22 Сентябрь 2014








Новости Центральной Азии

Святые покровители Ташкента. Часть I: Занги-Ота

13.12.2006 12:28 msk, Андрей Кудряшов (Ташкент)

История Узбекистан

Фото © Фергана.Ру

Фото "ИА Фергана.Ру"
За 2000 лет своего существования Ташкент тринадцать раз подвергался штурму завоевателей, четырежды был разрушен ими до основания и пережил семь страшных землетрясений. Драматические события и стихийные катаклизмы изменяли облик и топографию древнего города, но не смогли заставить людей навсегда покинуть издревле обжитые места, которые вроде бы не отличались особенно выгодным географическим расположением или очень уж благоприятным климатом.

Прошлое знает немало примеров, когда целые народы исчезали с лица земли или переселялись на новую родину, оставляя после себя руины великолепных замков и неприступных крепостей в окружении некогда цветущих долин. Но изрезанные оврагами глинистые холмы Ташкента из века в век упрямо застраивались поселениями торговцев и ремесленников, окружались садами, пашнями и оросительными каналами.

Причем город, только в конце прошлого века ставший столицей суверенного государства, до того оставался скромной провинцией на окраинах сменявших друг друга империй и царств, и не подарил миру имен великих полководцев и легендарных правителей. Чаще ему покровительствовали святые и мистики, направлявшие, особенно в годы испытаний, духовные устремления своих современников.

Семь священных мест, связанных с именами и жизнью этих святых, по сей день почитаются во всей Центральной Азии. Некоторые из этих подвижников - вполне реальные исторические личности. Таинственные фигуры других окружены множеством легенд, в которых реальные факты переплетаются с мифами и народными преданиями.

ПАСТУШЕСКОЕ РАДЕНИЕ

Мавзолей известнейшего святого, шейха Ай Ходжа ибн Тадж Ходжа ибн Мансура, прозванного Занги-ота, расположен в одноименном поселке Занги-ота в пятнадцати километрах к юго-западу от современных ташкентских окраин у старой дороги на Самарканд. Неподалеку, на берегу реки Салар археологи обнаружили городище II века до нашей эры - по-видимому, самое древнее укрепленное поселение во всей округе, которое можно считать прародителем Ташкента. Но во времена жизни Занги-ота город располагался уже далеко от этих мест.

Фото "ИА Фергана.Ру"
После того как войска арабского полководца Кутейбы ибн Муслима в 715 году стерли с лица земли языческий Шаш, новый городской центр, названный ими Бинкент, переместился из долины Салара на плоский холм рядом с нынешним рынком Чорсу. Через пять столетий, в 1211 году Бинкент был сожжен и разграблен хорезмшахом Мухаммедом, изгнавшим из региона тюркских правителей династии Караханидов. Затем, всего через восемь лет, из степных далей принеслись орды Чингисхана, уничтожившие вместе с жителями древние города Отрар и Сыгнак на берегах Сырдарьи. Но в районе Бинкента им было нечего разрушать, поскольку город еще не успел отстроиться.

Культ Занги-ота возник в то смутное время, последовавшее за монгольским нашествием, когда повсюду царили кровавые междоусобицы, властители часто сменяли друг друга как времена года, руины и пепелища кормили стаи бродячих собак и волков, а на заброшенных караванных тропах бесчинствовали шайки дерзких разбойников разных языков и племен. Для торговцев и городских ремесленников это были лихие годы нещадных погромов, бесконечных поборов и горького разорения. Но в окрестностях сожженных городов крестьяне продолжали возделывать землю и пасти скот.

Согласно преданию, святой Занги-ота всю свою жизнь был пастухом, пасшим общественные стада, перегоняя их летом на сочные луга в горах Западного Тянь-Шаня, а ближе к зиме - в тростниковые заросли вдоль берегов Сырдарьи, Чирчика и Салара. Причем, надо заметить, в те времена эта должность считалась вполне почетной. Тем более, что Ай Ходжа укреплял свой авторитет бесконечной житейской мудростью, милосердием и благими делами. Он не только успешно приумножал главное достояние и самую основу существования своих соплеменников - стада коров и овец, но и был духовным пастырем людской общины - разрешал споры, утешал сердца, наставлял в вере, исцелял больных и даже совершал чудеса, в результате чего был признан святым, покровительствующим скотоводству, как образу человеческой жизни вообще.

Фото "ИА Фергана.Ру"
Этнографы не раз отмечали, что культ Занги-ота, как покровителя пастухов и стад, распространен во многих регионах Центральной Азии, например, в Хорезме. Его близкие аналогии в форме почитания Санге - духа-покровителя коров, - встречаются и в наши дни у тюркских народностей Западной Сибири. Мифическое предание объясняет это тем, что Занги-ота в зрелые годы вел жизнь дервиша, много странствовал и, походя, обратил в ислам тысячи людей от Поволжья до Алтая.

Более реальным с научной точки зрения выглядит предположение, что культ святого Ай Ходжи, возникший вблизи Ташкента в XIII-XIV веках, совместился в народном сознании с пережитками почитания древних божеств, покровительствовавших скотоводству. Например, в пантеоне зороастризма, распространенного на территории Чача до арабского завоевания, существовало особое божество Гэушт-Урван или Душа Быка, у которой обязательно спрашивали разрешения, прежде чем заколоть домашнее животное.

Свои скотоводческие культы были, конечно же, и у тюркских народов. Когда тюрки Караханиды, в конце X века пришедшие из Семиречья и долины реки Талас, распространили свою власть над Бинкентом, святой подвижник Абу Бакр Каффал Шаши обратил многих из них в ислам, но в первую очередь - князей, племенных вождей и родовитых аристократов. Однако была еще масса простого люда племен карлук, чигил и ягма, которые долго придерживались шаманизма и почитали своих божков. Можно предположить, что культ Занги-ата, в какой-то мере, является наследием исконных верований, принесенных с Алтая под стены Ташкента, а не наоборот.

И все же сам Занги-ота считается вполне реальной исторической личностью с земной биографией, по крайней мере, в рамках традиции суфизма, в которой он зафиксирован как пятый шейх ордена Яссавийя - последователей великого мистика и святого Ахмада Яссави. Традиция возводит его род к Арслан-Бабу - духовному наставнику Яссави и легендарному долгожителю, некогда представшему перед лицом самого Пророка Мухаммада.

Фото "ИА Фергана.Ру"
Легенда гласит, что когда Ай Ходжа появился на свет, родители тотчас же отвезли его в город Яссы (ныне г. Туркестан в Южно-Казахстанской области), чтобы привести под благословение великого учителя. И чудесный младенец будто бы совершил молитву у ног святого Ахмада, от чего тот, придя в умиление, предсказал, что его гробницу потомки воздвигнут прежде, чем отдадут почести самому Яссави. Этот эпизод, при всей сказочности одной из подробностей, вполне мог иметь в основе реальные события, поскольку предположительные годы младенчества Ай Хожди, дата рождения которого точно не зафиксирована, могли совпасть по времени с последними годами жизни Ахмада Яссави. Хотя первые наставления в тайнах суфизма юный Ай Ходжа получил, в отличие от барака - благословения, скорее всего, не от святого Ахмада, а от своего отца Тадж Ходжи, также бывшего шейхом ордена Яссавийя.

Впоследствии, согласно преданию, учителей у Ай Ходжи было несколько, а учеников у святого Занги-ота - великое множество. Традиция суфизма приписывает ему создание (по вдохновению Свыше) и собственной практики духовного радения - зикра Занги или пастушеского зикра.

Особые способы поминания имен Всевышнего - зикр, являются сокровенным таинством мусульманских мистиков. Однако именно в средневековье между последователями различных школ суфизма произошло «идейное» размежевание по вопросу, каким должно быть радение, а, стало быть, и весь образ жизни искателей истины.

Например, живший спустя два века после Занги-оты, авторитетнейший шейх суфизма Убайдулла Ходжа Ахрор закрепил сложившиеся в ордене Накшбандийя представления, что поминание имен Всевышнего должно быть безгласным и совершаться в уединении. Соответственно этому жизнь последователей суфизма не должна быть демонстрацией благочестия через аскезу, отшельничество и странствия дервишей. Вместо этого надо искать Бога в мирских делах - ремеслах и ведении хозяйства, общественной деятельности, благотворительности и просветительстве. Такие взгляды отчасти отразили общее настроение эпохи, в которой жил Ходжа Ахрор, когда империя Темура возродила идеи государственности.

Фото "ИА Фергана.Ру"
Но во времена Ахмада Яссави, проповедовавшего тайны суфизма вольным кочевникам, атмосфера была несколько иной. Сам святой Ахмад многие годы провел в уединении в подземной келье, возвещая оттуда пророческие стихи, а его последователи, в том числе и Занги-ота, хоть и были наставниками народа, но вели отрешенную жизнь дервишей и юродивых, практикуя громогласный зикр сердца - одиночное или коллективное пение имен Бога. Часто такой зикр сопровождался и ракс - вдохновенным танцем с ритмическими движениями. Согласно преданию, пастушеский зикр был ниспослан Занги-ота, когда он возвращался со стадом с горного пастбища и, распевая, бежал вниз по склону вприпрыжку, положив посох на плечи и закинув на него руки. В таком виде зикр Занги практикуется кое-где и сегодня.

Само имя Занги-ота означает «чернокожий» отец, что, наверное, может свидетельствовать о том, как щедро палило солнце лицо и тело святого пастуха, все дни проводившего под открытым небом. В местных наречиях, правда, существует и другой перевод слова «занги» - лестница.

По преданию, Занги-ота дожил до глубокой старости и умер в 1258 году. Спустя век после его смерти пророчество, сделанное при его рождении, начало осуществляться в атмосфере великих событий.

МИЛОСТЬ ТАМЕРЛАНА И ЛЕГЕНДА О БЫКЕ

Каждый, кто знаком с выдающимися памятниками средневековой архитектуры, сохранившимися в Самарканде, Шахрисабзе и Туркестане, при виде мавзолея Занги-ота с первого взгляда узнает стиль монументальных построек эпохи Амира Темура и Темуридов. Высокий портал, украшенный ярким орнаментом из глазурованной мозаики, и большие круглые купола еще издали вызывают знакомые ассоциации со знаменитыми на весь мир туристическими достопримечательностями современного Узбекистана. Действительно, мемориальный комплекс Занги-ота начал строиться еще при жизни грозного императора Мавераннахра по личному приказу Темура, хотя некоторые обстоятельства, сопутствовавшие его сооружению, до сих пор овеяны мифами.

В 1397 году Темур, одержав ряд побед над чагатайскими правителями Моголистана - своими основными династическими конкурентами в борьбе за власть в Мавераннахре, совершил торжественное паломничество в город Яссы к могиле Ахмада Яссави, к тому времени уже считавшегося святым покровителем всех тюркских народов. Чтобы присоединить славу святого к авторитету своей империи, Темур приказал возвести в Яссах мавзолей Ахмада и исполинскую ханаку - дом посещения дервишей и благочестивых странников. К этому же году относится и начало строительства мавзолея Занги-ота вблизи Ташкента. Было ли это исполнением пророчества или простым совпадением в интересах государственной идеологии?

Фото "ИА Фергана.Ру"
В поселке Занги-ота корреспондентам ИА Фергана.Ру удалось записать замечательную легенду. Будто бы, когда начали строить фундамент и стены мавзолея в Яссах, каждый вечер неизвестно откуда прибегал огромный свирепый бык, который набрасывался на строителей и сокрушал все, что им удалось возвести за день. Об этой напасти доложили Темуру, и он, советуясь с мудрецами, узнал от них о словах святого Ахмада, сказанных в свое время родителям мальчика Ай Ходжи. Тогда император повелел исполнить пророческую волю, и оба мавзолея начали сооружаться одновременно, хотя меньший, под Ташкентом, планировалось, разумеется, закончить намного раньше.

В действительности легенда о быке лишний раз подтверждает значение культа Занги-ота как покровителя скотоводства. Что же касается решения Амира Темура, то оно, скорее всего, стоит в ряду многих его дальновидных свершений, благодаря которым этого грозного и безжалостного завоевателя в наши дни стало возможным представлять как великого государственного деятеля, покровителя подданных ему народов, заботившегося о развитии их наук и ремесел, просвещения и духовной жизни.

Амир Темур посещал Ташкент несколько раз, а в 1365 году под его стенами, в долине реки Чирчик, в «грязевой битве» одержал победу над чагатайскими войсками. Ему, наверное, были хорошо знакомы обычаи и верования местных жителей. Перед паломничеством в Яссы Темур решил заключить династический брак с дочерью одного из правителей Моголистана, чтобы привлечь к себе симпатии людей на северо-восточных окраинах своей империи. По-видимому, сооружение мавзолеев наиболее почитаемых местных святых служили той же политической цели - обрести любовь и авторитет у населения края, который он собирался сделать надежным плацдармом для будущего похода в Китай.

Фото "ИА Фергана.Ру"
Последнему плану, мечты о котором Темур вынашивал всю свою жизнь, не суждено было осуществиться. Поздней осенью 1405 года, окончательно подавив все брожения на востоке своего государства, доходившего тогда до Кавказа, Турции и Персидского залива, император Самарканда двинул огромную армию Мавераннахра в северные степи. К началу зимы он форсировал Сырдарью у Отрара, где из-за сильных морозов был вынужден остановить поход и отправить большую часть войск в район Ташкента - на теплую и сытую зимовку, чтобы весной устремить их на завоевание Китая и, возможно, родины своего легендарного предка Чингисхана - Монголии. Сам полководец решил зимовать в степи, но внезапно тяжело заболел и умер. К тому времени мавзолей Ахмада Яссави был почти завершен, а портал мавзолея Занги-ота достраивался и украшался уже при внуке Темура, правителе Самарканда Мирзо Улугбеке. Последнее сооружение мемориального комплекса в поселке Занги-ота - минарет был построен в XX веке, а в наши дни все здания подверглись мягкой реставрации.

АНБАР-БИБИ И УЛУГ ПОДШО

Неподалеку от мавзолея, посреди ныне действующего мусульманского кладбища, находится еще одно популярное место паломничества - усыпальница жены шейха Занги-ота, святой Анбар-Биби, просить покровительства и заступничества которой до сих пор приходят многие женщины.

Фото "ИА Фергана.Ру"
Согласно преданию, которое в данном случае трудно отделить от реальной истории, зафиксированной традицией суфизма, среди учителей Ай Ходжи был шейх и поэт из Хорезма Сулейман Бакиргани, известный также под именем Хаким-ота. Он тоже был последователем Ахмада Яссави, а для Занги-ота стал не просто наставником, но и любимым другом. Когда Бакиргани умер, Занги-ота женился на его вдове Анбар-биби, ставшей его верной соратницей во всех мирских и духовных делах. В усыпальнице Анбар-биби похоронена и ее свекровь, мать Бакиргани, святая Улуг Подшо.

По легенде, Анбар-биби и Улуг Подшо помогали своим современницам в решении проблем, до участия в которых у самого Занги-ота не доходили руки в силу занятости или мужской деликатности. Но, говорят, что перед смертью святой завещал всем паломникам, независимо от пола, обязательно посещать могилы своей жены и ее свекрови, что можно наблюдать и сегодня по пятницам и выходным дням, когда на зиерат - паломничество - в поселок Занги-ота стекаются сотни людей из Ташкента и Ташкентской области, а также паломники, прибывшие из самых отдаленных уголков Центральной Азии, где культ Ай Ходжи и его святого семейства, сильно напоминающий древние культы тюркских народов, по сей день пользуется блестящей славой.

Фото "ИА Фергана.Ру"
Вообще, с некоторой точки зрения мемориальный комплекс в поселке Занги-ота выглядит даже более экзотично, чем усыпальницы и медресе Самарканда, Хивы или Шахрисабза. Поскольку, хотя и расположенный вблизи современного мегаполиса, но фактически - в сельской глубинке, он лишен показного лоска, присущего популярным центрам туризма. Здесь храмы и кладбище примыкают вплотную не к фешенебельным отелям и оживленным проспектам, а к обычным жилым строениям и вспаханным полям, на которых, как и во времена Занги-ота, дехкане продолжают возделывать землю и пасти свои стада. В непарадной атмосфере провинциальных будней древнейший культ сохраняет в повседневном народном быту живые корни.







  • РЕКЛАМА



    Статистика, рейтинги



    Яндекс цитирования


    `