13 Декабрь 2018



Новости Центральной Азии

Уйгуры в горах Бадахшана. Зачем Китаю отрицать планы по укреплению дальних подступов

Учения афганской армии. Фото с сайта Defenselink.mil

Министерство обороны Китая 26 января опровергло сообщения о содействии Пекина в строительстве военной базы в Бадахшане, опубликованные ранее рядом афганских СМИ и русскоязычных медиа-ресурсов, в том числе «Ферганой». Наш корреспондент постарался разобраться, почему заявление китайской стороны идет вразрез с информацией, исходящей от высокопоставленных афганских военных.

О том, что в конце декабря 2017 года министр обороны Афганистана Тарик Шах Бахрами во время визита в Пекин договорился со своим китайским коллегой о строительстве военной базы в Бадахшане, по возвращении в Кабул рассказал и он сам, и его коллеги по афганскому правительству. В частности, пресс-секретарь министерства обороны Афганистана, генерал Давлат Вазири 2 января 2018 года под запись сообщил «Фергане» буквально следующее:

«Министерство обороны Китая и министерство обороны Афганистана договорились о строительстве военной базы в северной провинции Бадахшан для горных стрелков. Расходы полностью берет на себя китайская сторона, а именно: расходы на строительство, вооружение и обмундирование солдат, военную технику и все необходимое для этой базы».

Генерал тогда также рассказал, что в скором времени делегация министерства обороны Китая и китайские военные инженеры должны посетить Афганистан с целью изучения местности для постройки военной базы и разработки плана строительства.

Однако после того, как представитель минобороны Китая опроверг эту информацию, афганские военные оказались в сложном положении. Четвертого февраля на повторный запрос нашего корреспондента о том, есть все же договоренность по базе между Пекином и Кабулом или нет, генерал Давлат Вазири ответил следующее:

«Я как представитель министерства обороны Афганистана еще раз заявляю: между нами и Минобороны Китая велись переговоры, и была достигнута договоренность о постройке военной базы министерства обороны Афганистана для горных стрелков в северной провинции Бадахшан. Хотя мы там уже имеем свою военную базу, но ситуация именно в приграничных районах озаботила Китай в плане безопасности. Однако о том, когда начнется строительство базы и когда за это возьмется китайская сторона, я ничего сказать не могу».

На вопрос, как быть с январским заявлением о том, что строительство этой военной базы начнется скоро, генерал сказал буквально следующее: «Нынешняя политика такова, что сейчас говорят одно, а через час — другое. Информацией, которая имелась у нашего министерства обороны, мы сразу же поделились со СМИ».

Мы обратились за комментарием и в посольство Китая в Кабуле. После долгого ожидания ответа один из представителей дипломатической миссии КНР сообщил, что «Китай оказывает Афганистану многомиллионную помощь, а то, что строится здесь в Афганистане, посольства абсолютно не касается».

Представитель Минобороны Афганистана Мухаммад Радманиш, в свою очередь, однозначно подтвердил, что афганская и китайская стороны в конце декабря 2017 года договорились о строительстве военной базы в горном уезде Вахан провинции Бадахшан, так как именно этот район Афганистана имеет 76-километровую границу с Китаем. «Китайская сторона сама предложила построить горно-стрелковую базу в этом районе и все расходы обещала взять на себя», — уточнил Мухаммад Радманиш.


Министр обороны Китая Чан Ваньцюань принимает в Пекине афганского коллегу Тарика Шаха Бахрами. Фото с сайта Mod.gov.cn

Афганский военный аналитик, генерал в отставке Назар Мухаммад напомнил о том, что еще в ноябре 2016 года появилась информация о неоднократном патрулировании китайскими военными территории Афганистана на военных транспортных средствах марки DongFengeq2050. Эта информация подтверждалась фотосъемкой. Происходило это вдоль пограничной линии в районе Базайи-Гумбад уезда Вахан. Министр обороны Китая тогда опроверг эти сообщения. Афганская сторона их никак не комментировала. Более того, начала распространяться информация о том, что патрулирование осуществляли якобы не китайские, а афганские военные, причем на машинах, которые им предоставили США и их союзники. Назар Мухаммад утверждает, что эта информация была фейком.

Один из депутатов городского совета Файзабада на условиях анонимности сообщил, что китайских военных не впервые замечают в этих местах: «Базайи-Гумбад в Вахане находится на высоте 3840 метров над уровнем моря. Местность окружена горами. Там в основном живут афганские этнические киргизы. Дорог туда нет. Жители Базайи-Гумбада изредка спускаются в Диг-ул-Аман и в Лангар. Они добираются на лошадях или ослах со своими товарами — куртом, шерстью, мумиё — и обменивают их на нужные им товары на базаре.

В Базайи-Гумбад афганские солдаты попадают нечасто. Однако в начале 2017 года туда на военном вертолете прибыли несколько офицеров. После этого от местных киргизов стали поступать сведения, что китайские военные регулярно, два-три раза в месяц, посещают Базайи-Гумбад и останавливаются в здании школы. Иногда они дают детям сладости и хлеб, но никогда не вступают в разговор. По словам местных, китайские военные заезжают на территорию Афганистана через соседний Таджикистан, потому что прямой дороги из Китая нет — там на пути непроходимые горы. А через Горный Бадахшан есть дорога. Проживающие в Базайи-Гумбаде афганские киргизы имеют тесные контакты с китайскими военными, и, возможно, используются ими в качестве источников информации».

По мнению депутата, именно в Базайи-Гумбаде намечается строительство военной базы. «Китайская сторона не зря страхуется и хочет с помощью афганского министерства обороны построить базу, потому что с начала 2016 года и губернатор Бадахшана, и депутаты получают от управления безопасности провинции информацию о концентрации в Бадахшане иностранных вооруженных наемников, которых местные жители часто принимают за узбеков. Их число оценивается от нескольких сотен до двух тысяч. По данным властей, большинство из них – не узбеки, а этнические уйгуры. Они уже хорошо ознакомились с рядом районов Бадахшана и обустроились в тех ущельях, до которых трудно добраться афганским военным. В основном, они стягиваются в Вахан. Большинство из них находятся здесь со своими семьями», — говорит собеседник.

В 2017 году, утверждает депутат со ссылкой на свои источники информации, к этим уйгурам примкнули уйгуры из Киргизии, Узбекистана и Казахстана. В частности, эти сведения местные силовики получили при допросе одного из местных проводников. По словам депутата, китайская сторона по своим каналам получила эту информацию, после чего решила проявить активную заботу о своей безопасности.

Источник в министерстве обороны Афганистана, связанный со строительством военных объектов, сообщил «Фергане», что «база, которую предложила китайская сторона, полезна не только КНР, но пригодится самому Афганистану в обеспечении безопасности в приграничных районах как с Китаем, так и с Пакистаном и со спорными территориями Джамму и Кашмира».

Афганские военные аналитики исходят из того, что база в Бадахшане, предложенная Китаем, может быть построена до конца 2018 года или даже раньше, однако детали строительства и технические договоренности между Китаем и Афганистаном в дальнейшем разглашаться не будут. Секретности будет способствовать то, что база будет находиться в труднодоступном, глухом районе Афганистана. При этом афганские эксперты с одной стороны считают, что Пекин своевременно принимает меры по обеспечению своей безопасности, а с другой — рассчитывает себя обезопасить за счет афганских солдат и не намерен пока вступать в прямую войну с террористическими группировками.

Кроме того, один из источников в органах безопасности Афганистана указал на то, что США уже дали понять Пекину свое недовольство планами строительства военного объекта в Бадахшане, который ими не контролируется. Поэтому позиция Пекина, отрицающего для видимости наличие такого плана, вполне объяснима. По словам источника, присутствие вооруженных боевиков-уйгуров в Бадахшане – не новость, к этому шла подготовка в течение четырех-пяти лет. С 2005 года уйгуры, воевавшие в составе Исламского движения Узбекистана (ИДУ) в союзе с талибами, стали покидать Афганистан и Пакистан и вместе с семьями переправляться в ряд европейских стран – Турцию, Германию, Польшу, – где они пытались получить статус беженца. А с 2011-2012 годов они начали возвращаться в Афганистан, и именно в Бадахшан, поближе к Китаю. Туда же едут по призыву помочь братьям уйгуры из Центральной Азии. Об этом китайская сторона хорошо информирована.

Китайские силовики сначала сами попытались патрулировать прилегающую территорию Афганистана, но когда это обнаружилось, Пекин начал привлекать афганское правительство планом строительства базы в Вахане. Для Китая вопрос стоит так: либо вооруженных уйгуров удастся уничтожить, либо раньше или позже они попытаются перейти на территорию Китая. Но уничтожить их будет уже очень трудно даже китайским военным, потому что в Вахане скопилась не только значительная по численности, но хорошо вооруженная и обученная группировка. При этом, по словам источника, китайские уйгуры, находящиеся в Бадахшане, с момента их прибытия в провинцию и до сих пор не вступали в вооруженные конфликты с кем-либо, а лишь занимались военной подготовкой.

Соб.инф.

Международное информационное агентство «Фергана»