17 Декабрь 2018



Новости Центральной Азии

Аятолла и Total SA vs ТАПИ и USA. Отказ от иранской ядерной сделки не выгоден никому, кроме Ашхабада

На фабрике по обогащению урана в Иране. Кадр телеканала CNN

Ситуация с выходом США из иранской ядерной сделки или, как она официально именуется, Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) практически каждый день вынуждает ведущих политиков мира делать новые заявления и давать новые обещания, поскольку Иран сегодня — один из ключевых игроков в Евразии, и на нем завязаны интересы многих держав. Однако даже традиционные партнеры США в Евросоюзе не спешат поддержать и, скорее всего, не поддержат список новых санкций против Ирана, которые предлагает ввести Вашингтон.

Госсекретарь США Майк Помпео 21 мая назвал условия, при выполнении которых Вашингтон будет готов возобновить диалог с Тегераном по СВПД. В случае, если Иран не выполнит эти требования, страну ждет «беспрецедентное финансовое давление», пообещал высокопоставленный американский чиновник. По его словам, санкции будут направлены на то, чтобы Иран не смог финансировать своих союзников за рубежом. Американский госсекретарь объяснил, кто именно из «союзников Ирана» мешает жить мировому сообществу. Это, в первую очередь, ливанское шиитское движение «Хезболла», палестинский ХАМАС и афганский «Талибан». Тегеран также должен отказаться от укрывательства некоторых лидеров «Аль-Каиды» на своей территории. Отдельным пунктом в списке, оглашенном Помпео, числится «вывод всех сил» Ирана из Сирии.

Итак, по списку

Это лишь часть условий США для возобновления американского участия в СВПД. Всего Помпео озвучил 12 условий. Согласно первому из них, Иран должен раскрыть свою программу для экспертов Международного агентства по атомной энергетике (МАГАТЭ) и предоставить им «неограниченный доступ на места ядерных разработок». Кроме того, иранские власти обязаны прекратить обогащение урана, «навсегда отказаться» от переработки плутония и закрыть тяжеловодный ядерный реактор. По сути это означает, что для снятия американских санкций Иран должен отказаться от программы мирного атома.

Однако это еще не все. Иран должен полностью и безоговорочно отказаться от баллистических ракет (в феврале этого года сообщалось о презентации новой иранской баллистической ракеты «Кадр» с дальностью действия до двух тысяч километров). Есть в списке и пункты политического характера: госсекретарь потребовал отпустить «всех задержанных американских граждан», а также граждан государств-союзников США.


Майк Помпео. Фото с сайта State.gov

«Иран будет вынужден сделать выбор — либо поддерживать экономику в полуживом состоянии, либо продолжать тратить драгоценные ресурсы за рубежом. На то или другое у него ресурсов не будет», — резюмировал Помпео предполагаемый эффект от санкций США, если Иран откажется выполнять выдвинутые 12 условий.

У Евросоюза — свои интересы

Кроме США и Ирана СВПД подписали еще Россия, Китай, Великобритания, Франция и Германия. Это соглашение было заключено в июле 2015 года. В соответствии с ним Иран согласился не обогащать уран свыше 3,67 процента в течение 15 лет, на протяжении которых запасы низкообогащенного урана в Иране не должны превышать 300 килограммов. При этом вся работа по обогащению и исследовательская деятельность должна вестись исключительно на объекте в городе Нетензе. Также Тегеран согласился, чтобы МАГАТЭ в течение 25 лет следило за тем, что весь урановый концентрат, произведенный в Иране или полученный из других источников, будет доставлен на завод по переработке урана в Исфахане. Кроме того, по СВПД Иран увеличил квоту инспекторов МАГАТЭ до 130-150 человек, которым разрешено работать на территории исламской республики.

В свою очередь Евросоюз снял с Ирана санкции в отношении банковских операций, страхования и доступа к международной системе платежей SWIFT, а также отменил свои ограничения на импорт нефти и газа из Ирана и экспорт в эту республику оборудования для их добычи.

Первой из европейских компаний за иранские природные ресурсы принялась французская Total SA. Летом 2017 года Total подписала с иранцами договор на добычу газа на месторождении «Южный Парс», пообещав выделить под этот проект $1 млрд. В марте текущего года в Иран «зашла» первая российская компания — «Зарубежнефть». В начале апреля этого года старший помощник президента России Юрий Ушаков объявил, что российские нефтегазовые компании, в частности «Газпром», «Газпромнефть», «Роснефть» и «Лукойл», готовы вложить в разработку иранских месторождений до $50 млрд.

Стоит отметить, что если для экономики США эффект введения новых-старых санкций в отношении Ирана будет практически нулевым, то Европа потеряет и как импортер энергоресурсов, и как инвестор в экономику Ирана. Европейские компании хотят работать на иранском рынке и стремительно вернулись в страну после снятия санкций в 2016 году. Поэтому после выхода американцев из ядерной сделки европейцы засуетились гораздо больше, чем Россия или Китай (хотя они активно сотрудничают с Ираном по ближневосточным делам, что больше всего раздражает США).


Президент Хасан Роухани на фоне АЭС в Бушере. Фото пресс-службы президента Ирана

Главы Германии, Великобритании и Франции сделали ряд заявлений, осуждающих США. Президент Франции Эммануэль Макрон заявил, что ЕС примет меры, чтобы обеспечить работу своих компаний в Иране. Что касается соглашения, то он предложил его дополнить, но ни в коем случае не расторгать.

Британцы шагнули еще дальше — после выхода США из СВПД они подписали соглашение на разработку нефтяного месторождения Карадж в иранском остане (провинции) Хузестан. Документ был подписан директором Национальной иранской южной нефтяной компании (NISOC) Бижаном Алипуром и управляющим директором базирующейся в Лондоне компании Pergas Consortium Колином Роули.

Последствия для туркменского газа

Примечательно, что китайцы уже объявили о готовности выкупить долю Total, если компания решится уходить с месторождения «Южный Парс». Ранее Total заявила, что «не сможет продолжать участие в проекте «Южный Парс» и вынуждена будет прекратить все операции, которые с этим связаны, до 4 ноября 2018 года» из-за выхода США из СВПД и введения ими санкций. Желание китайцев понятно. «Южный Парс» — пожалуй, самый лакомый ресурсный пирог на территории Ирана. Это крупнейшее из известных газовых месторождений в мире.

Если рынок сырья арабских монархий Персидского залива давно поделен и стабилизирован, то Иран из-за действовавших против него санкций — это, по сути, нефтегазовое Эльдорадо, которое очень хотят осваивать и страны Евросоюза, и Китай, и Россия. Поэтому они так упираются против возвращения санкций.


Платформа на месторождении «Южный Парс». Фото с сайта Oilandgas.ru

«Полезными» возможные санкции США против Ирана могут быть для только для туркменского Аркадага (покровитель — титул Гурбангулы Бердымухамедова. – Прим. «Ферганы»). Как только Иран будет исключен из газовых дел, вырастет спрос на туркменский газ у близлежащих государств — Пакистана и Афганистана, а также у Индии. Сейчас исламская республика пытается занять свое место в качестве важного газового импортера для соседей, а также транзитной территории для туркменского газа в Пакистан и Индию.

Иранцев крайне раздражает туркменский проект ТАПИ (Туркменистан — Афганистан — Пакистан — Индия). Афганская сторона даже обвиняет иранцев в том, что они саботируют строительство участка ТАПИ в Афганистане с помощью талибов. Официальные лица Афганистана, в частности, заявляли, что недавнее наступление талибов в провинции Фарах было инспирировано именно иранской стороной, так как ТАПИ должен пройти через Фарах. А 21 мая талибы убили пятерых саперов, которые работали над разминированием участка территории, по которому должен быть проложен туркменский газопровод.

Санкций не будет

Очевидно, антииранские санкции со стороны ЕС, России и Китая поддержаны не будут. Причем, если на мнение России и Китая США может не обратить внимание, то с европейцами им будет гораздо сложнее — все-таки и Германия, и Франция, и Великобритания являются стратегическими союзниками Вашингтона, и в тех же Сирии и Афганистане американцы опираются на поддержку этих стран. Например, крупнейшая иностранная военная база на севере Афганистана, в пригороде Мазари-Шарифа, содержится именно немецким бундесвером. А британцы рассматривают вопрос об увеличении своего контингента в Афганистане с 600 до 1050 человек.

Осложнение отношений США и их европейских партнеров с Ираном неизбежно приведет к ряду последствий, которые могут негативно сказаться на ситуации в Афганистане, поскольку Иран имеет влияние на процессы, происходящие в этой стране. Другое важное последствие прекращения действия СВПД — цены на нефть и газ, которые уже выросли из-за выхода США из сделки.

Кроме того, как уже было отмечено, европейцы совсем не хотят терять иранские месторождения сырья. Они готовы закрывать глаза на сотрудничество иранцев с талибами (в конце концов, ТАПИ — проект, совершенно не связанный с Европой), иранские интриги на Ближнем Востоке и прочее ради нефти и газа.

Скорее всего, СВПД продолжит свое существование, хотя, возможно, будет дополнен и откорректирован. Иран уже понял, что ЕС от него сейчас находится в серьезной зависимости, поэтому делает все более смелые заявления. И даже предлагает, чтобы европейцы компенсировали потери республики от возможного введения санкций американцами. Как отмечают западные СМИ, для разрешения создавшейся ситуации с выходом США из СВПД в ЕС могут использовать закон 1996 года, который был создан для того, чтобы обходить американские санкции против Кубы, Ирана и Ливии. Согласно этому закону, если связанный с американскими санкциями спор дойдет до суда, решение признается действительным, только если суд проходит на территории стран Евросоюза.

Александр Рыбин

Международное информационное агентство «Фергана»