18 Март 2019



Новости Центральной Азии

Узбекистан без милосердия: Новый закон о прописке оставляет сирот на улице

Дом «Мехрибонлик» №22, г. Ташкент. Фото Trade-design

Последние изменения, касающиеся системы прописки в Ташкенте и Ташкентской области, усложнили жизнь социально уязвимых граждан, в частности, бывших воспитанников узбекских детдомов, называемых сегодня Домами милосердия. Чиновники-законотворцы, видимо, забыли, что опекунами круглых сирот являются временные учреждения попечительства (юридические лица), в которых постоянная прописка отныне запрещена. В результате очень многие детдомовцы, покинув по достижении совершеннолетия стены сиротских приютов, оказываются без крыши над головой и, что не менее страшно, - без прописки (постоянной регистрации по месту жительства).

Найти людей, готовых поговорить о судьбе выходцев из детдомов, было непросто. Ответственные за социальный фронт чиновники требовали «спецсогласования» и «спецразрешения» на такую беседу, которые официально выдают исключительно по линии благотворительного фонда «Сен елгиз эмассан» («Ты не сирота»), патронируемого младшей дочерью узбекского президента Лолы Каримовой-Тилляевой. Стоит ли говорить, что получить подобную «бумагу» независимому журналисту в условиях тотальной закрытости системы невозможно. И все же нашлись смельчаки, хорошо информированные о проблемах детей-сирот и готовые обсудить эту тему.

Без права на право

Закон «О перечне категорий лиц – граждан Республики Узбекистан, подлежащих постоянной прописке в городе Ташкенте и Ташкентской области», был подписан президентом Исламом Каримовым 15 сентября 2011 года. Но массово отклонять заявления граждан на постоянную прописку в узбекской столице стали еще задолго до выхода этого документа в свет, под разными предлогами отказываясь принимать документы. После упразднения 22 сентября 2011 года так называемых спецкомиссий по вопросам прописки при хокимиятах (администрациях) в районных и городских паспортных столах практически нет даже соответствующих кабинетов.

Примечательно, что депутатов и чиновников абсолютно не смущает тот факт, что суть подписанного документа противоречит, прежде всего, основным статьям Конституции Узбекистана. К примеру, статье 28, гарантирующей право на свободное передвижение по территории республики, въезд и выезд из нее, а также статье 18, гласящей, что все граждане Узбекистана имеют одинаковые права и свободы и равны перед законом - вне зависимости от местожительства и наличия прописки. Но в Узбекистане соблюдение законов со стороны фактических узурпаторов власти скорее исключение, нежели правило.

Правозащитники уверены в наличии двойных стандартов в политике узбекского правительства: с одной стороны, законодательная база как бы «совершенствуется», а с другой - ужесточается контроль над населением, в частности - над потоком внутренних мигрантов, что сводит на нет законные интересы и права рядовых граждан. А детдомовские воспитанники практически превратились в «мертвые души»: вроде бы они есть, а вроде бы их и нет, поскольку они не могут претендовать на прописку, даже временную.

«Чтобы скорректировать упущения в законе, мы не раз обращались с заявлениями и предложениями и в ОВВиОГ (Отдел въезда-выезда и оформление гражданства), и в Министерство юстиции, однако воз и ныне там, - комментирует ситуацию не пожелавшая представиться сотрудница комиссии по делам несовершеннолетних (КДН) при городской администрации Ташкента. – По последней информации, наше письмо с правками и пометками Минюста вернулось «под сукно» к чиновникам головного ОВВиОГ - вместо того, чтобы быть перенаправленным в законодательные органы власти для рассмотрения и принятия экстренных мер по исправлению положения».

«Пусть их прописывает к себе директор»

В одном из пунктов перечня «категорий лиц», осчастливленных столичной пропиской, согласно последним изменениям в законе, говорится, что «подопечные имеют право прописываться на жилую площадь, где постоянно прописан опекун (попечитель)». А как быть воспитанникам Домов милосердия?

«Поскольку сегодня отменена даже временная прописка (не путать с временной регистрацией), жизнь детдомовцев осложнена до предела, - сетует сотрудница СПОН (Отдел социально-правовой охраны несовершеннолетних, функционирует при районо) Алмазарского района Ташкента. – Практически никто не желает вдаваться в подробности существования (другого слова не подберешь!) этой категории детей, везде они вынуждены стучаться в закрытые ворота. Во время очередного визита в паспортный стол по вопросам прописки нам даже бросили в лицо: «Пусть их (детей-сирот) прописывает к себе директор детдома!» Мол, в законе так сказано!

Если выпускникам столичных домов милосердия приходится доказывать свое право на нормальную жизнь, то что говорить о лишенных родительской опеки детях, живущих в регионах? Крайне тяжелая ситуация с обустройством их жизни, по имеющимся данным, - в Самарканде, Фергане, Кашкадарье… Лишился славы «райского уголка» для детдомовских ребятишек город золотопромышленников Навои: она ушла вместе с принудительной высылкой из страны бывшего гендиректора НГМК Николая Кучерского, нескольких десятилетий являвшегося для детей заботливым кормильцем, поильцем и кумиром.

Сводные сыны отечества…

«Из-за неработающих законов сотни детей из Домов милосердия находятся на положении изгоев, никто не контролирует то, как решаются их проблемы, - рассказывает бывший воспитатель одного из ташкентских детдомов Азиз Абдуллаевич (имя изменено). – У них нет ни собственного жилья (я не беру в расчет тех детей, за кем сохранилось хоть какое-то жилье; пусть с большим трудом, но мы их прописывали), ни прописки, а значит - нет работы, денег, возможности учиться и полноценно жить. Десятки подростков годами скитаются по улицам, кто-то становится легкой добычей преступников, а кто-то, не выдержав свалившихся на голову бед, сводит счеты с жизнью. Формально ими, конечно же, занимаются - отделы попечительства городских и районных хокимиятов, действующие при них КДНы, СПОНы при райОНО, общественные организации. Но на деле их «работу» нельзя назвать плодотворной, зачастую она сводится к бумажным отчетам с «липовыми» достижениями, которые требуют «сверху». Представьте: за последние два года в Ташкенте не нашлось ни одной квартиры, где можно было бы прописать нашего выпускника-сироту. Хотя мы прошлись по десяткам адресов предполагаемых «бесхозных» квартир, но там почему-то непременно оказывались скоропостижно нашедшиеся родственники».

По словам воспитателя, руководство хокимиятов даже не скрывает своего раздражения, когда речь заходит о жилье для детей-сирот, и их ответы, как правило, сводятся к стандартному «ждите». Дескать, в стране не ведется строительство доступного жилья, а посему ждите, когда обнаружится «где-нибудь да что-нибудь». Иногда дают комнатку «метр на метр» в каком-нибудь заброшенном общежитии или подсобном помещении. Как, к примеру, Диме Тену из дома «Мехрибонлик» («Милосердие») №22, на 4 квартале Чиланзара: одно название, что жилье.

Вот уже шесть лет, вспоминает собеседник, ничего не известно о судьбе Джамалитдина Курбанова - уроженца Янгиюля, выпускника юридического колледжа, выросшего в том же детдоме. На неоднократные обращения руководства детского учреждения по поводу обеспечения подростка жильем и его трудоустройства согласно соответствующему закону, бывший глава Янгиюльского района Ташкентской области Зафар Файзуллаев велел не досаждать ему «по пустякам», высказав категорический отказ принимать участие в судьбе Курбанова: «Нам он не нужен!». Не дождались соучастия в судьбе ребенка и от бывшего хозяина области.

Бездушие государственных чиновников, в чьи обязанности входит, в том числе, и опека над детьми, оставшимися без родителей, в последние годы в «хлебной» стране достигло масштаба эпидемии. Зато всегда находятся многомиллиардные средства, чтобы возводить роскошные частные особняки и пустующие помпезные дворцы.

А бесправные дети вынуждены годами ждать разрешения своей участи, имея на руках уже готовые решения КДН о срочном вселении и прописке по месту жительства. Ежегодно из стен только одного столичного детдома в большой мир выходят 4-9 человек, а в Ташкенте Домов милосердия целых шесть, и в каждом – не менее ста воспитанников. К сожалению, доля с большим трудом выбиваемых из резервных источников квартир слишком мала по сравнению с растущими очередями на них. Известны случаи, когда сироты в ожидании собственной крыши не один год жили в подвалах, устраивались за копейки сортировать нечистоты на мусорном полигоне, тут же оставаясь на ночлег. Кому повезет – живут там же, где и работают: в торговых помещениях, забегаловках и производственных цехах, если, конечно, работодатель позволит.

…И государственные мужи-нувориши

Аферы с дефицитной недвижимостью, предназначенной для распределения между бывшими детдомовцами, по словам осведомленных источников, - дело для столичных хозяйственников привычное. Вспомнить хотя бы ставший уже достоянием общественности факт, когда действующий градоначальник Рахмонбек Усманов в свою бытность первым заместителем хокима (мэра) Ташкента по строительству расправился с жилым фондом обанкротившегося управления «Ташкентлифт», за бесценок распродавая помещения диспетчерских пунктов посредством аукционных торгов, а позднее перепродавая их уже по коммерческим ставкам. И именно этот человек подписывает «спецпостановления» об обеспечении жильем выпускников столичных Домов милосердия!

В результате теневых преступных сделок Усманова и его приближенных из более чем 400 квартир «лифтовиков» (самая скромная площадь – 80-100 квадратных метров) на балансе горхокимията сегодня числятся единицы. До сирот ли уж тут…

Кому лачуги, а кому - дворцы

Сотрудник отдела попечительства Юнусабадского районного хокимията поведал, что в Ташкенте положение детдомовских воспитанников несравненно лучше даже при всех имеющихся минусах, чего нельзя сказать о регионах, где вопросы обустройства «казенных» детей запущены донельзя.

«Каждому из наших выпускников Домов милосердия по завершению учебы в колледжах и лицеях Минфин перечисляет на именной счет так называемые подъемные - средства в размере 150 минимальных зарплат, сегодня это семь миллионов сумов ($3300 по официальному курсу), - не без гордости заметил чиновник. - Если научиться тратить их разумно, то надолго хватит». Правда, вытащить из банка эти деньги, даже порциями, не очень просто.

Недавно подросткам, находящимся в списках очередников на жилье (а таких в каждом детдоме набирается по десять и более человек), ответственные дяди сообщили, что специально для них в районе станции Шумилово-Сортировочная, что на столичной окраине, реконструируется здание старого общежития. Работы там, говорят, непочатый край, а это значит, что до новоселья, пусть даже в таких чересчур скромных условиях, детдомовцам еще далеко. Детишкам, которые привыкли жить ожиданием чуда, которое запаздывает, и выбирать не приходится.

Тем временем на постоянную прописку и комфортное жилье за государственный счет в Ташкенте, как и прежде, могут рассчитывать vip-персоны: высокопоставленные госслужащие, сотрудники МВД и СНБ, переведенные на работу в столицу из областей, целый ряд других особ. Формально – «ценные кадры» для госаппарата, а на деле – обычные чиновники, обросшие коррупционными и клановыми связями, но имеющие поддержку верховной власти, хватку, деньги и вес...

Соб. инф.

Международное информационное агентство «Фергана»