20 Июль 2019



Новости Центральной Азии

Куда плыть? Геостратегические проблемы Узбекистана в среднесрочной перспективе

20.06.2012 17:51 msk, Я.Норбутаев

Блоги Узбекистан

В мае 2012 года президент Узбекистана Ислам Каримов подписал на высшем уровне два особо важных политических документа, в основном касающихся военного сотрудничества с другими государствами, а именно - с Россией («Декларация об углублении стратегического партнерства») и Китаем («Совместная декларация об установлении отношений стратегического партнерства»). 12 июня в Ташкенте Каримов встречался с заместителем госсекретаря США Уильямом Бернсом.

Не вызывает никаких сомнений то, что все три события объединяет их общая направленность – обеспечение безопасности Узбекистана от внешней угрозы в ближайшем будущем, то есть после завершения вывода сил НАТО из Афганистана в 2014 году. Гарантами и защитниками «солнечной республики» от возможной агрессии со стороны непримиримых талибов теперь должны выступить США, Россия и Китай, как вместе (Россия и Китай в рамках ШОС), так и порознь.

Но только, как известно, у семи нянек дитя всегда без глаза…

Да, сегодня американцы не скупятся на щедрые обещания, а столь частые визиты высокопоставленных чиновников Госдепа в Ташкент являются тому очевидным подтверждением. Вот уже и генсек НАТО Андерс Фог Расмуссен на недавней встрече с журналистами в Канберре заявил, что страны Атлантического альянса и после вывода основных сил из Афганистана ни в коем случае не бросят Узбекистан на растерзание моджахедам. Данное обещание, надо полагать, относится и к остальным государствам Центральной Азии, оказывающим сейчас натовцам посильную поддержку.

- О, мы вам, узбеки, оставим очень многое из скопившегося за годы шара-бара! (На, мол, тебе, боже, что нам не гоже! В смысле – везти назад обойдется дороже.) Бронеавтомобили, тягачи всякие, водовозки… Полевые кухни, мобильные кино и тренажерные залы... Пустые пластиковые бутылки вам случайно не нужны? А то, смотрите…

Только, илтимос, держите свой карман шире!

Насколько можно доверять всем таким посулам?

Некоторый небольшой контингент американцев наверняка останется стоять гарнизонами в Кабуле и в еще нескольких городах. Но предназначены эти части будут лишь для защиты тамошнего правительства, а потому они не будут способными проводить крупные войсковые операции.

В случае чего США, несомненно, в известной мере постараются помочь центральноазиатским республикам - Узбекистану, Таджикистану, Кыргызстану. Такая помощь может быть выражена в политических демаршах, поставках оружия и боевой техники, даже в отправке военных инструкторов, а также в финансовых и иных вспомоществованиях.

Насколько все это может оказаться эффективным, сказать трудно. Многое будет зависеть и от того, останется ли Барак Обама в должности президента на второй срок. В случае прихода к власти в США республиканцев отношение этой страны к Узбекистану (читай – к Исламу Каримову) может смениться на крайне негативное. Помощь, конечно, будет оказана, но формальная, достаточно условная.

Естественно, что Штатам крайне нежелательно превращение республик региона в еще один оплот мусульманского фундаментализма, но уж во второй раз они туда ни за что так опрометчиво не сунутся. Дорогое это удовольствие, да и других забот более чем достаточно.

Теперь поговорим о том, что в данном аспекте непосредственно касается России. Как сегодня Москва представляет себе возможную помощь Узбекистану в случае нападения на него со стороны Афганистана?

Подобное предусмотрено «Договором о союзнических отношениях между Республикой Узбекистан и Российской Федерацией», подписанным сторонами в ноябре 2005 года. Наличие данного документа неоднократно позволяло Исламу Каримову со ссылкой на него заявлять о том, что Узбекистану, имеющему в военных союзниках Россию, нет никакой необходимости принимать всеобъемлющее участие в функционировании каких-либо других военных блоков, того же ОДКБ. И это действительно так. Что может объединять с военной точки зрения такие государства как Узбекистан, с одной стороны, и Армения с Белоруссией - с другой?

Однако в упомянутом Договоре возможные действия сторон в случае возникновения реальной угрозы для одной из них (надо понимать, только для Узбекистана) определяются довольно-таки невнятно.

«В случае возникновения ситуации, которая по мнению одной из сторон может создать угрозу миру, нарушить мир или затронуть интересы ее безопасности, а также возникновения угрозы совершения акта агрессии против одной из сторон, стороны незамедлительно приводят в действие механизм соответствующих консультаций (?) для согласования позиций и координации практических мер по урегулированию такой ситуации».

Согласитесь, такая формулировка весьма туманная. Будем надеяться, что в недавно принятой совместной «Декларации» гораздо тверже обозначены и конкретизированы меры по решению всех подобных вопросов.



И все было бы ничего, если б только российская политика по отношению к Узбекистану, впрочем, как и к другим республикам региона, не была на протяжении всех последних лет столь аморфной.

По всему ясно, что о возможных перспективах развития событий в Центральной Азии на ближайшие годы не имеют четкого представления ни на Смоленской площади, ни в Кремле. Все фактически пущено на самотек. Лишь бы ничего там не менялось, лишь бы все оставалось так, как оно есть еще на пару лет, а там видно будет. Чтобы ни шатко, ни валко. Чтобы вода текла ламинарно.

Хотя по причине уже совсем недалекого, так или иначе, ухода из власти Ислама Каримова (да и Назарбаева тоже), кремлевским стратегам следовало бы малость побеспокоиться, обозначить свои интересы, загодя недвусмысленно определиться с возможными действиями.

Но только Путина, видать, нынче больше волнует далекая Сирия…

Что может предпринять Россия для оказания помощи своему узбекскому союзнику в случае возникновения военного кризиса, кроме как «начать консультации»?

Одно время Москва хотя бы совершала некоторые, правда неуклюжие, телодвижения в этом направлении, стараясь по мере возможностей расшевелить своего узбекского партнера.

…Сергей Иванов, тогдашний министр обороны России (2007 год), безуспешно пытался уломать Ислама Каримова на включение авиапредприятия ТАПОиЧ в состав холдинга «Ильюшин». Дождались того, что сегодня этот узбекский «гигант авиапромышленности» окончательно обанкротился и теперь перепрофилируется.

Главком ВВС России Владимир Михайлов в том же 2007 году чуть было не соблазнил министра обороны Узбекистана на предмет того, чтобы в случае возникновения форс-мажорных обстоятельств Россия смогла использовать для своих военных надобностей аэропорт «Навои». Руслан Мирзаев поначалу вроде бы согласился, но потом неожиданно для всех резко пошел на попятную.

Через год стороны совсем уж было договорились о совместной модернизации вертолеторемонтного предприятия в Чирчике, но потом опять передумали.

…Перед самыми последними выборами Ислама Каримова на президентский пост, в Ташкент приезжал и Анатолий Сердюков. Тогда он пообещал каждый год принимать на обучение в российские военные вузы 250 узбекских офицеров за символическую оплату. В зачет же этого попросил, чтобы узбекская сторона разрешила время от времени сбрасывать отдельные ступени взлетающих с Байконура ракет… на просторы Устюрта. Дескать, казахи уже нервничают, выражают свое крайнее недовольство, так что выручайте.

Президент Узбекистана тогда «вошел в положение» российского министра и под этим делом подписался.

(А ракеты, что с космодрома взлетают, да будет вам известно, те самые - «Сатана». Продуктами их несгоревшего топлива, имеющего в своем составе предельно ядовитый гептил, теперь окропляются огромные поверхности пустыни. Эй, экологи, мать вашу, где же ваша хваленая принципиальность?)

На этом военное сотрудничество России и Узбекистана практически заглохло.

Что может предпринять Россия в случае открытой или же имеющей латентную форму агрессии афганских талибов против Узбекистана?

Первый вариант. Москва окажет своим «товарищам по оружию» пассивную поддержку, «начнет консультации» и все такое. Выразит свою «озабоченность» возможными последствиями конфликта. Направит в качестве презента несколько эшелонов с артиллерийскими снарядами. И только?

Что ж, подобного исключать нельзя. Кого гребет чужое горе? И в то же время Россия начнет срочно укреплять свою границу с Казахстаном по всей ее длине. Еще раз лезть в афганскую авантюру? Нет уж, увольте!

Вариант второй. На афганского супостата всею своею мощью обрушится непобедимый и легендарный ОДКБ! И, соответственно, ткнет пальцем в небо. Потому как заречные боевики никогда в открытый бой не вступят. Максимум, что могут совершить объединенные силы, так это стать гарнизонами в некоторых городах Узбекистана с целью недопущения их взятия талибами. А тем только это и надо. Отрезать блокированную метрополию от провинции и таким образом ее придушить! Для них, афганцев, такое дело очень даже плевое и чуть ли не «генетически» знакомое. Победить, не вступая в открытый бой, наподобие того, как это было исполнено в конце Второй англо-афганской войны. Можно привести и другие примеры из более близкой истории.

Все последние совместные войсковые учения-репетиции отдельных подразделений стран ШОС по степени своей наигранности/халтурности напоминают представления некоего столичного театрального коллектива, ежегодно выезжающего в глубинку с одним и тем же «дохлым» спектаклем. Уже и актерам все осточертело, и зритель почти не ходит, но «опасные гастроли» почему-то продолжаются.

Не без доли ехидства рекомендую ознакомиться с репортажами с последних учений «Мирная миссия – 2012».

Прежде чем перейти к рассмотрению возможностей Китая и его НОАК по противодействию гипотетической афганской угрозе, позвольте остановиться на некоторых «мифах» о талибах, которые по некоторым причинам распространяются в Узбекистане и, в частности, в армейской среде, на так называемых занятиях по «духовности».

Миф первый. «Талибы, по существу, довольно мирные люди. Эти «ученики», «искатели веры» борются только против оккупантов, и как победят, так сразу станут жить спокойно. Порой сосед нам ближе, чем дальний родственник, и потому Узбекистану ничего не грозит. Как-нибудь с ними договоримся, наладим отношения. Опасаться следует только отдельных мелких террористических банд».

Так ли это?

Следует учесть тот факт, что движение «Талибан» предельно и насквозь идеологизировано во всей своей тоталитарной сущности. Это учение и его апологеты абсолютно не приемлют половинчатости побед. Впрочем, это характерно для любой другой подобной идеологии, включая коммунистическую. В этом заключаются смысл и оправдание их агрессивной непримиримости.

Вроде как - «Мы не остановимся, пока не победит мировая революция!»

Но мы еще дойдем до Ганга,

Но мы еще умрем в боях,

Чтоб от Японии до Англии

Сияла Родина моя!



Апостолы Муллы Омара настроены точно так же. Будьте потому уверены, что после ухода сил НАТО воспрянувшие афганские талибы ни в коем случае не успокоятся. Достаточно просто взглянуть на карту, чтобы четко определить, куда в скором времени устремятся их яростные взоры.

Здесь следует заметить, что военные в Пакистане, особенно их купающиеся в роскоши генералы, сделают все возможное для того, чтоб талибы ушли куда-нибудь подальше, а не повернули свои штыки в их сторону.

Так что все прежние разговоры о том, что афганские талибы пообещали-де «освободить» мусульманские святыни Бухары и Самарканда, отнюдь не являются пустой риторикой.

Миф второй. «Армия Узбекистана способна дать сокрушительный отпор ордам афганских боевиков, пусть только попробуют вторгнуться!»

Вот уж действительно редкая чепуха и враки!

После перехода ВС Узбекистана на «одноразовый» призыв молодого пополнения, такую армию можно считать условно-боеспособной не более чем всего лишь пару месяцев в году.

При этом никто из офицеров не имеет достаточного боевого опыта. Те же из них, что когда-то принимали участие в афганской войне, сегодня должны были дослужиться до генералов, и прежний лейтенантский опыт им ни к чему.

Имеющиеся у армии Узбекистана оружие и боевая техника соответствуют тем представлениям о характере ведения войны, которые господствовали в СССР в конце шестидесятых годов прошлого века. Танковые колонны, целые дивизии, прорывающиеся в тыл противника, батальонные опорные пункты как основа обороны, «встречные бои» и так далее. То есть, тому, что так и осталось на уже пожелтевших страницах «трудов» советских военных теоретиков. Даже изобретенные лично Исламом Каримовым «ударные вертолетные взводы» сегодня в борьбе против афганских боевиков представляются совершенным нонсенсом.

Да и что еще можно сказать про эти устаревшие морально и физически танки, артиллерию, системы залпового огня и прочий оружейный хлам? Дай-то Аллах, чтобы только все это само по себе не взрывалось!

Более или менее эффективным оружием, по опыту сил Альянса, в борьбе с талибами оказались парящие на огромной высоте БПЛА, сами поражающие или наводящие прицельный огонь на мелкие группы противника.

Ничем подобным узбекская армия сегодня не обладает. Да и можно ли вообще считать «армией» эту погрязшую в повальном воровстве «школу подготовки будущих милиционеров»?

Миф третий. «Афганцы могут хорошо сражаться только в горах, на равнине же они враз становятся беспомощными и поэтому не страшны узбекской армии».

Над этим также можно только посмеяться. Действительно, солдаты обычных мотострелковых частей по множеству причин не всегда способны вести полноценные боевые действия в горах. Зато бойцы специальных горнострелковых подразделений, наоборот, прекрасно чувствуют себя на равнине. И тому есть тысячи примеров. Вот один из них: привыкшие к боям в горах солдаты-чеченцы «басаевского батальона» (около полутора тысяч штыков) практически самостоятельно разбили многочисленные регулярные грузинские части на гладком, как стол, побережье Абхазии.

В ныне широко представленных мемуарах участников прошлой советско-афганской войны вы найдете большое количество описаний боестолкновений, происходивших в долинах и на плоскогорьях. Нигде при этом не сказано, что моджахеды в таком театре военных действий выглядели растерянными, скорее, наоборот - воевали они просто отлично, используя свободное пространство для быстрого и тактически оправданного маневрирования.

При этом также следует отметить тот факт, что во всем остальном мире сложилось устойчивое мнение на уровне стереотипа о, якобы, «непобедимости» афганских воинов. Потому как ни Великобритания в свое время, ни СССР и ни США с союзниками не смогли их разбить и усмирить.

Позвольте, а как же Александр Македонский, Чингисхан, Тамерлан и Бабур? Разве им не удавалось не только разбить афганское воинство, не только укротить народ, но еще и частично привлечь их всех на свою сторону во время дальнейших походов на Индию?

Тут-то, видимо, и кроется вся загвоздка. Дело в том, что, если разобраться, то ведь никто и никогда по-настоящему не стремился именно к «завоеванию и порабощению» Афганистана. Для уже названных полководцев древности эти негостеприимные горные края отнюдь не представлялись лакомой добычей. Разве что Кабульская и Гератская долины, да и то весьма условно - временные лагеря для отдыха перед будущим походом.

Кому же сегодня может быть нужно «покорение» Афганистана? Кто решится на значительные траты и жертвы ради его оккупации?

Полезные ископаемые на территории Афганистана практически отсутствуют. На протяжении последней пары веков периодически возникают отдельные слухи о наличии в недрах этой страны каменного угля, меди, а теперь вот и природного газа, но быстро затихают.

Климат в Афганистане далеко не райский, население бедное, сообщение между отдельными населенными пунктами крайне затруднено.

Так ради какой же цели эту страну стоит захватывать? Где профит?

В древности эта цель была ясна. Хоть и очень трудновыполнимая, но полностью себя оправдывающая.

Ваше войско переваливает через Гиндукуш, после преодолевает Сулеймановы горы, а затем, как снег на голову в июле, сразу сваливается в долину реки Инд! Был еще Памирский путь через Ферганскую долину, но для крупных армий (кавалерия, обоз) практически непреодолимый. Зато через Афганистан, пройдя с огромными потерями заснеженные перевалы, Бабур умудрился проникнуть в Индию даже зимой! Также и Чингисхан рекомендовал именно этот маршрут своим военачальникам, преследовавшим хорезмского хана Джелаладдина.

Здесь следует сделать небольшое отступление. Великий военный исследователь Азии Андрей Снесарев в своем фундаментальном труде «Афганистан» сделал в свое время одно поразительное заключение. Согласно его выводам, рассматривать этот путь в Индию, с Запад через Гиндукуш, следует только как… односторонний. Сегодня бы сказали – «ниппель».

Военный поход в обратную сторону, то есть из Индии в Среднюю Азию, практически невозможен. Подтверждением такого вывода явились две англо-афганские войны: первая – 1838-1842 годов, вторая – 1878-1870 годов.

Помните у Киплинга?

«Взять Кабул должны мы были –

В рог труби, штыком вперед!»

В восемнадцатом и девятнадцатом веках Великобритания пыталась подчинить Афганистан своему влиянию только лишь для того, чтобы предотвратить вторжение через его территорию русских армий в «жемчужину Британской короны». Невероятно, но факт.

Мнение англичан (цитата из Снесарева): «Достаточно такому головорезу, как Скобелев, пройти через Гиндукуш с отборным, хотя и небольшим отрядом, и неожиданно явится в Кашмире, …, последствия этого шага могут быть неисчислимыми».

Вот вам и мотивы тех двух неудачных войн.

О подобных походах также мечтали Сталин и Гитлер.

Войны двадцатого и начала нынешнего веков на территории Афганистана иначе как политическими авантюрами назвать нельзя. Самонадеянность, граничащая с глупостью, – вот определение их развязыванию!

Трудно найти логическое обоснование тому, что в Советском Союзе некогда было названо «введением ограниченного контингента войск». И действительно – ради чего? Чтобы создать еще одну социалистическую республику? Руководителям СССР достаточно было хотя бы бегло ознакомиться с уже упомянутым трудом Андрея Снесарева, чтобы осознать полную бесперспективность данной затеи.

Но вот что интересно – для простых советских граждан тогда была запущена весьма оригинальная версия необходимости вторжения в Афганистан. «Если бы мы туда не вошли, то это бы через двенадцать часов сделали американцы. Мы их просто опередили»!

Очень напоминает того педофила, который оправдывался в суде: «Уж лучше я сам изнасилую эту девочку, чем какой-нибудь негодяй»!

Теперь об еще одном, скорее всего, решающем факторе – о «человеческом». Или скажем так: афганские талибы, кто они?

Говорить об «афганском народе» как о чем-то целостном, просто бессмысленно. На расстоянии всего лишь в пятьдесят километров между собой в Афганистане можно встретить народности, говорящие на разных языках и практически не понимающие друг друга. В малочисленных долинах и глухих ущельях живут одни «афганцы», чуть повыше - совсем другие. А в таких городах, как Кабул, Герат, Кандагар, вообще полное смешение двунадесяти языков. Мало того, кроме мусульман присутствуют и «кафиры» – калмыки, евреи, цыгане, индусы.

Все население страны можно условно разделить на три языковых объединения – афганское, иранское (таджикское) и тюркское.

Об их немыслимом разнообразии можно судить хотя бы по следующему. Афганское объединение языков включает в себя отдельные группы, при этом, например, кернарлийская группа насчитывает 128 хейлей, то есть родов. И каждый из них говорит на своем диалекте!

Но нас в данном случае интересует другое, а именно – возможно ли сплочение всех племен для создания крупных (агрессивных) военных формирований, способных не только оказывать сопротивление захватчикам на своей территории, но и покорять чужие земли.

Афганские таджики считают себя народом, принадлежащим к одному из древних арийских племен, точнее к его осколку. Еще в доисторические времена эти племена были вытеснены в наиболее неприспособленные для жизни места, потому и по сей день обречены на вынужденное прозябание. Исторически обособленные горными теснинами, они практически утратили способность к любому активному сопротивлению, предпочитают оставаться по образу своего существования в состоянии гомеостаза с окружающей средой.

Тюркские племена представлены узбеками, туркменами, присутствуют также газарийцы, аймаки и прочие. Узбеки наиболее многочисленны. Узбекские племена практически только в начале прошлого века вышли из номадского (кочевнического) периода, осели на земле. Ныне в их среде (Северный Афганистан) царят нищета, подавленность. Основная жизненная парадигма – уцелеть, выжить, приспособиться к окружающим условиям.

Принимая все это во внимание, просто смешно было надеяться на то, что созданное в недалеком прошлом войско из северных афганских тюрков во главе с опереточным генералом Дустумом смогло бы оказать наступавшим талибам реальное сопротивление.

Теперь – об этнической основе движения «Талибан», о пуштунах.

Считается, что их прародиной являются Сулеймановы горы. По одной из легенд, предки пуштунов пришли в эти края с Ближнего Востока и являются одним из колен израилевых. Привел их, якобы, библейский Афган, главный военачальник при царе Соломоне. Ислам они приняли прямо из рук самого Пророка, для этого семьдесят наиболее видных представителей рода совершили паломничество в Мекку.

К подобному, конечно, можно относиться снисходительно, однако в обликах наиболее известных пуштунов, таких как Гульбеддин Хекматияр или Ахмад Шах Масуд, отчетливо просматриваются семитские черты. Да и большинство пуштунов имеют орлиные носы и кудрявые волосы.



Природа Сулеймановых гор не сулит их обитателям изобилия животной и растительной пищи, климат суров. Наиболее достойным ремеслом среди населяющих эту местность племен всегда считался разбой. Не о пуштунах, о другом схожем племени как-то сказал Поэт:

…воины хитры, жестоки и грубы,

Курят трубки и пью опьяняющий тэдж,

Любят слушать одни лишь барабаны да трубы,

Мазать маслом ружье и оттачивать меч.

У пуштунов практически отсутствуют какие-нибудь письменные предания, да и художественная литература как таковая.

Большинство исследователей отмечают в качестве присущих пуштунам основных черт неприхотливость, отчаянная смелость, сметливость, гостеприимство, но вместе с тем и жадность, крайняя жестокость, вероломство.

Проходившие на протяжении многих веков туда и обратно армии завоевателей, несомненно, оставили о себе среди пуштунов память на генетическом уровне в виде бастардов. Все это в комплексе, согласно Льву Гумилеву, и породило возникновение этой крайне пассионарной этнической группы, втягивающей в свою орбиту соседние племена, также «награждавшие» их своей пассионарностью.

В конце прошлого века тяжелые жизненные условия или что-то иное, чуть ли не сверхъестественное, неожиданным образом вызвало в среде пуштунской молодежи тягу к образованию, причем исключительно к теологическому. Иные науки просто не нашли бы себе почвы для применения в Афганистане. Молодые мужчины массово выезжали для получения знаний в высокоразвитые (по местным понятиям) арабские государства.

Прибегая к аналогии, можно констатировать, что имелось взрывчатое вещество (заряженный пассионарностью конгломерат населения), к которому присоединился детонатор (молодежь с теологическим образованием). Для взрыва оставалось только поднести спичку. И спичка это явилась в виде советского вторжения.

Несколько миллионов беженцев, в основном, из числа пуштунов, ушли на территорию Пакистана, где и была создана целая сеть медресе, кующая кадры для будущего джихада.

Вот, наконец, мне и удалось, надеюсь, подвести читателя к самоочевидному выводу.

Движение «Талибан» нельзя просто «победить», его можно только уничтожить физически или же противопоставить ему более привлекательную идеологию.

Что ж, посмотрим, как к 2014 году талибы оттуда, из-за речки, станут рассматривать так называемую «узбекскую модель», предлагаемую им в качестве идеологической альтернативы.

Почему с талибами не смогли справиться ни СССР, ни США, имея при этом многократное преимущество в качестве вооружения, да и не особенно стесненные в материальных средствах? Прежде всего, что прямо бросается в глаза, - талибы сумели навязать противникам свои методы ведения боевых действий. Те методы, при которых становится абсолютно неважным, у кого больше танков и самолетов, а на первое место выходит такой фактор, как отношение участников сражения к таким понятиям, как жизнь и смерть, к их цене.

Для афганцев любое насилие является наиболее приемлемым методом достижения цели, их не волнуют вопросы допустимости применения любого вида насилия, главное – это его эффективность.

…Американский беспилотник пустил ракету и уничтожил людей, гуляющих на свадьбе. Поднимается шум на весь мир – ах, так нельзя, ах так не гуманно!

Но если талибы в одночасье вырежут непокорный им кишлак? Получат ли они всеобщее осуждение? Или этого просто никто не заметит?

Вот-вот, любое действие сопровождающее соприкосновением двух, по сути, антагонистичных культур, измеряется разными единицами, по разным шкалам.

Так может ли хоть кто-нибудь в сегодняшнем мире обуздать этих талибов и тем самым спасти Узбекистан от предстоящего вторжения с юга?

Ответ лежит буквально на поверхности – это Китай! Государство, основа которого также зиждется на идеологии, точнее даже на двух - коммунистической и имперской. Как у китайских коммунистов, так и у афганских талибов практически одинаковы взгляды на цену человеческой жизни, причем не только своей, но и чужой. Ради достижения цели нужно сжечь весь кишлак вместе с его обитателями? Да без проблем! И рука не дрогнет! Так уж воспитаны.

При этом возможно, что и многие свои солдаты погибнут? Значит, так надо!

Талибы и коммунисты никогда не постоят за ценой ради победы.

При этом у китайцев для такой борьбы и сил, и необходимых средств вполне достаточно даже для того, чтобы оккупировать весь Афганистан и, соответственно, перекрыть его границу с Пакистаном, не считаясь с интересами кочевых племен. При этом, естественно, будут заблокированы поставки оружия и боеприпасов из-за границы, а потому партизанская война со временем угаснет сама собой, особенно, если значительная часть талибов будет при этом просто физически уничтожена.

Остается лишь вопрос – захотят ли сами китайцы ввязываться в такую заваруху? Стоит ли для них овчинка выделки? Что с этого КНР будет иметь, в конце концов, и как все осуществить?

Очень похоже, что к 2014 году железная дорога Китай-Киргизия-Узбекистан будет уже введена в эксплуатацию, а это значит, что с доставкой войск и их дальнейшим снабжением больших проблем не возникнет. Существует и морской путь, который, надо полагать, дружественный Китаю Пакистан предоставит с той же охотой, что и американцам.

Что еще? Да, конечно, желательно было бы получить мандат ООН на проведение подобной операции, чтобы потом комар носа не подточил.

С конца Второй мировой войны китайские военные не имели достаточного боевого опыта. Не заржавели ли их штыки? Не пора ли попробовать себя в настоящем деле?

Ну, хорошо. Допустим, что китайцы взяли Афганистан и свели на нет боевой дух местных талибов. Что дальше? Что с этим Афганистаном прикажете делать? С чем его кушать и под каким соусом? Лишняя обуза? Лишняя гиря, привязанная к ноге?

Пожалуй, что и нет. Победитель в качестве суперприза в свое распоряжение, в качестве приложения к Афгану, получит… всю Центральную Азию. Возможно, без Казахстана, хотя это и не факт. Лакомый кусочек, не правда ли? И хлынут китайские товары широкими реками на местные рынки, а китайский язык станут изучать в школах Ферганской долины…

Так что пусть китайское руководство уже теперь решает, стоит ли ему на таких условиях впрягаться или нет.

Ведь не пройдет и нескольких лет, как придут к ним в Пекин ходоки в тюбетейках и станут просить – помогите нам, китайские товарищи! Спасите нас от афганцев, а мы вам за это…



Насчет «китайской помощи» пока еще бабушка надвое сказала, но что же все-таки следует делать Узбекистану уже сегодня? Как сказал Поэт: «Куда ж нам плыть»?

Или - уже приплыли?

По моему глубокому убеждению, в таких делах нельзя ни на кого надеяться и никому особо доверяться! Недаром ведь – «свой дом оберегай сам»!

Неужели кто-нибудь поверит, что если вдруг придет беда из-за реки, то врагов остановит какая-нибудь «резолюция ООН»? Или афганские боевики устрашатся «международного общественного мнения»? Или у Узбекистана есть настоящие друзья, готовые бескорыстно прийти на помощь? Вот-вот!

Потому и надеяться можно и должно исключительно на собственные силы. И прежде всего – не прятать больше голову в песок, сказать народу всю правду о том, к чему людям следует быть готовыми.

Срочно реформировать армию. Закупать оружие и технику, причем именно такую, которая по своей специфике больше всего подходит для войны с талибами. Приглашать иностранных военных специалистов, а не дорогих футболистов! Затянуть потуже пояса! Прижать к ногтю все жулье! Срочно прекратить все мелкие дрязги с соседями и готовиться к совместной обороне.

И еще тысячу разных дел предстоит сделать. Главное, чтобы люди поверили в то, что и на этой земле можно жить свободно и счастливо, действительно ни от кого не завися.

И очень важно не уподобиться тому владыке Хорезма, который не допускал даже и мысли, что в мире может существовать какая-нибудь армия сильнее той, что есть у него. Пока не увидел из окна своей спальни скачущих всадников Чингисхана…

Ядгор Норбутаев

Международное информационное агентство «Фергана»