непросто – ведь каждая из стран-участниц хочет, чтобы непременно на ее территории снимали или ее актеры были задействованы. Иногда авторы чертыхаются и вписывают в сценарий линию какого-нибудь нового персонажа – француза, немца, голландца – лишь бы формально удовлетворить требованиям того или другого партнера по копродукции. Совместное производство сулит большие возможности, но на подготовку уходит уйма времени.

Так было и в случае с фильмом Бахтиера Худойназарова. А в разгар съемок режиссер еще и получил серьезную травму, свалившись с корабля на землю, работу пришлось прервать на солидный срок. Учитывая все трудности, картину ждали на «Кинотавре» с особым сочувствием. Потом справедливо говорили о том, что она во многом похожа на «Лунного папу»: такой же богом забытый поселок у воды, в каком жила героиня Чулпан Хаматовой Мамлакат. Такие же персонажи-чудаки, каждый со своим бзиком. И зыбкое ощущение окраины то же, что и в «Лунном папе», где в финале героиня улетала из родного поселка на крыше собственного дома. В новом фильме столь же сказочный финал: море возвращается туда, откуда ушло несколько лет назад. Вдруг воды обступают ржавый корабль, с бульканьем заполняют пустыню. А все потому, что один человек по-настоящему верил в чудо, маниакально тащил свой корабль по пескам, вдогонку ушедшей воде. «Надо что-то двигать! Иначе останемся без моря», - толковал месседж своей картины Худойназаров.


Кадр из картины «В ожидании моря», Kinopoisk.ru

Эта детская способность надеяться, фантазировать все так же подкупает в Худойназарове, как раньше. Герой его новой картины, капитан рыболовецкого судна, однажды вывел корабль в неспокойное море. Все сгинули в шторме, он один спасся и с тех пор мучается раскаянием. На корабле была и его молодая жена. С тех пор Марат одержим безумной идеей найти экипаж, любимую – ведь их тел так и не обнаружили. Но море отступило от поселка, его ржавый корабль торчит теперь посреди песков. Марат толкает посудину, несмотря на издевки односельчан. Ему кажется, что все пропавшие вернутся, стоит только кораблю опять качнуться на волне.

В новом фильме есть преемница Мамлакат - поселковая девушка Тамара, младшая сестра погибшей жены Марата. Она столь же смелая одиночка, непохожая на других окрестных клуш. Тамара с детства влюблена в зятя, и совершенно не скрывает своего чувства. На эту роль Худойназаров пригласил красавицу Анастасию Микульчину, а брутального и безумного капитана Марата сыграл Егор Бероев. Поселок, представленный Худойназаровым, интернациональный по составу, но все-таки с намеком на то, что располагается он где-то у Арала, в Казахстане. Больше всего там, конечно, скуластых степняков, но есть и вполне славянские физиономии – как, например, у тех же Бероева и Микульчиной, есть и немец в исполнении известного актера Детлева Бука. Условная Азия. Та же, что и в пестром вымышленном поселке Фар-Хор в «Лунном папе».


Кадр из картины «В ожидании моря», Kinopoisk.ru

На пресс-конференции в Сочи Худойназарова спросили, когда же он снимет именно про родной Таджикистан, как это было во времена его знаменитых первых лент «Братан», «Кош ба кош». «Я могу создать Таджикистан где угодно – хоть здесь, в Сочи», – заметил режиссер. Но это утверждение – полуправда, ибо после эмиграции в его картинах есть место талантливо сконструированному образу странного восточного местечка, но не конкретной страны. «В ожидании моря» можно «прочитать» не только как назидательную сказку о человеке, который верил в чудо. Тут мерещится еще и аллюзия на общее состояние апатии людей, застрявших на окраине. Они тоскуют по прошлому, когда было море, рыба. И хотят, чтобы вода вернулась. Чтобы снова можно было жить дома, своим трудом. Но ничего для этого люди не делают. Только ездят на отхожий промысел, а чудаков-пассионариев, вроде Марата, высмеивают со злобой и даже яростью.


Кадр из картины «В ожидании моря», Kinopoisk.ru

В основе сюжета картины «Иван сын Амира» отличная история. На такую редкое зрительское сердце не отзовется. И тем обиднее, что при воплощении не задействовали и десятой доли возможностей. Яркие пейзажи радуют глаз (действительно, хороши виды узбекского кишлака в горах и заснеженного приморского Севастополя), но драматизму человеческих отношений сквозь эту красотищу не прорваться… Особенно жалко Каролину Грушку – ведь изначально роль-то завидная. Ее героиня, интеллигентная ленинградка Маша, оказывается во время войны в Узбекистане. К тому моменту она уже получила похоронку на мужа-офицера военного флота. На руках двое детей, один из которых болезненно изможден после долгого пути, просто падает с ног. Невозможно найти врача в сутолоке жаркого азиатского города, но мальчишку выносит из толпы какой-то человек по имени Амир. В его большом доме Маша находит приют. Через какое-то время между квартиранткой и хозяином возникает чувство, Маша становится третьей женой Амира и рожает сына. В память о погибшем муже Маши Амир называет ребенка Иваном.


Кадр из картины «Иван сын Амира», Kinopoisk.ru

В этой части история напоминает коллизию культового фильма Бертолуччи «Под покровом небес», где героиня Дебры Уингер, эмансипированная американка, становится наложницей богатого бербера, страдает от ревности других жен хозяина, но неожиданно для самой себя обретает в отношениях с полудиким кочевником то, чего ей явно недоставало с мужем-интеллектуалом. И вот в самый неподходящий момент, когда Маша пляшет в чапане на праздничном пиру, а маленький смуглый Иван ковыляет вокруг с другими кишлачными детишками, из облака белой пыли выходит … большой Иван – бравый офицер с орденом на груди. Выжил. Разыскал жену и детей.

По части решений в сложившемся треугольнике главным становится оскорбленный муж – забирает жену, детей (своих и чужого), увозит на новое место службы, к одинокому маяку на берегу Черного моря. Играет его монументальный Дмитрий Дюжев, и о тонкости существования на экране тут речь не идет… Маше в исполнении хорошей актрисы Грушки не остается ничего другого, как болтаться между двумя мужчинами, не обнаруживая подлинного чувства ни к тому, ни к другому. Интереснейший набор для актрисы: конфликт любви и долга, любви старой и новой, материнская обида на тех, кто косо смотрит на смуглого, черноглазого ребенка. Можно было подарить исполнительнице большую роль. Ограничились внешним следованием за извилистой судьбой героини.


Кадр из картины «Иван сын Амира», Kinopoisk.ru

Чудом каким-то удалось преодолеть схематизм Бобуру Юлдашеву, исполнителю роли Амира. Кто-то верно заметил на пресс-конференции в Сочи, что там, где русский чужого со своей территории выжимает, восточный человек – принимает. Мудрость, способность примирить людей и самому смириться с обстоятельствами – интересные черты персонажа, и получился он в фильме много глубже, чем ходульный офицер Дюжева.

Юлдашев – воспитанник известного театрального режиссера Наби Абдурахманова, многолетнего руководителя Молодежного театра Узбекистана, а в кино его крестным отцом можно считать Зульфикара Мусакова. «Мальчики в небе», «Родина», «Свинец» - в основном по этим картинам Мусакова знает актера Юлдашева российская фестивальная публика. Фильмы Мусакова лиричны, полны мелодраматических поворотов, и в каждом из них даже театральная щедрость выразительных средств актера работала на обаяние истории. В фильме Панфилова Юлдашев совсем другой, юношеская эксцентрика уступила место психологической манере – скупой на внешние эффекты, но наполненной тонким пониманием героя.


Кадр из картины «Иван сын Амира», Kinopoisk.ru

Еще две хорошие работы – партии Лолы Элтоевой и Наргис Абдуллаевой, ташкентские актрисы сыграли жен Амира. Первая – звезда многих фильмов Юсупа Разыкова, Елкина Туйчиева, вторую пока больше знают поклонники театра «Ильхом». Характеры у их героинь разные: старшая жена (Элтоева) – смиренная, добрая, а вторая (Абдуллаева) еще не может не ревновать мужа к новой пассии. Ближе к финалу истории обе они заявляются в Севастополь, к Маше, с удивлением присматриваются к чужому укладу жизни, ввязываются в забавные приключения. Героиня Наргис Абдуллаевой даже обзаводится поклонником, при этом с суровым лицом актрисы происходят невероятные изменения – оно озаряется лукавой радостью, даже кокетство в нем проглядывает.

Остается надеяться, что премьера картины на «Кинотавре» как-то отзовется еще в судьбах актеров. Ведь на сочинском фестивале кино смотрят не только кинокритики, но и те, кто кино делает, – режиссеры, продюсеры.

Дарья Борисова

Международное информационное агентство «Фергана»