10 Декабрь 2018



Новости Центральной Азии

Прочь от Москвы? Аркадий Дубнов - о том, почему постсоветская Азия начинает свою игру

Лидеры центральноазиатских государств на встрече в Астане. Фото пресс-службы президента Казахстана

В Астане прошла «консультативная встреча» президентов Казахстана, Киргизии, Узбекистана и Таджикистана. Президент Туркмении приехать не смог, вместо него прилетела спикер парламента. Это был первый за много лет саммит на высшем уровне без присутствия соседей по региону: России или Китая. Почему так важна эта встреча, почему она случилась только теперь - и что стоит за дистанцированием от Москвы ее самых верных союзников и партнеров? Об этом - политолог, эксперт по Центральной Азии Аркадий Дубнов.

* * *

Вот уже много лет принято считать, что постсоветская Центральная Азия так и не стала целостным субъектом международных отношений, пятерка стран не смогла даже самостоятельно, без участия внешних акторов, России или Китая, добиться построения какой-либо внятной интеграционной структуры.

Разными путями шло развитие государственных устройств в странах региона после распада СССР, от попытки выстроить парламентскую демократию в Киргизии до формирования откровенной азиатской деспотии в Туркмении. Доверительное сотрудничество было невозможно и в силу субъективных особенностей лидеров, особенное место среди них занимал первый президент Узбекистана Ислам Каримов с его фобиями, пристрастиями и личными антипатиями по отношению к коллегам по региону, да и не только к ним...

А поскольку Узбекистан - ключевая страна региона, граничащая абсолютно со всеми его странами, включая Афганистан, то четверть века правления Каримова можно считать в каком-то смысле потерянным временем для формирования центральноазиатской идентичности. Если, конечно, исходить из того, что ее поиски вообще имеют смысл...

И вот Каримова не стало, и смысл, как свет в конце туннеля, забрезжил. Впрочем, не раньше, чем стало ясно, что его преемником будет не ставленник СНБ-шной корпорации, а ее потенциальная жертва, бывший премьер Шавкат Мирзиёев. В этой связи кажется символичным, что буквально накануне встречи в Астане Мирзиёев решил кардинальным образом преобразовать Службу национальной безопасности Узбекистана, СНБ, назвав ее Службой государственной безопасности, СГБ. На мой взгляд, эта аббревиатура не отличается благозвучностью, любые отсылки к слову «госбезопасность» у постсоветского человека не могут не вызывать оторопь. Однако в Ташкенте, очевидно, такие ассоциации в расчет не принимали...


Шавкат Мирзиёев и Нурсултан Назарбаев. Фото пресс-службы президента Казахстана

Будем считать, что «нам важны не “шашечки”, нам важно ехать», как говорится в одной пассажирской прибаутке, - новый президент Узбекистана решительно готов ликвидировать монструозный характер всесильной силовой структуры, проникшей во все поры повседневной жизни жителей страны. А это, в свою очередь, даёт шанс Узбекистану открыться для внешнего мира. Но, в первую очередь, для соседей по региону.

Новая концепция внешней политики Ташкента с приоритетом на укрепление сотрудничества со странами Центральной Азии, принятая на вооружение Шавкатом Мирзиёевым, одним из авторов которой, судя по всему, был глава узбекского МИД Абдулазиз Камилов, стала реальностью. Нурсултан Назарбаев, на правах хозяина астанинской встречи, особенно подчеркивал, что только за последний год президентства Мирзиёева были решены застарелые проблемы в регионе, которые не решались десятилетиями. Особенно в отношениях Узбекистана с Таджикистаном: были разминированы границы, восстановлены авиа- и железнодорожное сообщение на разрушенных при Каримове участках, разрешены безвизовые поездки до 30 дней...

Подобные прорывы произошли и в других двухсторонних отношениях, в частности, между Астаной и Бишкеком. Это также стало возможным лишь после ухода с президентского поста в Киргизии Алмазбека Атамбаева. На встрече его имя не упоминалось, но казахстанская пресса внимательно следила за тем, насколько твёрдыми и дружественными были рукопожатия президентов Казахстана и Киргизии, Назарбаева и Жээнбекова.


Сооронбай Жээнбеков и Нурсултан Назарбаев. Фото пресс-службы президента Казахстана

Да, слава Аллаху, тут все было хорошо, но ещё лучше и крепче, как обнаружили внимательные журналисты, были рукопожатия между Назарбаевым и Мирзиёевым. И это наблюдение представляется точным, оба президента были чрезвычайно довольны друг другом, щедро обменивались комплиментами, а казахстанский елбасы признался, что у него «очень хорошее настроение сегодня». Основания для этого были, можно было подводить предварительные итоги сближения Астаны и Ташкента, только взаимный товарооборот за прошлый год вырос на 44 процента, его объемы в ближайший год-два обещано довести аж до 5 миллиардов долларов.

Назарбаев призывал к ещё более тесной кооперации: «У нас уже свои гранаты созрели (в регионе - прим. авт.), а мы все ещё клубнику из Израиля завозим, это надо менять!» Тут, пожалуй, было единственное место, где логика елбасы была мне недоступна, гранаты -гранатами, а клубника - клубникой, а во всем остальном я с ним согласен, узбекская клубника - лучшая в мире!

И наконец, о самой деликатной особенности «консультативной» встречи в Астане. Ее удалось провести без какого-либо участия российских представителей, да и вообще без согласования с Москвой.

Как заметил Назарбаев в ходе двусторонней встречи с киргизским президентом Жээнбековым, «для того, чтобы решать вопросы стран Центральной Азии, не нужно звать третьего человека». Почти 10 лет в таком формате не встречались, сказал елбасы.

Повод для этого был найден изящный: собрались накануне «великого», по словам Назарбаева, для жителей Центральной Азии весеннего праздника Новруз. И это правда, в нынешней России это все равно, что Хэллоуин отмечать...

Аркадий Дубнов. Фото с сайта Rferl.org
Президент Казахстана в ходе всей встречи постоянно помнил о присутствии «Старшего брата»: то заметит, что «встречаемся здесь с коллегами нашими, братьями, и никакой политической задачи здесь нет», то упомянет, что вопросы безопасности в регионе мы решаем с ОДКБ и с «Россией сотрудничаем», «не замыкаемся здесь, у нас есть соседи, Россия, Китай, их рынки», то заверит, что «не собираемся здесь создавать какие-то новые структуры» вдобавок к ЕАЭС, и уточнит, что это чисто региональное образование вроде Вышеградской группы в Восточной Европе. И, наконец, от имени всех коллег пожелает успеха президентских выборов в России и лично Владимиру Владимировичу Путину, это в наших интересах, скажет он.

В нынешних условиях - вполне уместная политкорректность.

Но надо понимать и другое: в условиях, когда Россия все больше впадает в состояние «мирового изгоя», с введёнными против неё санкциями и ответными российскими антисанкциями, ее партнерам становится все неуютнее ощущать близкое соседство с Москвой, идущей курсом автаркии, это расходится с образом будущего, которое выстраивается большинством политических элит региона, в первую очередь, казахстанских.

В регионе стараются избежать токсичных последствий, которыми чревата близость с Кремлём. Казахстан вместе с Узбекистаном в качестве лидеров Центральной Азии недвусмысленно делают заявку на собственные ресурсы развития, чтобы купировать проблемы с получением российских инвестиций. Назарбаев так и заявил на встрече: «Нужно создавать внутрирегиональные источники финансирования», - для этого, в том числе, создается пятисторонняя комиссия на уровне вице-премьеров.

Астана делает заявку на статус интеллектуального центра региона, заявляя о готовности принимать у себя студентов из стран региона. До сих пор традиционным центром обучения, во всяком случае, в «бюджетном» формате, оставалась Россия.

Как к этому относятся в Москве? Ну, во-первых, Кремлю сейчас не вполне до центростремительных трендов в Центральной Азии: Украина, Сирия, Америка, «англичанка, которая гадит», отнимают все время и силы. Иногда кто-то случайно напомнит российскому руководству про разнообразные и, что характерно, самостоятельно принятые нововведения Казахстана, как случилось, к примеру, 15 марта, когда главе МИД РФ Сергею Лаврову сообщили, что Астана готова ввести безвизовый режим для американцев. Лавров отреагировал честно: «В первый раз слышу об этом, завтра (16 марта) буду в Астане (здесь пройдут консультации с Турцией и Ираном по астанинскому мирному процессу в Сирии) и спрошу моего друга Кайрата (министра иностранных дел Казахстана), ведь в этом случае вопрос потребует согласования с ЕАЭС, у нас же там тоже безвизовый режим».

С американцами вообще беда в последнее время, они хуже «англичанки», спят и видят только, чтобы дестабилизировать Центральную Азию самим своим военным присутствием в Афганистане, как заявил буквально накануне встречи в Астане спецпредставитель президента РФ по Афганистану Замир Кабулов. С другой стороны, как сказал недавно сам российский президент про своих спецпредставителей, он не может их всех контролировать, так что трудно сказать, чью точку зрения излагает Кабулов...

Точно такую же сдержанную позицию занимает Москва и в связи с предстоящей через несколько дней в Ташкенте конференцией высокого уровня по Афганистану с участием генсека ООН и глав различных государств, на которой будут обсуждать участие талибов во внутриафганском мирном процессе. В Конференции примет участие и Сергей Лавров, однако в Москве устами Кабулова заявлено, что предпочтительнее все-таки там считают московский формат переговоров по Афганистану с участием «Талибана». Как известно, прошлогодняя Московская «афганская» конференция оказалась не слишком удачной, продолжения этот формат не имел.

Вряд ли будет большим преувеличением заметить, что неудача подобных российских инициатив является следствием очевидной ныне той самой токсичности отношений с Россией, о которой упоминалось выше.

И можно ли упрекать российских партнеров в Центральной Азии, что они готовы пойти своим путём, выстраивая некие байпасы, чтобы не стать заложниками отношений Кремля с остальным миром...

Аркадий Дубнов, специально для «Ферганы», Астана

Международное информационное агентство «Фергана»