24 Сентябрь 2017

Новости Центральной Азии

Урал может стать испытательным полигоном по переброске северных рек в Азию

26.06.2003 00:00 msk, Сергей Парфенов

Экономика

Идея о том, что российская вода должна стать полноценным товаром, которую регулярно озвучивает мэр Москвы Юрий Лужков, похоже, приобретает все новых и новых сторонников.

Так, комитет Совета Федерации по природным ресурсам и охране окружающей среды совместно с администрацией Омской области и МИД России планирует провести 2-7 июля с.г. в Омске свое выездное заседание. Тема: "О водоохранных проблемах бассейна рек Обь и Иртыш в рамках проекта переброски вод сибирских рек для вовлечения их в хозяйственный оборот Российской Федерации и стран Средней Азии". Закрепить эту акцию предполагается круглым столом "Концепция национальной программы "Вода России - ХХI век".

По мнению заместителя уральского полпреда Виктора Басаргина, ряда ведущих екатеринбургских ученых, проблемы, намеченные к обсуждению в Омске, являются актуальными и для Уральского федерального округа, более того - могут существенно повлиять на его экономическую безопасность.

В самом деле, водные артерии УрФО играют огромную роль в так называемом "северном завозе", в обеспечении ритмичной работы нефте- и газопромыслов, в межрегиональных перевозках различных грузов и пассажиров, снабжении населения. Наконец, это нерестилища, рыбные запасы...

Наверное, из памяти россиян еще не стерлись массовые протесты советской общественности 80-х гг., направленные против широкомасштабных проектов переброски северных рек Печоры, Вычегды, Оби, Иртыша, Енисея и других в бассейны Каспийского и Азовского морей, а также в Казахстан и Среднюю Азию.

Тогдашние разработчики преследовали, казалось бы, самые благие цели. Обеспечить население чистой водой. Удовлетворить технологические нужды промышленности и сельского хозяйства. Соединить гидротехнической системой Печору и Волгу (а 40 кубических километров в год - это и спасение умиравшего тогда Азова). Решить целый комплекс проблем огромного региона, охватывавшего Западную Сибирь, Алтай, восточную часть Урала, Казахстана и республик Средней Азии.

Что учитывалось? Что удастся оросить огромные пространства Приаралья, Прикаспия, улучшить водоснабжение промышленного Урала и т.д. Аргументы: если дать живительную влагу богатейшим землям юга страны, они возвратят все затраты сторицей. Ведь только в районе Аральского моря было свыше 20 миллионов пригодных, но бесполезных без воды гектаров; в низовьях Сырдарьи планировалось восстановить 4 миллиона га плодородных земель, еще 2 миллиона гектаров - в Туркмении; хотелось оживить и пустующие пастбища в Казахстане. По берегам каналов планировщикам уже виделись в мечтах города и поселки, предприятия, зеленые оазисы, поля и сады...

16 августа 1986 года Политбюро ЦК КПСС, приняв во внимание негативные настроения в обществе, необходимость дополнительного изучения экологических и экономических аспектов этой проблемы, признало целесообразным прекратить проектные и другие работы по переброске части стока северных рек на юг страны.

Спор закончился, бурные дискуссии утихли. На заре горбачевской перестройки всем, конечно, думалось, что победили демократия и здравый смысл, что эта тема навсегда закрыта. Почему же "опальный" проект возникает опять, но уже в новом тысячелетии?

Думается, одна из причин заключается в том, что за последние 15 лет человечество столкнулось с серьезным, глобальным кризисом, вызванным нехваткой питьевой воды. По прогнозам специалистов, эта беда уже в ближайшие 10-20 лет начнет угрожать всей планете. Вода становится все более приоритетным и вместе с тем взрывоопасным ресурсом. Вспомним хотя бы военные и дипломатические конфликты между Израилем и арабским миром, Ираком и Турцией, Индией и Пакистаном. Египтом и Суданом...

Россия же обладает огромными запасами пресных вод (и Уральский регион - не исключение). Суммарный среднемноголетний сток ее рек составляет 4270 кубических километров (227 из них притекает к нам из-за рубежа). Только в озере Байкал сосредоточено 20% мировых запасов пресной воды. Но в то же время из-за ее недостатка в мире ежегодно умирает 3-4 миллиона человек. Не удивительно, что взоры сопредельных маловодных государств все чаще обращаются в сторону нашей страны, а доморощенные политики и бизнесмены уже "глотают слюнки" и подсчитывают возможные прибыли от экспорта доброкачественной влаги.

Так что "проекты XX века" о переброске части стока северных рек России на юг, надо полагать, будут обсуждаться все чаще, активней. Иное дело, что реанимировать старые технические решения сегодня уже абсурдно. Все они должны остаться в прошлом.

Ведь что тогда предлагалось? По расчетам советских ученых, для полного освоения высокоплодородных земель в бассейне Арала требовалось около 300 кубических километров сибирской воды в год, которые планировалось забирать из Оби и Енисея. Первый этап - 25 кубокилометров, а это, между прочим, один Дон или два с половиной искусственных Урала! Второй этап - уже 50 кубокилометров. А какие цифры фигурировали в проектах? Длина открытого канала "север-юг" - 2500 км, ширина - 280-420 м. Воду должны были подавать мощные насосные станции производительностью 1000 кубов в секунду.

Рассматривался, например, и такой вариант: в районе впадения Тобола в Иртыш соорудить Тобольское море с системой судоходных шлюзов на плотине. Насосы подняли бы воду на 75 метров к Тургайскому водоразделу. Дальше она пошла бы самотеком до Минбулакского водохранилища в Приаральской низменности, а из этого резервуара - в Амударью, Сырдарью, оросительные каналы...

Спорить не приходится: сегодня с водой на Урале тоже не все в ажуре. Сильно страдают юг Тюменской области, Зауралье, восточные районы Челябинской и Оренбургской областей. А в старом проекте переброски, кстати, эти территории предусматривалось обводнить. Правда, сейчас уже другое время, в России сложилась иная природоохранная идеология. Но появились и новые технические, технологические возможности (например, утверждают знатоки, можно "упрятать" воду в гигантские трубопроводы), позволяющие избежать огромных потерь воды, заболачивания земель, разрушения ландшафта, других неблагоприятных экологических (и экономических!) последствий.

Тем не менее самое главное, принципиальное, считают ведущие сотрудники РосНИИВХа из Екатеринбурга, дабы не пороть горячку, не натворить очередных глупостей, неплохо бы сперва взвесить все "за" и "против". Потому, что сегодня, как и в 80-е годы, для реализации проекта нужны не только огромные средства, но и углубленные научные исследования, серьезные прогнозы, учет всех отрицательных последствий грандиозного строительства, которые могут сказаться на природных объектах, качестве жизни миллионов людей.







  • РЕКЛАМА