23 Сентябрь 2019



Новости Центральной Азии

Девонасай – узбекский двойник Большого Каньона

13.10.2005 07:46 msk, Андрей Кудряшов (Ташкент)

Фото © Фергана.Ру

Исполинские башни из прессованного песка и глины окружают обрывистые, похожие на крепостные стены, края таинственного ущелья Девонасай в горах к юго-западу от Ташкента. Миллионы лет ветровой эрозии выточили из нетвердых пород удивительные образования, не только издали, но и в близи напоминающие рукотворные минареты, словно остатки древней цивилизации.

Название, происходящее от слова «девона» (узб. - «странный», «одержимый», «юродивый») неспроста дано местными жителями горному ручью, протекающему по дну глубокого и извилистого каньона. Масштабами он значительно уступает знаменитому Гранд Каньону на плато Колорадо в США, но живописностью может поспорить с известным каньоном у подножия Ай-Петри в Крыму, ущельями Чарына и Темирлика в казахском Семиречье. Но, в отличие от этих природных достопримечательностей, часто посещаемых туристами, окрестности Девонасая почти безлюдны. Старая автомобильная дорога, ведущая из Чирчика через перевал Сюрень-Ата, полуразрушена на всем ее протяжении.

Ручей под довольно крутым углом стекает в урочище, заросшее ореховым лесом, куда осенью на тракторах с прицепами добираются сборщики грецких орехов. А склоны гор на этих высотах уже покрыты густыми зарослями арчи с пятнами пастбищ, на которых отары овец часто даже не охраняются чабанами.

Про такие места говорят: они «жутко красивы». Усыхающее к концу лета русло Девонасая сплошь завалено стволами сухих деревьев и - словно бетонным ложем - покрыто налетом растрескавшегося гипса. Ближе к воде прочерчиваются оранжевые полосы песчаных наносов, и выступает со дна ковер ярко красных корней полыни, от чего кажется, что в ручье текут струи крови. Нет пешеходных троп. Небольшие ровные площадки, укрытые в тени двадцатиметровых обрывов и присыпанные обломками скал, вблизи оказываются коварными «болотами» зыбучего песка. Каньон тянется вверх на пять-шесть километров, с каждым изгибом становясь все более диким, загадочным и неприступным.