19 Декабрь 2018



Новости Центральной Азии

Зачем нужен берег турецкий, или Как работают в Стамбуле мигранты из Средней Азии

В Турции работают десятки тысяч мигрантов из Средней Азии. Они убирают в домах и торговых центрах, их можно встретить среди продавцов, официантов и сторожей. Наш корреспондент Шохрух Саипов прожил две недели в Стамбуле и пообщался с узбеками, таджиками и туркменами, которые уже несколько лет там живут и работают. Люди рассказали, почему уехали, чем заняты и о чем мечтают.

В стамбульских районах Аксарай и Лалели расположены крупные торговые центры, и именно здесь чаще всего останавливаются, приезжая за товаром, предприниматели из Центральной Азии. В Аксарае и Лалели много ресторанов, гостиниц и кафе. Один из ресторанов, «Бабахан», предлагает своим гостям блюда уйгурской и узбекской кухни.

На второй день после приезда в Стамбул я отправился в «Бабахан» - поужинать. Прошел всего день, а я уже успел соскучиться по нашей еде. У входа меня встречал симпатичный парень по имени Дониёр. «Ассалому алайкум, келинг ока. Хуш келибсиз кафеимизга» («Здравствуйте, заходите, брат, добро пожаловать в наше кафе»), - сказал он. А дальше Дониер начал рассказывать, что мне могут предложить, показывая различные блюда на прилавке: «Пожалуйста, горячие блюда: шурпа, манты, самсы, плов...»


Кафе Babahan, где подают узбекские и уйгурские блюда

22-летний Дониёр Турганов приехал в Стамбул три месяца назад из Ташкента. Работает в кафе «Бабахан» поваром-продавцом. Я заказал шурпу из баранины и решил расспросить Дониера, как ему работается в Турции. «Я приехал не потому, что в Узбекистане работы не было, или денег мало, - говорит Дониер. - Просто я всегда хотел в Стамбуле поработать. По профессии - радиотехник, закончил колледж. Здесь получаю 1500 турецких лир в месяц (около 500 долларов)».


Кафе «Бабахан» оформлено в национальном стиле: узбекская фарфоровая посуда «Пахта», музыкальные инструменты: дутар и домбра, даже тюбетейки.

Я спросил, можно ли посмотреть кухню, где они готовят еду. Меня провели, и я увидел еще одного повара, из Самарканда. Он не захотел называть свое имя, сказал, что это не так важно. Я поинтересовался, устраивают ли его условия работы. «Нормальные условия, - сказал он. – Мы же сюда приехали работать. Сами знаете – у нас народ многочисленный, и деньги нужны и на свадьбы, и на строительство дома…» Повара добавили, что в Стамбуле работают легально, все разрешительные документы официально оформлены.

Я поблагодарил за вкусный ужин. За шурпу с бараниной, чай и лепёшку с меня взяли 12 лир (примерно 4 доллара). Обошлось довольно дешево.


В кафе «Бабахан»

В Стамбуле я временно остановился в трехкомнатной квартире земляка, где проживало еще шесть человек, по двое в каждой комнате. Большинство моих соседей оказались туркменами, которые работали, в основном, в сфере услуг: в магазинах, на автомойках, убирали в домах. Когда я спросил, почему они приехали в Стамбул, мне пожаловались, что в Туркменистане низкая заработная плата, растет коррупция, люди устали от социальных проблем. Но фотографировать себя туркмены запретили: объяснили, что это может плохо для них закончиться, когда они вернутся домой.

Мигрант, работающий в Стамбуле, платит за жилье примерно 120 долларов, и в эту сумму входит плата за электричество, отопление, газ, воду. В квартире среднем живут по пять-шесть человек.

Большинство мигрантов в Стамбуле работают нелегально, не имея разрешения на работу и не оформляя необходимые документы. Покидая Турцию, в аэропорту они платят штраф за нарушение миграционных правил – заранее приготовленные 400 долларов. Но уже через три месяца у людей снова появляется официальная возможность вернуться в Стамбул.


Автомойка Okyanus, где работает Исмаил

На следующий день я отправился на встречу с коллегами. Дорога проходила мимо автомойки Okyanus. Оказалось, здесь тоже работают узбеки. «Я мою легковые машины за 25 лир, джипы – за 30», - рассказал Исмаил, приехавший из Ташкента семь месяцев назад. Деньги клиенты платят хозяину, в кассу, а Исмаил, который в день моет пять-десять машин, получает зарплату. Сколько – не сказал.

Гуляя неподалеку от исторического места Стамбула «Бейазит», я встретил афганского узбека из афганской провинции Фарах. Он стоял возле магазинчика, рекламируя и продавая турецкий хлеб. Двадцатилетний Рахамат приехал в Стамбул два месяца назад вместе с двумя братьями (всего их восемь). В Афганистане он шил рубашки, но сейчас из-за конфликтов и войн невозможно заработать и накопить денег: «В Афганистане я мало зарабатывал, по пять-семь тысяч афгани в месяц (примерно 70-100 долларов). Здесь получаю 800 лир (около 270 долларов). Владельцы магазина обещают постепенно поднять зарплату. Я работаю с семи утра до семи вечера».

Рахамат с братьями мечтают купить дом в Стамбуле – года через четыре, как накопят денег. После чего думает вернуться в Афганистан. На мой вопрос, что для него самое трудное в жизни в Турции, он неожиданно ответил: «Без родителей трудно. Если бы они с нами были… Скучаем».


Рахамат возле магазинчика, где работает

Вечером мы поговорили с Шавкатом Кабуловым, который приехал в Стамбул из кыргызстанского города Ош. Было видно, что человек очень устал: позади был 12-часовой рабочий день на складе, где он принимает товары и отправляет их по магазинам. «Да, трудно, - говорит Шавкат. – Зато я получаю 600 долларов в месяц. Времени гулять по городу нет, у меня только один выходной в неделю, и я стараюсь в это время сделать собственные дела. Мне нужно зарабатывать, чтобы содержать семью».

Работа, которую мигранты находят в Стамбуле, может быть разной. Так, на Аксарае тебя постоянно будут окликать нарумяненные «мамочки». «Девушек надо?» - спрашивают они, и я решаюсь спросить в ответ: «Узбечки есть?» - «Нет», - отвечают «мамочки» и теряют ко мне интерес.


«Мамочки» на Аксарае. Одна из них – слева, в желтой куртке.

Но тут ко мне подходит мужчина. «Узбечки нужны?» - уточняет он. «Да, - говорю я. – Сколько в час?» - «100 лир (около 30 долларов). Отдельно платишь за гостиницу и мне 10 лир за то, что я тебе девушек нашел», - озвучивает цены сутенер.

Я соглашаюсь, но ставлю условие: «Вы мне их покажете, и только если мне понравится, я заплачу». – «Хорошо, - говорит мужик. - Сейчас поедем на такси, посмотришь узбечек». Мы ловим машину, но по дороге я вдруг понимаю, что ввязался в непонятную авантюру, и меня везут неизвестно куда. Я потребовал остановить машину, заплатил за такси – и уехал домой.

Ежегодно в Стамбул из разных уголков мира, в том числе из Центральной Азии, приезжают сотни женщин. Конечно, не все они едут заниматься проституцией. Многие приезжают с семьями.

В метро услышал, как женщина по телефону говорила по-узбекски. Представился ей и поинтересовался, что она делает в Стамбуле. «Я тут с семьей уже семь лет живу: тесть, муж, его братья, сестра, еще несколько человек. Муж с братьями работают в компании «Карго», которая отправляет грузы в Узбекистан. А мы, женщины, сидим дома», - улыбается Зарина.

Я спросил, когда она последний раз была в Узбекистане? «Иногда приезжаем, - говорит она. – Но последнее время там все тяжелее, экономическая ситуация ухудшается, поэтому мы здесь и живем».


Босфор

Возле Босфора меня остановил мужчина и попросил сфотографировать его на фоне пролива. Он сказал, что хочет отправить фотографии сыну, который живет в городе Курган-Тюбе Хатлонской области Таджикистана и собирается жениться в конце февраля.

«Сегодня или завтра отправлю сыну необходимые вещи для свадьбы, а сам поеду уже в конце месяца, чтобы свадьбу сыграть, - говорит Иноят-ака. – Я пять лет в Стамбуле живу. Работаю охранником в новых многоэтажных домах. Здесь можно зарабатывать, и у меня все хорошо».

Я две недели пробыл в Стамбуле, и все узбеки, таджики или туркмены, которых встречал, говорили, что работают здесь, потому что нет другого способа накормить семьи. Но все соглашались: если бы дома была нормальная работа, никто бы никуда не уезжал.

Шохрух Саипов, Стамбул-Ош

Международное информационное агентство «Фергана»