5 Декабрь 2019



Новости Центральной Азии

Гульнара Каримова: «Заметьте, я не использую слово демократия!»

Что будет, если в «войне» между узбекскими чекистами и старшей дочерью президента победит Гульнара Каримова? Руководитель Узбекско-германского форума по правам человека Умида Ниязова считает, что к изменению системы власти, сформированной в стране Исламом Каримовым, это уж точно не приведет...

* * *

Кризис в семье Каримовых выявил, что Узбекистаном руководит человек, находящийся в физической и информационной изоляции.

Вот уже несколько месяцев заинтересованная публика следит за противостоянием между Гульнарой Каримовой и Службой Национальной безопасности Узбекистана. Дочь узбекского президента одно за другим дает интервью иностранным изданиям, где обвиняет сотрудников СНБ и прокуратуры в коррупции, борьбе за власть, заговоре и многом другом.

Она говорит, что все началось с интервью ее сестры Лолы Тиллаевой узбекской службе Би-Би-Си, которое, по мнению Гульнары Каримовой, навредило имиджу ее отца. Она беспокоится за имидж отца и наряду с этим разоблачает силовые структуры и своих родственников. Но почему это вполне осторожное интервью сестры стало для поворотным моментом для Гульнары?

Вот уже почти четверть века Узбекистаном управляет Ислам Каримов - ее отец, имидж которого уже давно сложился как имидж диктатора.

По словам Каримовой, ее отец не знает, что происходит в семье. Получается, что он не в курсе событий, о которых говорит вся страна. И здесь возникает много вопросов: А управляет ли страной Ислам Каримов на самом деле? В состоянии ли этот престарелый человек, находящийся в информационной изоляции, окруженный тремя кордонами охранников, адекватно воспринимать, что происходит в его стране? Кто эти люди, которые решают - кому можно говорить с президентом, а кому это запрещено?

Неизвестно, что происходит на самом деле за дворцовыми кулисами, но как бы там ни было, Ислам Каримов стал заложником системы, выстроенной им самим.

«Все началось с интервью Лолы…», говорит Гульнара Каримова. Нет, все началось гораздо раньше. До интервью было уничтожение политической оппозиции, установление тотального контроля над прессой, преследование всех инакомыслящих. Гульнара Каримова утверждает, что была слишком занята своими проектами, чтобы понять, что происходит в стране. Возможно-ли это? Можно ли было не заметить жестокое подавление андижанского восстания, тотальную коррупцию, всеобъемлющую цензуру?

Но бесспорно, что своими разоблачениями Гульнара Каримова вскрыла нарыв, который зрел уже очень давно.

Однако чего именно она хочет достичь в своем противостоянии с зарвавшимися силовиками? В состоянии ли она признать, что Узбекистан превратился в страну без законов, без суда, без журналистов именно под руководством ее авторитарного отца? На Исламе Каримове лежит основная ответственность за систематическое уничтожение политических оппонентов и за многие другие преступления. В его руках была сосредоточена вся власть и он мог бы пойти по пути демократии, начать политические реформы, но вместо этого предпочел держаться за власть мертвой хваткой.

Узбекистан остро нуждается в проведении реальных политических реформ, а необходимые для нормального развития демократические институты так и не были построены. Свободные СМИ, независимый суд, реальная политическая оппозиция, сильное гражданское общество- эти механизмы не нужны были ни диктатору, ни его воровскому окружению.

В интервью на сайте The Telegraph Гульнара Каримова утверждает, что выступает за «развитое и образованное общество» и отмечает, что не использует слово «демократия».

Но для того, чтобы защитить общество от произвола и коррупции, для того, чтобы оно развивалось, необходимы демократические институты. Если бы сегодня в Узбекистане существовала свободная пресса и независимый суд, эти механизмы могли бы помочь Гульнаре Каримовой более эффективней, чем ее твиттер-лента. Разве ее телевизионные каналы пытались доносить до людей хотя бы минимальную правду о происходящем в стране? Нет, этого не было.

Действительно, Гульнара Каримова попала в тяжелое положение. Она не может позволить себе выйти на прямой контакт с журналистами, так как боится серьезных вопросов о ее собственной коммерческой деятельности. И даже если Гульнара сегодня противостоит структуре зла под названием СНБ, остается много вопросов к ней самой. Например, как так получилось, что Шведская телекоммуникационная компания TeliaSonera заплатила 320 млн. долларов гибралтарской фирме, зарегистрированной на имя близкого ей человека? Как можно, занимаясь благотворительностью и социальными проектами, заработать 18 млн долларов на виллу в Швейцарии? И почему вся страна была обречена пить Кока-колу, когда ее муж был главным акционером филиала компании «Кока-Кола»?

Вопросов много, и очевидно, что ответить на них будет очень трудно.

На протяжении последних лет Гульнара Каримова была объектом критики международных правозащитников в виду ее публичной деятельности. Но нужно признать, что это не она построила и поддерживает сегодняшнюю коррумпированную полумафиозную власть. Она лишь пользовалась всеми благами этой системы, обогащалась и тешила свои амбиции благодаря своей фамилии. Роли изменились, и сейчас другие люди пользуются правом разворовывать страну.

Хочется пожелать удачи Гульнаре. Если в результате ее противостояния с силовиками Рустам Иноятов отправится в отставку, многие честные люди будут радоваться вместе с ней.

Но что потом?

Отставка Иноятова не сможет привести к изменению системы. Системы, которая является опорой власти ее отца.

Умида Ниязова

Международное информационное агентство «Фергана»