16 Июль 2019



Новости Центральной Азии

Режиссер Назим Туляходжаев вернулся в Узбекистан и работает над новым фильмом

26.09.2005 00:41 msk, Андрей Кудряшов (Ташкент)

Интервью

Фото © Фергана.Ру

В марте 2004 года агентство «Фергана.Ру» опубликовало открытое письмо известного узбекского режиссера-аниматора Назима Туляходжаева к кинематографической общественности страны. Полтора года назад Назим Туляходжаев был вынужден покинуть киностудию «Узбекфильм» из-за принципиального конфликта с тогдашним руководителем «Узбеккино» Мухаммад Достом. Сегодня Назим вернулся в Ташкент. Он любезно согласился дать нам интервью.

Назим Туляходжаев: - Мухаммад Дост фактически лишил многих кинематографистов возможности заниматься творчеством, да и просто работать. Это был очень мрачный период для узбекского кино, когда невежество и мракобесие оказалось у власти. На меня лично бывший руководитель ополчился на том основании, что я, по его мнению, был не чистокровным узбеком. Хотя я сын известного узбекского поэта и сценариста Тураба Тулы, но моя мама по национальности - армянка. Для гонений на меня был избран самый примитивный, средневековый мотив «не чистоты крови», о чем Дост даже не стеснялся говорить вслух. Подверглись его гонениям и все, кто работал со мной.

Тогда мне пришлось уйти со студии и уехать в Словакию, в Братиславу. Но как только я узнал, что мои коллеги добились смещения руководителя «Узбеккино», я решил вернуться, потому что мне очень хотелось снова начать работать. И сейчас, слава богу, я получил эту возможность: снимаю анимационный фильм по сценарию народного поэта Узбекистана Александра Файнберга, который надеюсь закончить к середине лета будущего года. Это будет своего рода сказка-притча о судьбе юного художника. Творческий коллектив у меня замечательный. Художник-постановщик Бобур Исмаилов, один из лучших сегодня в Узбекистане. Композитор - несравненный Феликс Янов-Яновский. Я получаю громадное наслаждение от работы с ними.

Фергана.Ру: - За рубежом Вам не удалось творчески реализоваться?

Назим Туляходжаев: - Не удалось, но я об этом не жалею! Я не жалею о том, что моя судьба преподнесла мне такой поворот, и не могу сказать, что полтора года, прожитые в Европе, были потрачены впустую. Я объездил все страны Европы, увидел все то, что мечтал увидеть с детства - потрясающую архитектуру и исторические памятники Рима, Флоренции, Венеции, Парижа, Лондона, Берлина, Мадрида, Барселоны и Афин. Знаменитые музеи, великие произведения искусства. Это было потрясающее обогащение сокровищами духовной культуры мира. А когда пришли добрые вести с родины, я вернулся, не раздумывая.

Фергана.Ру: - Что Вы испытываете по возвращению в Узбекистан? Что изменилось за время вашего отсутствия в творческой атмосфере, да и вообще в жизни Ташкента?

Назим Туляходжаев: - Ташкент, конечно, похорошел. Появились новые красивые отели, широкие дороги, мосты. Мой дом подкрасили и вставили в подъездах выбитые стекла. Холодная вода, которая подавалась в полгода раз, теперь подается раз в месяц. Так что можно регулярно мыться. Ну, а по поводу творческой атмосферы, - дышать стало легче. Количество картин увеличилось, молодым режиссерам дали возможность снимать, но во всем этом, пожалуй, не хватает настоящей новизны и творческой смелости. Мне всегда казалось, что художник, по своей сути - это всегда бунтарь, непримиримый борец с косностью в вечном поиске открытия. В этом его предназначение. Если хотите, миссия. Он как пророк, общается с Богом и должен служить только истине и красоте. Конформист не может быть талантливым художником. Это аксиома. Бездарным - может. Богатым - может. «Вляпаться во власть» - тоже может. К сожалению, нынешнее кино очень часто снимают именно такие люди, превратив искусство в средство обогащения.

Фергана.Ру: - Можно ли в сегодняшнем Узбекистане снять такой фильм, какой хочется?

Назим Туляходжаев: - Все зависит от того, какой фильм вам хочется снять. Если вам хочется того же, чего хочется и ГАК «Узбеккино» – вы снимете. Если нет, то нет. «Кто платит, тот и заказывает музыку». Сурово, но справедливо. Эта проблема стояла перед творческими людьми всегда и везде, независимо от страны и от времени. Кино, к сожалению, - дорогостоящее искусство, а, значит, подневольное и в большей степени зависимое в сравнении с другими видами искусства. Например, вы можете написать роман, симфонию или живописную картину в соответствии со своим вкусом и принципами. Для этого многого не требуется - бумага, карандаш, холст и краски. И если их не издадут или не купят, вы можете положить их в стол и ждать своего времени. Но главное, вы реализовались, как творческая личность. В кино же, если вам не дадут денег, вы не сможете снять фильм, а значит, не сможете состояться, как художник. В этом трагизм нашей профессии.

Фергана.Ру: - Как быть кинематографисту, у которого есть свои независимые взгляды и представления о художественных ценностях, если они идут в разрез с государственной идеологией?

Назим Туляходжаев: - Приходится бороться. Что толку скулить и посыпать голову пеплом? И, наконец, что такое «государственная идеология»? Какой-то страшный зверь, которым пугают непослушных детей? Или непреложный догмат? В любой, даже самой демократической стране есть своя государственная идеология. Разница лишь в степени ее цивилизованности, то есть терпимости к человеческим и творческим свободам. И эту идеологию создают сами люди, то есть мы. И чем мы будем тверже, принципиальнее и честнее, тем цивилизованнее станет наша государственная идеология. Я, наверное, похож на наивного романтического мечтателя. Может быть и так, потому что не каждый художник согласится с моим пафосом и захочет тратить драгоценные силы не на творчество, а на, возможно, совершенно бессмысленную борьбу с ветряными мельницами, напоминая мне слова Уильяма Фолкнера из его романа «Шум и ярость»: «Ибо победить не дано человеку. Даже сразиться не дано. Дано лишь осознать на поле брани безрассудство свое и отчаяние; победа же - иллюзия философов и дураков». Тогда, в этом случае, художнику ничего не остается, как собрать свои кисти и искать счастья в другом, лучшем мире.

Фергана.Ру: - Где лучше условия для творчества: там, где человек родился и вырос, или там, где больше возможностей и свободы?

Назим Туляходжаев: - Одарите бездарность деньгами и свободой, разве от этого она станет талантливее? Эзоп сочинял свои великие басни, оставаясь рабом. Ван Гог писал гениальные полотна в свободной Франции, но так и умер в нищете. Пабло Пикассо почти всю жизнь прожил в роскоши и довольстве, и это не помешало ему оставаться гениальным. Булгаков создал «Мастера и Маргариту» в чудовищное сталинское время. А Андрей Тарковский покинул свою родину. Все зависит от самого человека, его натуры, характера, уровня самопожертвования. Каждому художнику нужна та среда, в которой он может наиболее полно реализовать себя, будь то родина или чужбина. Он неизбежно движется к собственной реализации.