20 Сентябрь 2018

Новости Центральной Азии

Учебный план. Министр образования Узбекистана – о ликвидации принудительного труда, лишних отчетах и поборах в школах

10.09.2018 15:14 msk, Феруза Хашимханова

Интервью Узбекистан Общество

Шерзод Шерматов. Фото с сайта Makan.uz

Перед началом учебного года узбекский сегмент интернета облетела фотография: грузовик вывалил учебники на асфальт перед школой, и дети собирают книги, как рассыпанную макулатуру. Оказалось, что «грузовик знаний» (как назвали в сетях подъехавший самосвал) таким образом снабдил книгами школу №210 Мирзо-Улугбекского района Ташкента. Публикация вызвала волну возмущения. Оказалось, что во время капитального ремонта школы книги было решено перенести на временное хранение в школу №248 и в колледж промышленности Мирзо-Улугбекского района. Но к концу лета книги решили вернуть, а ремонт школьной библиотеки еще не закончился…

То, что машина выгрузила книги на асфальт, представители школьной администрации назвали «случайностью», районо принесло извинения ученикам и их родителям. Но история оказалась настолько громкой, что независимый журналист Феруза Хашимханова задала вопрос о грузовике недавно назначенному министру народного образования Шерзоду Шерматову.

– Я готов заменить руководителей школ, не оправдывающих доверие родителей, их немало, к сожалению, – ответил министр. – Но где сейчас, сиюминутно, в условиях жесточайшего дефицита кадров, найти грамотных профессионалов? Если есть такие кандидатуры – предлагайте. На данный момент мы, к примеру, не можем найти достойного претендента даже на пост директора считающейся элитной школы № 50 и заведующего Мирзо-Улугбекского районного отдела народного образования…


Грузовик привез учебники в школу. Фото со страницы Facebook Troll Uz

После ответа на конкретный вопрос господин Шерматов предложил журналисту поговорить о проблемах в сфере образования. «Фергана» предлагает это интервью вашему вниманию.

Шерматов Шерзод Хотамович (род. 1977). Окончил Ташкентский государственный технический университет (1998), Йельский университет (США, 2000). С 2000 по 2012 гг. занимал различные должности в кабинете министров Республики Узбекистан. С 2012 по июнь 2018-го – заместитель председателя Государственного комитета связи, информатизации и телекоммуникационных технологий. С июня 2018 г. – министр народного образования РУз.
– Шерзод Хотамович, вы – выпускник Йельского университета, много лет работали в правительстве. Простите за такой некорректный обывательский вопрос: вы – из обеспеченной семьи с «большими связями»?

– Нет, я из самой обычной семьи ташкентской интеллигенции, мама моя, кстати, – учительница. Выходец из старинной столичной махалли «Себзар». У меня никогда не было ни протекции, ни больших денег, но всегда была одержимость в познании нового. После окончания в 1998 году Ташкентского государственного технического университета, став стипендиатом президентского Фонда «Умид» по поддержке обучения одаренной молодежи за границей, два года (с 1998 по 2000) обучался по магистерской программе в одном из самых престижных вузов мира – Йельском университете США.

– Как вы представляете выход из кризиса нынешней системы образования?

– Москва ведь тоже не сразу строилась. Чтобы ощутить первые значимые результаты нашей деятельности, должно пройти минимум 3-4 года. Секретом успеха таких стран, как Япония, Сингапур, Корея, являются именно высокий статус и зарплаты учителей, в связи с чем, проанализировав все структурные ошибки и упущения, мы для себя решили – надо начинать с чистого листа. Для начала мы поставили основной целью «поднятие с колен» авторитета школьного учителя, которого в последние годы сделали «универсальной личностью» не в лучшем смысле этого слова. Работа эта многосложная, поэтапная. Конкретная задача кардинального пересмотра роли учителя в обществе, как известно, сформулирована нашим президентом Шавкатом Мирзиёевым в его постановлении «О мерах по воспитанию молодежи и поднятию системы образования на качественно новый уровень» от 14 августа этого года. Глава Узбекистана сказал, что «министерство образования должно стать одним из важнейших министерств».

Это постановление стало поворотным пунктом в истории нашего ведомства и историческим документом, который даст толчок широкомасштабным реформам в образовательной сфере. Президент поставил перед правительством задачу долгосрочного экономического роста, уделив внимание, в первую очередь, повышению уважения к учителям в обществе. Такого раньше не было.

Отныне, и это могу сказать с полной уверенностью, главной миссией Министерства народного образования будет являться исключительно подготовка представителей высококвалифицированного и гармонично развитого поколения, а само ведомство перестанет быть простым методическим центром, не имеющим рычагов влияния и права принимать серьезные решения, даже на своем уровне. До сегодняшнего дня даже районные хокимияты (администрации), долгие годы вынуждавшие педагогов заниматься не своим делом, имели гораздо большую власть, чем мы.


Министр народного образования Узбекистана Шерзод Шерматов. Фото Газета.uz

Всю работу мы теперь должны направить на то, чтобы раз и навсегда избавить учителей от принудительного труда (участия в общественных и сельскохозяйственных работах), от излишних обременительных инспекций. Вы только вдумайтесь: в минувшем году в сфере образования было проведено 207 тысяч разного уровня проверок! У педагога есть только одна обязанность – учить и воспитывать детей! Все лишнее и не относящееся к ней, те же бюрократические отчеты и бумажная волокита, будут отменены. Главное, за чем нужно следить учителю, – это успеваемость учеников и посещаемость.

Со временем хотим добиться, чтобы сторонние организации (те же хокимияты, прокуратура и пр.) не требовали от наших учителей самых разных отчетов. Уже сегодня начинаем поэтапное внедрение электронных журналов, которые также снизят нагрузку на преподавательский коллектив.

Прошло всего два месяца, как я здесь, но не ошибусь, если скажу, что за этот период нашим ведомством уже проделан колоссальный объем работ, хотя катастрофически не хватает профессиональных специалистов. В настоящее время подготовлен ряд предложений по усилению материально-духовной и социальной защиты наставников, продолжаем работать по подготовке соответствующих документов по другим вопросам, над анализом поступающих от общественности предложений, созданием новых IT-программ и приложений. У нас обновленный сайт, где можно посмотреть все наши новости.

Радует, что люди не остаются безучастными: количество предложений по реформированию системы на данный момент перевалило за пять тысяч (имеются среди них и вполне дельные).

Со старой командой начальников управлений и отделов центрального аппарата ведомства пришлось расстаться, хотя это и болезненный процесс. Образно говоря, на каждого из 68 штатных работников в отделах приходилось дополнительно по три так называемых «подснежника» (бесцельно просиживающих рабочий день «начальников»). Данное решение было принято, исходя из поручения президента по обновлению кадрового состава министерства. Возможно, кто-то из прежних кадров еще сможет влиться в преобразованную структуру министерства, это покажут результаты тестирования на профпригодность. Мы приняли решение оставить только тех, кто готов следовать трем главным принципам нашей работы: качество, справедливость и прозрачность. Сейчас процесс набора неординарно мыслящих сотрудников еще продолжается. Кстати, для улучшения системы народного образования мы также привлекли несколько зарубежных экспертов и IT-специалистов (из Австрии, Грузии, Америки, РФ).

– Один из ваших замов, если не ошибаюсь, тоже гражданин Америки?

– Моим заместителем по финансовым вопросам является Атабек Назиров, гражданин США, мы оба были на должности замминистра во время нашей совместной работы в Министерстве инновационного развития. Есть еще первый заместитель по образованию Алишер Умаров, также проработавший в инновационном ведомстве заместителем министра. Еще один мой заместитель здесь – Сарвар Бабаходжаев – раньше был ректором узбекско-корейского университета Инха в Ташкенте. Так что из прежнего состава заместителей министра остался на своем месте лишь 23-летний Алишер Садуллаев. Все они – проверенные профи в своем деле, генераторы новых идей.

Из реплики министра Шерзода Шерматова в Facebook:
«Принудительное удержание от зарплаты учителей на обязательную подписку на газеты и журналы (более 200 наименований), покупку билетов на проводимые развлекательные мероприятия, проведение аттестации и т.д. приводят к сокращению и без этого низкого уровня их заработной платы, по сравнению с другими отраслями экономики республики.
А потом все удивляются почему увеличиваются поборы в школах, снижается качество образования, ухудшается воспитание молодёжи, увеличиваются случаи правонарушений, суицидов среди учащихся».
– На Вашей странице в Facebook есть призыв к руководителям организаций, учреждений и бизнес-компаний посетить 5 сентября, в первый день начала занятий, свои «родные» школы…

– Да, и многие откликнулись на него. Если такая практика войдет в норму, то школы в будущем только выиграют. С одной стороны, такие встречи с «большими людьми» будут стимулировать учеников стремиться к успеху в жизни, а с другой – у самих гостей может проснуться чувство ностальгической благодарности к своим «альма-матер», и это пойдет на пользу школе. К тому же у детей, которые своими глазами увидят преображение школы в лучшую сторону и обеспеченную жизнь учителей, может пробудиться интерес к почетной профессии педагога. А пока вряд ли можно сравнить уровень жизни учителя и среднего финансиста, программиста или юриста...

– Уже есть примеры такого участия выпускников в жизни школы?

– Не так много, как хотелось бы, но есть. Например, в Юнусабадском районе Ташкента торжественно открыли школу №87 после капитального ремонта, который был проведен на деньги спонсоров.

Еще пример. В Алмазарском районе столицы имеется школа №224. Год с небольшим назад ее хотели закрыть, настолько она была запущенная и неприглядная. Однако новый директор Замира Азимбаева в рекордно короткий срок превратила наихудшую полуразрушенную школу района в одну из самых лучших в городе, куда теперь стремятся попасть все. Как ей это удалось? Она просто подняла архивные документы и по-человечески попросила выпускников спасти школу. И бывшие ученики дружно инвестировали в капитальный ремонт-перестройку здания 9 миллиардов сумов ($1.153.846,2). Теперь наш предприимчивый директор работает в районо – мы ее повысили в должности, чтобы она могла поддержать и другие школы в районе.

В идеале капремонт должен проводиться в школах каждые 10 лет, но финансирования не хватает.

– Финансирование – серьезная проблема в сфере образования. Вы говорили, что средняя зарплата учителя – одна из самых низких в стране, что по отношению «к уровню зарплат в финансовой сфере средний уровень зарплат в образовательной за последние три года снизился с 48% до 42%».

– Одна из существенных причин подобного упущения – финансирование сферы наставничества по остаточному принципу на протяжении десятилетий. Почему-то было не до учителей. И вот результат – профессия преподавателя полностью потеряла свою привлекательность, и ныне в школах Узбекистана не хватает 11 тысяч педагогов, более 66 тысяч человек работают в системе просвещения без высшего образования. При этом мужчин-учителей менее 30%, а в Ташкенте их и вовсе мизерные 10%. Повсеместно наблюдается острая нехватка школьных психологов.

Сейчас государством поставлена задача вывести на первое место школьное образование, а не лицеи и колледжи, как это было относительно недавно, – в том числе и посредством пересмотра преподавательских ставок.

В этом году впервые, согласно постановлению президента, с 1 сентября повышены зарплаты исключительно педагогическим работникам, а следующий такой же шаг ожидается в январе 2019 года. Учитывая, что в Узбекистане свыше 400 тысяч учителей плюс 100 тысяч обслуживающих специалистов: методисты, библиотекари и так далее, – можно подсчитать, что повышение зарплат приведет к огромной нагрузке на бюджет. Так, только сентябрьское повышение (за 4 месяца до конца года) потребует выделения дополнительных 427 миллиардов сумов ($54.743.589,7), а для предстоящего январского повышения понадобится и вовсе гигантская по нашим меркам сумма – 2.7 триллиона сумов ($350 млн.).

Но эти меры необходимы для повышения и закрепления высокого статуса наставника. И это только первые шаги. Реально же для исправления ситуации с достойной оплатой учительского труда необходимо увеличить зарплаты в разы, а не на несколько процентов. По моему мнению, нужно инвестировать централизованные средства в народное образование, а не в реальный сектор. У детей, получающих качественное образование и соответствующее воспитание в школе, больше шансов стать успешными во взрослой жизни, а значит, и быть максимально полезными своей родине.  

* * *

Ташкентский политолог, преподаватель с большим стажем Марям Ибрагимова так прокомментировала благие намерения министра: «С приходом в министерство новой команды, готовой к позитивным переменам, лед в системе, возможно, и тронется. Всё, что предлагает молодой креативный министр, замечательно, но этого еще недостаточно для того, чтобы вывести из кризиса сферу народного образования, и не только ее. Чтобы искоренить коррупцию, цветущую пышным цветом всюду, особенно в сфере образования, обязателен контроль снизу: применительно к школам это могут быть родительские советы, состоящие из активистов с принципиальными взглядами, а к вузам – студенческие. Главное – чтобы в случае крайней необходимости (скажем, нужно уволить профессионально непригодного преподавателя или педагога-вымогателя) у них были бы полномочия контроля и выхода на высокопоставленных чиновников с соответствующими претензиями и предложениями. Только когда люди будут бояться потерять свою работу, негласные поборы пойдут на спад», – считает Ибрагимова.

Феруза Хашимханова

Международное информационное агентство «Фергана»





Реклама от партнеров








РЕКЛАМА