26 Сентябрь 2020



Новости Центральной Азии

Валентин Гефтер: «Россияне во многом ответственны за то, что происходит сегодня в Узбекистане»

12.10.2005 23:13 msk, Дм. Камцев

Права человека

«Фергана.Ру» уже сообщала о санкционированном пикете, проведенном 10 октября активистами московского отделения организации "Международная Амнистия" у здания посольства Узбекистана в Москве. Сегодня мы публикуем фоторепортаж об этом событии и интервью одного из участников этой протестной акции - Валентина Гефтера. Он - директор российского Института Прав Человека, редактор-составитель российского вестника Amnesty International, член совета правозащитного центра "Мемориал".

Валентин Гефтер: - Я многие годы занимаюсь проблемой защиты прав человека в центральноазиатских странах, потому что вообще моей темой в "Мемориале" всегда было преследование по политическим мотивам на пространстве бывшего СССР. То, что происходит в Узбекистане все эти годы, идет только с нарастанием худшего, а не с улучшением. Одно время казалось, что режим в Узбекистане немного смягчился. Но я вижу, что это было только временно. Понятно, что ситуация в Узбекистане порождается не только самим режимом. Узбекистан находится под атакой резко недовольных как в самом Узбекистане, так и вне его. Но кто породил это недовольство, с чего все началось? Корни нынешних процессов лежат в ранних девяностых годах, когда было подавлено сначала светское, потом религиозное инакомыслие. Что уж говорить про невозможность возникновения на этой базе нормальной оппозиции. "Во имя стабильности" и бог знает еще каких красивых слов власть жестко подавила все, что хоть капельку возражало против того курса, против того режима, который был установлен в стране. И в результате расцвели крайние методы. Сначала исламское движение Узбекистана за границей, которое стало туда вооруженных боевиков засылать. А главное - начались бунты и на территории самого Узбекистана. Вот "андижанские события" - это типичный бунт. Я говорю не про причину суда над "акрамистами", который явно был не правовым. А про то, что простое население поддержало своих земляков, которые страдали от бесправия так называемого "каримовского правосудия". Ну а о насилии и пытках в тюрьмах мы постоянно получаем новые сообщения.

Фергана.ру: - Чего Вы хотите добиться своей акцией протеста? Что могут сделать те, кто поднимают свой голос за права человека в мире? Какие следствия и результаты должны быть у подобных акций?

Валентин Гефтер: - Конечно, мы понимаем, что эти акции - не массовые, точечные. Но ведь все дело в том, что в российском информационном пространстве эта тема практически отсутствует...

Фергана.ру: - ...Так как президент России фактически поддержал Ислама Каримова?

Валентин Гефтер: - Да. И наоборот, как следствие: когда нет [в обществе обсуждения] этой темы, властям очень легко поддержать только одну сторону, т.е. тех, кто в данном случае нарушает права и ведет авторитарную внутреннюю политику. Поэтому я думаю, что даже такие небольшие события должны привлекать внимание. Недаром здесь было так много прессы. Недаром во всем мире сейчас идут подобные акции: и в Брюсселе, и в Соединенных Штатах, и в других странах. К сожалению, в самом Узбекистане протестовать невозможно. Там люди, даже те, которые не протестуют, а просто хотят исследовать то, что произошло, страдают, сидят в тюрьмах и подвергаются разного рода преследованиям. Поэтому очень важно, чтобы СМИ такие акции освещали, и было видно, что это дело не только внутреннее узбекское, но и всех нормальных людей. А уж тем более россиян, которые недавно были в одной стране с узбеками. Мы во многом ответственны за то, что происходит сейчас в Узбекистане, потому что все мы жили в одной стране и, в конце концов, Каримова не из космоса доставили с какой-то другой планеты, а он вырос из советского режима. Такие вот монстры выросли на обломках Советского Союза.

Фергана.ру: - Заметим, и в России сейчас раздаются голоса о том, что правозащитные организации - провокаторы, что пользы от их активности никакой, и их деятельность вообще бессмысленна. Кто, на ваш взгляд, чаще всего занимает такую позицию, кому выгодно представлять деятельность правозащитников в таком свете?

Валентин Гефтер: - Я думаю, что это делается просто не от большого ума. Потому что, если эти люди, как говорится, на зарплате сидят, то тогда бог с ними - они отрабатывают то, что им кто-то велел отработать. Среди таких людей есть и наши идейные противники и оппоненты, которые считают, что права человека - это не главная ценность. Главная ценность для них - это стабильность, безопасность, сильное государство, которое всех прикроет и защитит, а не "заоблачные" ценности прав человека, отстаиваемые и защищаемые правозащитниками. Такие люди есть. Но обычно они не доходят до того, что бы считать нас наемными или платными провокаторами. А многие просто по недомыслию считают, что слушают какую-то пропаганду, или просто не понимают, что именно защищает правозащитник. Например, когда мы говорим, что мы против насилия в Чечне, они расценивают это только как защиту интересов чеченского народа. Это от недомыслия или от неумения отделить одно от другого. Потому что любому нормальному человеку, мне кажется, понятно, что защита прав человека в Чечне - не обязательно защита только чеченцев или только русских или кого-то еще. Защищается совсем другое - защищаются те, кто страдает от нарушения прав личности независимо от национальной принадлежности. Кстати, я всегда настаиваю на том, что и те, кто нарушают права в Чечне, в каком-то смысле тоже не должны обзываться русскими только за то, что они принадлежат федеральным войскам. Точно так же как нельзя называть чеченцами всех тех, кто с Кадыровым. Мы лишь говорим, что некто нарушает тот или другой закон, то или другое право. Поэтому какая может быть "польза" от людей, которых немного и которые говорят или просто показывают то безобразие, которое происходит в жизни? От таких людей самих по себе редко бывает польза. Польза бывает от тех, кому они на эти безобразия указывают. Если эти люди исправляют то, на что им указывают правозащитники, вот тогда от них может быть реальная польза. Потому что их много, за ними сила, армия, силовые структуры. Вот если под действием критики хоть немного уменьшается то зло, которое они приносят (это не значит, что они всегда приносят зло, но если они его приносят) - вот это и оказывается пользой. Так что от правозащитников польза косвенная. А прямую пользу тут очень трудно извлечь, ее, увы, в центнерах не взвесишь.

Фергана.ру: - В советское время о праве никто не говорил, кроме судей и диссидентов? Обыденное правосознание осталось на том же уровне?

Валентин Гефтер: - Я считаю, что изменения в правосознании все же произошли. И не только потому, что громадное число людей сейчас ходит в суды во многих странах бывшего Советского Союза. Изменения произошли и в головах людей, потому что люди, по крайней мере, научились ощущать или понимать свои права, а иногда даже их отстаивать. Хотя чаще всего это делается не правовыми, а другими методами. Кажется, мы из одной крайности бросились в другую. Мы поняли все-таки, или начали понимать, что такое право, законность и права отдельных людей. Но при этом пришедший на смену коллективизму индивидуализм, атомизация, коммерциализация и прочие черты нашего времени проявили все свои негативные стороны (я не утверждаю, что все это в корне плохо). Они привели к тому, что многие люди за своим забором ничего не видят и не хотят ничего видеть. Не видят прав другого! Необходимо не нарушать права другого, быть законным не только потому, что за это накажут, но и потому что это есть лучшая защита твоих собственных прав.

На фото: Валентин Гефтер, директор российского Института прав человека

Интервью подготовил Дм. Камцев

* * *

Обращение "Международной Амнистии":

Узбекистану следует осудить пытки

В Узбекистане накоплен богатый опыт применения пыток и иных форм жестокого обращения под прикрытием интересов национальной безопасности. Людей избивают, удушают с помощью полиэтиленового пакета, загоняют иглы под ногти, прижигают конечности и пытают электрическим током.

После событий 11 сентября 2001 года, пытки и жестокое обращение стали регулярно применяться под предлогом "борьбы с терроризмом". Комитет ООН по правам человека особо подчеркнул, что высшему руководству Узбекистана следует осудить применение пыток и жестокого обращения. Однако Президент Каримов и по сей день не выполнил своего обещания сделать это.

Напротив, после андижанских событий в мае 2005 года, когда были убиты сотни гражданских лиц, в результате "закручивания гаек" и охоты на "террористов" пострадали даже такие люди, как Саиджахон Зайнабитдинов - известный андижанских правозащитник. Он выступил с рассказом о событиях 13-го мая, причём его свидетельства разительно отличались от официальной версии событий, и 21 мая был задержан работниками правоохранительных органов. В июле его перевели в Ташкент, и с тех пор ни адвокат, ни родственники его больше не видели. По данным из официальных источников, Зайнабитдинов обвиняется в распространении ложных сведений с целью посеять панику, а также в терроризме -преступлении, караемом смертной казнью. Отчаявшиеся родственники переживают за его судьбу.

Органы государственной власти, в том числе - узбекские власти - несут обязательство принимать все необходимые меры для предотвращения актов террора, а также для привлечения к ответственности лиц, планирующих или осуществляющих таковые. Но власть не должна отвечать террором на террор. Наиболее действенный подход в борьбе с терроризмом - безусловное соблюдение прав человека.

Саиджахон Зайнабитдинов и другие лица, задержанные исключительно за то, что сообщали о фактах нарушения прав человека, должны быть освобождены. Президент Каримов должен остановить массовые нарушения прав человека, вершимые под прикрытием "войны с терроризмом", и раз и навсегда осудить пытки и иные формы жестокого обращения.

Представители организации Amnesty International также провели митинг, посвященный Международному дню против смертной казни, перед зданием посольства Узбекистана в Киеве. Участники акции разложили перед зданиями посольств Узбекистана в Москве и в Киеве вырезанные из черной бумаги силуэты людей, на которых поместили листы с информацией о казненных в Узбекистане. Как сообщила исполнительный директор Amnesty International на Украине Антонина Тарановская, подобные акции протеста были проведены перед посольствами тех стран, в которых до сих пор применяется смертная казнь.

С кратким изложением доклада "Узбекистан: прорвать блокаду вокруг правды об Андижане" можно ознакомиться здесь:

http://amnesty.org.ru

Полный текст на английском языке см. "Uzbekistan: Lifting the siege on the truth about Andizhan"