21 Сентябрь 2017

Новости Центральной Азии

Отрывки знаменитого фильма об андижанских событиях показали по российскому телеканалу

18.01.2006 14:52 msk, ТВ-Центр

Анализ

Одиннадцатого января 2006 в программе «Наша версия под грифом СЕКРЕТНО» на московском телеканале «ТВ-Центр» были показаны фрагменты видеозаписи, которая попала в руки сотрудников СНБ Узбекистана после прекращения трагических событий в Андижане в мае 2005 года. Кадры видеохроники, снятые участниками беспорядков, комментирует Бахтиер Бабаджанов - известный ученый-исламовед, вошедший в экспертную группу по расследованию событий в Андижане при Генпрокуратуре Узбекистана. Кроме него в передаче выступают андижанские заключенные, бывшие заложники, сотрудники МВД Андижанской области, простые жители Андижана и осужденные активисты событий.

Нашим читателям, не имевшим возможности посмотреть программу по телевизору, мы предлагаем ознакомиться с текстовой расшифровкой записи эфира. Материал будет интересен всем, кому не безразличны «андижанские события», до сих пор вызывающие самые противоречивые мнения и комментарии.

Транскрипт телепередачи предоставлен крупнейшим российским Агентством мониторинга СМИ «WPS».

* * *

Телеканал "ТВ-Центр", НАША ВЕРСИЯ, 11.01.2006, 19:50

Ведущий Михаил Маркелов

ВЕДУЩИЙ: Здравствуйте, в эфире "Наша версия под грифом "Секретно", с вами Михаил Маркелов. Не так давно в Узбекистане осудили участников массовых беспорядков в городе Андижане в мае 2005 года. Им дали разные сроки, этот суд весьма широко освещали на Западе и очень мало о нем писали у нас в России. Майские события в Андижане большинство стран Европы и Америки восприняли как жестокое подавление народных демонстраций военными. Писали, что Андижан для Узбекистана стал подобием Чечни для России. Теперь у Запада появился повод для постоянных уколов узбекских властей. Итак, андижанские беспорядки - попытка государственного переворота или мирный митинг? Почему андижанские события разругали Узбекистан и США? Наша съемочная группа недавно вернулась из Андижана, и вы увидите сегодня эксклюзивные интервью участников и свидетелей андижанских событий в программе "Наша версия под грифом "Секретно". Слово нашему специальному корреспонденту Анатолию Сулейманову.

КОРР.: Эта эксклюзивная видеозапись попала в руки сотрудников службы национальной безопасности Узбекистана (аналог российской ФСБ) спустя полтора месяца после прекращения беспорядков в Андижане 13 мая 2005 года. Видео сделали сами участники беспорядка, в последующем оно сыграло с ними злую шутку - кассета стала главным обвинительным аргументом в громком судебном процессе, который завершился в Андижане 2 месяца назад. Тогда 18 человек были осуждены за терроризм и попытку государственного переворота в Узбекистане.

Сергей НИКИТЮК, заключенный: Мы сидели в камерах, после работы пришли мы, сидели, ну, просто посидели и уже ближе к 12 часам уже слышим, вот эти крики начались, там стрельба была. Уже другие корпуса уже там шум был, гам был, уже двери ломались уже так можно сказать, двери уже ломались. Потом уже к нам в корпус пришли уже, начали кричать там, двери ломать, кормушки открывать там начали, оружие поставили, выходите, свобода, все. Поэтому говорят, выходить будете, там наши люди стоят, оружие будут выдавать, машины стоят.

КОРР.: В ночь с 12 на 13 мая 2005 года в дверь камеры Сергея, заключенного андижанской городской тюрьмы, постучались ломом, в проеме сломанной двери появились незнакомые люди и сообщили узникам о внезапном освобождении. Они утверждали, что власть в Андижане захвачена, власти больше нет.

КОРР.: И ты вообще не вышел из камеры?

Сергей НИКИТЮК, заключенный: Нет, я вышел на прогулку, посмотрел.

КОРР.: И что ты там увидел?

Сергей НИКИТЮК, заключенный: Крики, шум, гам. Ну, полно людей, полно людей осужденных было. Все суетились, все куда-то бегали, носились. Я вышел, прошел в другую камеру посмотрел, там уже пусто, там уже никого нету, и обратно зашел в свою камеру и сидел. Я остался.

КОРР.: Почему ты не пошел?

Сергей НИКИТЮК, заключенный: Во-первых, у меня срок. Я за все то, что я сделал, я раскаялся, вот получил срок, сижу.

КОРР.: То есть новый не нужен?

Сергей НИКИТЮК, заключенный: Нет, новый я не хочу, новый срок, статья, я не хочу.

Нутали ИРГАШЕВ, зам. начальника управления профилактической службы УВД Андижанской области: Заканчивая работу, я хотел вот уйти домой. В это время я спустился с 4 этажа на 1 этаж, и тут они неожиданно ворвались с оружием в руках эти террористы.

КОРР.: Ну, вы поняли, что это террористы? Вы сразу поняли, что это они?

Нутали ИРГАШЕВ, зам. начальника управления профилактической службы УВД Андижанской области: Да, потому что говорят: «сопротивление бесполезно, все в наших руках, мы уже город взяли, все перешло в наши руки».

КОРР.: Коротко стриженные коренастые молодые люди в приличных серых костюмах с рациями, мобильными телефонами, в ушах микрофоны, появились в дверях дежурной части патрульно-постовой службы внезапно. И сперва ничего, кроме удивления не вызвали. Нутали Иргашев в первые секунды принял их за сотрудников узбекской спецслужбы СНБ.

Нутали ИРГАШЕВ, зам. начальника управления профилактической службы УВД Андижанской области: Они тут же схватили, обыскали меня, вывели в дежурную часть, туда посадили. Смотрю, они уже с таким азартом вносят оружие. Я своим глазам не поверил сперва.

КОРР.: Оружие откуда?

Нутали ИРГАШЕВ, зам. начальника управления профилактической службы УВД Андижанской области: Из оружейки этого батальона дежурной части. Все разбито, все перевернуто, выносят оружие.

КОРР.: Как в плохих фильмах ужасов началось все в полночь. Группа хорошо вооруженных и прилично одетых молодых людей одновременно атаковали несколько объектов силовых структур Андижана. Расстреляв 4 сотрудников патрульно-постовой службы, первая группа ворвалась в дежурную часть ППС. Они обыскали и связали всех, кто там находился. Затем вскрыли двери оружейное комнаты и принялись выносить оружие, в основном ручные гранаты и автоматы. В это же время в разных частях города остальные группы пытались захватить две воинские части министерства обороны Узбекистана, управление внутренних дел, управление НСБ, тюрьму и андижанский областной хакимият, то есть областную администрацию. Помимо этого по городу на угнанных машинах разъезжали мобильные группы, захватывая в заложники сотрудников силовых структур. В воинских частях нападавшие убили 5 солдат и офицеров. Здесь они существенно пополнили свои запасы, завладев большим количеством автоматического оружия, включая несколько ручных пулеметов. Погрузившись в захваченные военные автомобили ЗИЛ-130, боевики отправились на нем в андижанскую городскую тюрьму на помощь боевикам одной из мобильных групп. Они убили троих и ранили 6 сотрудников местного (нрз.), но никак не могли проникнуть внутрь. Подкрепление подоспело вовремя, ЗИЛ-130 протаранил ворота тюрьмы, боевики освободили около 600 заключенных, раздали им оружие и направились к зданию областной администрации, ЗИЛ бросили. Он еще долго стоял во дворе тюрьмы, демонстрируя приезжим журналистам прострелянные кузов и колеса. А так у боевиков в ту ночь удалось отбить лишь сотрудника управления внутренних дел и службу национальной безопасности, где шли самые ожесточенные бои. Здание службы национальной безопасности обстреливали два снайпера с крыш соседних домов до самого утра. Самой легкой мишенью для боевиков стала андижанская областная администрация. Захватив комплекс здания, они стали вызывать сотрудников администрации, якобы на срочную работу, тех, кто приезжал, брали в заложники. Одновременно были оборудованы огневые точки, позиции снайперов на крыше. Сразу же после этого боевики, большинство которых были жителями Андижана, стали звонить своим родным и близким с требованием приехать к администрации. Утром обстрел всех объектов внезапно прекратился. Жители двухмиллионного Андижана, в полной мере не понимая, что произошло ночью, отправились по своим делам.

КОРР.: Скажите, как вы оказались в числе заложников?

Матлюба КОЧКАРОВА, жительница Андижана: 13 мая днем я пошла на базар, хотела пойти на базар, села в маршрутку и вышла рядом с площадью. Вышла и вижу театры наши горят, все идут на площадь, там, где памятник Бобуру и я тоже пошла туда, мне стало интересно.

КОРР.: Это видео сделали сами боевики возле здания областной администрации. Вы видите, как горит драматический театр, в нем был уникальный музей кукол 19 века. Пожарных, приехавших тушить огонь, взяли в заложники и отвели внутрь администрации. Позднее боевики признаются, что подожгли театр, чтобы привлечь как можно больше внимания жителей Андижана. Им это удалось. В считанные часы площадь заполнили 2-3 тыс. человек, а не 50 тыс., как об этом позднее сообщали информационные агентства. Чтобы народ не расходился, его не выпускали. Часть активистов из числа родственников боевиков и освобожденных заключенных взялись за руки, создав мышеловку: попасть легко, выйти трудно.

Абдурашид АБДУРАХМАНОВ, зав. ГОРОНО Андижанской области: Когда я на 2 этаж поднялся, там больше 30 человек, там милиция, (нрз.), представители областного и городского хакимията и простые люди были связаны руками, ногами. Там лежали в фойе.

КОРР.: В фойе хакимията, администрации?

Абдурашид АБДУРАХМАНОВ, зав. ГОРОНО Андижанской области: Да, хакимията.

КОРР.: Абдурахманова Абдурашида заперли в одной комнате с несколькими заложниками, среди которых находился и прокурор Андижана, которого чуть позже убьют боевики.

БЫВШИЙ ЗАЛОЖНИК: Вооруженный террорист привел в туалет какого-то человека. Как позднее я узнал, это был прокурор города Андижана Ганижон-ака. После того, как я вышел из туалета, появился какой-то парень со шнуром в руке в виде петли. Затем он надел петлю на шею Ганижон-акя, когда он потянул шнур вниз, Ганижон-ака, с связанными на спине руками, резко согнул голову. В этом положении террорист стал с ног до головы по шее сильным ударом бить штык-ножом, что тот даже не издал ни звука. После этого Ганижон-акя двое поволокли за руки.

КОРР.: На этих кадрах, сделанных боевиками, видно, как они готовились к отражению возможного нападения со стороны правительственных войск: занимали позиции в толпе, у ограды администрации, готовили бутылки с зажигательной смесью, разобрали даже мостовую, сделав из нее укрепление с бойницами.

Бахтиер БАБАДЖАНОВ, политолог: В этой же кассете зафиксировано выступление самого Таваккала Хаджиева. Он один из организаторов сбора людей на митинг. Что он говорит, то есть без жертв победы не бывает, давайте выстоим 2-3 дня. Говорит, ну, что немножко кровь пролилась, это не страшно. Вот его слоган, вот такой вот. Поэтому говорить о том, что они предполагали сделать без жертв, ну, что они, извините, захватили веники что ли обыкновенные? Они захватили оружие, которое стреляло. Между прочим, когда эксгумацию сделали 80 % вот этих застреленных мирных жителей, было застрелено из украденного оружия, 20 не установили просто. И из них очень много детей. Вот из всей этой вакханалии кровавой мне больше всего жалко детей.

Матлюба КОЧКАРОВА, жительница Андижана: Я тоже стояла в толпе и вдруг началась стрельба. Начали стрелять, люди стали бежать кто куда, я тоже постаралась выйти из этого окружения, но не смогла, потому что сзади уже были люди с оружием и нас не выпускали. И вот эта толпа теперь пошла в сторону Машиностроительного завода по проспекту, и мы тоже вынуждены были идти в этой толпе.

КОРР.: Боевики уходили из Андижана, разделившись на три группы и прикрывались живым щитом из заложников и своих родственников. Людей связывали веревками, цепью, чтобы они не могли убежать. Одна группа осталась в Андижане, другая решила уходить в сторону Киргизстана.

Абдурашид АБДУРАХМАНОВ, зав. ГОРОНО Андижанской области: Стоял БТР и когда приближались командир этого БТРа, он без оружия спускался и сказал: "Остановитесь, оставьте оружие и пожалуйста уходите, только не стреляйте!" Он безоружный был, а там рядом которые идущие с нами, кто-то сказал: "Не верьте ему, не верьте, стреляйте!". И вот после этой команды вот сзади пошли уже...

КОРР.: Выстрелы в командира?

Абдурашид АБДУРАХМАНОВ, зав. ГОРОНО Андижанской области: Выстрелы в командира. Командир там сразу был убит.

Нутали ИРГАШЕВ, зам. начальника управления профилактической службы УВД Андижанской области: Мы так поняли, что нас хотят использовать живым щитом в случае, например, завязки боя с правительственными силами, они таким образом хотели уйти.

КОРР.: Во время очередной перестрелки Нутали Иргашеву удалось выбежать из плотного кольца охраняемых заложников. Его догнали и принялись сильно избивать, Нутали потерял сознание, очнулся уже в больнице от страшной боли, у него была разбита коленная чашечка. После нескольких операций на колене Нутали уже ходит без костылей, однако согнуть ногу до сих пор не может.

Матлюба КОЧКАРОВА, жительница Андижана: Я очень испугалась, я не знала куда иду, зачем иду, почему иду. Я вот сейчас вспоминаю все, что пережила и я снова это переживаю. Это страшно. Там убивали людей в толпе, вырваться из окружения невозможно было выйти оттуда, потому что это было ночью, мы шли пешком. Я не знала, что приду в Киргизию, я думала, что мы сейчас все убегаем от стрельбы, от боевых действий каких-то, потом вернемся домой. Но мы не ожидали, что мы будем пересекать государственную границу.

КОРР.: Мост через реку Карадарья в 100 м отсюда государственная граница, за мною Узбекистан впереди Киргизия. 13 мая более 500 человек вышли колонной из узбекского города Андижан, прошли по этому мосту, пересекли границу и расположились на территории Киргизии в палаточном городке. Многие называли их беженцами, спасающими свои жизни от преследований со стороны властей Узбекистана. Более осторожные предположили, что это революционеры, у которых просто не получилась революция. Так или иначе, множество версий не дали ответа на главный вопрос о том, что же происходило в Андижане в ночь с 12 по 14 мая 2005 года? В лагерь для беженцев съезжались репортеры со всех стран, Узбекистан блокировал любую информацию по Андижану. В условиях отсутствия информации многие журналисты цитировали слова любого, кто называл себя беженцем, зачастую не проверяя свои источники.

- Было много людей, которые говорили, что вышли из тюрьмы, в их руках не было оружия. Один из них одетый в обычную футболку стоял вон там.

КОРР.: Вот этот человек, его зовут Данияр Акбаров. На видео, сделанном боевиками в Андижане 13 мая 2005 года, в его руках отчетливо виден автомат. Акбаров был осужден за убийство человека. После своего освобождения присоединился к боевикам, проявлял особую жестокость по отношению к заложникам.

Тавакал ХАЖИЕВ: Мне сказали, что нам раздали 73 единицы оружия. Да, если бы у меня было 73 единицы оружия, я бы не стал сюда убегать.

КОРР.: Этого человека зовут Тавакал Хажиев. В интервью одному из западных телеканалов он утверждал, что среди митингующих не было людей с оружием. Однако на видео, сделанном боевиками 13 мая, видно, что в его руках тоже был автомат. Хажиева экстрадировали из Киргизии в Узбекистан только после того, как киргизским властям продемонстрировали эту пленку. До этого в Киргизстане считали, что Хажиева преследуют по неким политическим мотивам.

Тавакал ХАЖИЕВ: Оружие у меня оказалось потому что когда я выводил Парпиева Кабула мне дали автомат. С эти оружием я и участвовал в утреннем митинге.

Бахтиер БАБАДЖАНОВ, политолог: У меня создалось впечатление, что вот эти фильмы что они снимали, они как раз как отчеты выглядят. Ведь так подумать, это 100 % компромат. Они пока им эти фильмы не показали, ни один из них не признавал, что он был с оружием на площади, понимаете? А когда показали, вот вы говорили, что вы были без оружия, я присутствовал на этих допросах, вы говорили, что вы без оружия. Это, кто? Вы? Вы. Ну что? И он потом начинал признаваться, причем признавался и пытался с себя снять часть ответственности, как это на сленге говорят, начинал стучать на своих же.

КОРР.: Первые официальные комментарии Узбекистана последовали из уст президента республики Ислама Каримова 14 мая. Уже после подавления беспорядков, однако его слова утонули в потоке обвинений со стороны политических оппонентов за рубежом и рассказов беженцев в киргизском лагере. Стало ясно, что информационная война проиграна и как не старались потом узбекские власти показывать и рассказывать многочисленным комиссиям и журналистам об истинных событиях той ночи, общественное мнение уже было создано. На Ислама Каримова повесили ярлык диктатора и убийцы мирных демонстрантов. Хотя узбекские власти постоянно говорили о том, что до последнего момента пытались разрешить ситуацию мирным путем.

Ислам КАРИМОВ, президент республики Узбекистан: Им было сказано, что произошло того не миновать, вы достигли своей цели. Однако у нас есть к вам серьезное предложение, это наше условие. Ни один волос не упадет с вашей головы, никто вас не тронет, хотите сдавайте оружие, не хотите нет, вам будут предоставлено 3-4 автобуса, можете расположиться в них и ехать куда пожелаете. Еще раз повторяю, никто вас не тронет, это обещание президента.

КОРР.: Позже, во время судебного процесса над обвиняемыми в организации и участии в андижанских беспорядках, были рассмотрены расшифровки телефонных разговоров Ислама Каримова и министра внутренних дел Узбекистана Закирджона Алматова с главарями боевиков, назвавших себя "акромистами". Боевикам действительно предлагали беспрепятственный отход в любом направлении. Однако они решили, что власть таким образом сдает позиции, поэтому их требования с каждым часом становились все боле глобальными.

Ислам КАРИМОВ, президент республики Узбекистан: Здраво рассудив, решили, что это прецедент может привести к тому, что завтра будут десятки таких захватов по всей территории Узбекистана. Завтра захватят детский сад, завтра захватят школу, завтра захватят больницу, как это имело место в Чечне, вы хорошо знаете в Буденновске, по-моему это было и потребуют опять те же условия. Пока освободить, потом еще какие-то условия, объяви Узбекистан исламской республикой, объяви об отказе чисто конституционных требований и так далее.

КОРР.: Требования акромистов постепенно становились все более невыполнимыми. Сначала они потребовали освободить из тюрем своих товарищей, причем количество предполагаемых освобожденных увеличивалось в разы. Затем они потребовали освободить своего идейного лидера Акрома Юлдашева, но на это уже узбекские власти пойти не могли. Акром Юлдашев в середине 90-х годов создал исламскую экстремистскую секту, назвав ее в честь себя "Акромия". Вскоре у новой секты нашлись последователи, они стали называть себя "акромистами", многие из которых состоятельнее люди. За пропаганду религиозного экстремизма Акрома Юлдашева арестовали, а секту объявили вне закона. В марте 2005 года Акром Юлдашев будучи в тюрьме пишет призыв к джихаду. В это время в Андижане была отмечена активность акромистов. Местные власти несколько раз предупредили их о возможном аресте, если они не прекратят действовать на территории Андижана. В конце концов 23 последователя секты были арестованы. Недолгие слушания по их делу должны были завершиться 13 мая, а уже с начала мая у здания суда, где шел процесс, ежедневно стали собираться десятки людей в темных костюмах. Западным журналистам они разъясняли, что пришли поддержать своих друзей бизнесменов, незаконно арестованных властями. Позже, после нападения на Андижан 13 мая многие западные СМИ озвучивали версию о том, что именно суд и большой срок, который якобы получили незаконно арестованные бизнесмены стали причиной нападения на город. Мол, это была месть властям со стороны притесняемых предпринимателей, а уже нападение в свою очередь послужило катализатором беспорядков со стороны народа.

Бахтиер БАБАДЖАНОВ, политолог: Никто не говорит, что 13 числа, когда был этот самый мятеж, должно было быть озвучен приговор вот эти 23 акромиям. Я читал так и не озвученные заключения. Там не было статьи 159, то есть у нас 159 статья "Религиозный экстремизм и терроризм". Не было этих статей, а максимальный срок Шакирджану Шакирджанову там глава одной из бизнес-групп два года условно, остальным там штрафы денежные и так далее.

КОРР.: То есть их должны были отпустить?

Бахтиер БАБАДЖАНОВ, политолог: Конечно, фактически всех должны были отпустить.

КОРР.: Очевидно одно, акромисты хорошо подготовились к последующему освещению своего нападения в СМИ, легко переманив их в свою сторону. У них наверняка был четко продуманный план по самопиару. В первую очередь перед репортерами нужно было создать образ светских людей, не имеющих к экстремистскому исламу никакого отношения.

Бахтиер БАБАДЖАНОВ, политолог: Им нужно было религиозный мотив собственный спрятать. Они же ведь заявляли, что это мирная корпорация бизнесменов и у них нет никаких религиозных мотивов. Они снимают "кайляпуш" - это головной убор у нас такой религиозный беленький, потом одевают костюмы, длина их буквально, как Пьеро, я их так условно назвал, длинные рукава, галстуки пытаются....

КОРР.: (нрз.).

Бахтиер БАБАДЖАНОВ, политолог: Нет, видимо они по материалам дела они давали показания, что 100 пар костюмов были куплены специально, чтобы выглядеть действительно светскими людьми. То есть они подвязывают галстук, не умеют это делать и всем им одевает один человек, тот, кто умеет это делать, он им одел, а потом уже подошли корреспонденты и они дают интервью. И действительно выглядят, как светские.

КОРР.: Удивительно, он именно сокрытие религиозного фактора стало основной задачей боевиков. Вот перед зданием областной андижанской администрации женщины кричат "Аллах, Акбар!", но как только неподалеку появляются журналисты ВВС возглас "Аллах, Акбар!" уступает место кличу: "Озодлик!", то есть "Свобода!".

Бахтиер БАБАДЖАНОВ, политолог: (нрз.) вторым он взял слово, тоже очень эмоционально кричал, у него уже подсевший голос был, он так страшно кричал, они оба, кстати, из тюрьмы этой освобожденной были. Он говорит о несправедливости, о том, что он сам якобы признался и вот его несправедливо посадили. Между прочим, посадили его за убийство (нрз.). Извините, человека убил, тоже такого же видно пьяницу как он и сам. Ну, в тюрьме он попадает под влиянием вот этих так называемых ваххабитов. Он говорит, их называет террористами, ваххабитами, но они замечательные люди. Вот они меня научили молиться и я теперь вот буду ради Аллаха вести джихад. Его тут толкают говорят, ну, джихад слово нельзя произносить, потому что там репортеры и он говорит, я говорит за ваше счастье буду бороться, готов за вас умереть.

Шухрат МАСИРАХУНОВ, бывший руководитель контрразведки "Исламского движения Узбекистан": Если бы это были бы наши ребята террористы, они не воевали бы так, бардак, и народ бы они выпустили бы вот так на свой щит.

КОРР.: В одной из наших программ мы уже рассказывали о Шухрате Масирахунове, бывшем руководители одной из крупных террористических организаций ИДУ - Исламское движение Узбекистана. Эта организация совершила несколько крупных терактов в Ташкенте в феврале 1999 года. Руководитель ИДУ Тахир Юлдашев известен своей непримиримостью к властям Узбекистана. Сразу же после нападения на Андижан в республике заговорили о причастности ИДУ и Тахира Юлдашева к городским беспорядкам. Однако Шухрат Масирахунов этим слухам не верит.

Шухрат МАСИРАХУНОВ, бывший руководитель контрразведки "Исламского движения Узбекистан": Если наши ребята зашли бы, мы сперва надели военную форму в первую очередь, засели бы на дома и на фиг нам не нужен этот народ, который будет мешать нам, это мишень. Мы их отпустили бы сперва, поставили мины бы и основными минометами их мочили бы. Там же в военной части сколько минометов здесь, мы сами минометом будешь мочить, любой солдат испугается. Этот ближний бой, это фигня. Когда ближний бой, это как детский фильм. Когда стреляешь минометом, когда попадает сюда, туда, любой солдат срёт. У него это психологически, он не может дальше идти.

КОРР.: У Шухрата Масирахунова большой опыт ведения боевых действий. За плечами учеба в лагере Хаттаба "Кавказ" на территории Чечни, а также в лагерях "Аль-Каиды" и "Исламского движения Узбекистана", боевые действия против войск антиталибской коалиции в Афганистане 2001-2003 годах.

Шухрат МАСИРАХУНОВ, бывший руководитель контрразведки "Исламского движения Узбекистан": Если наши ребята были бы, умели бы это сделать конкретно. Мы не убежали бы в Киргизстан, потому что нам ловушка же, там себя все повзрывали все бы. У нас всегда в Афганистане мина есть, клавер. Вот такая мина, у каждого есть.

КОРР.: На животе, да?

Шухрат МАСИРАХУНОВ, бывший руководитель контрразведки "Исламского движения Узбекистан": На животе. У (нрз.) тоже есть. Когда мы заходим, ребята раненые, мы же не можем его выпустить, мы смотрим есть ли у него рана в животе или сюда, он не выживет. Он себе вставляет гранату, детонатор на 40 минут или 50 минут, а граната часовая и сам там лежит и мы уходим. Американцы, когда хотят обыскивать, у него же здесь граната, взрывается.

Бахтиер БАБАДЖАНОВ, политолог: Абсолютно их профессиональность их действий, вот так бы не исключал. У нас в составе экспертной группы были военные и разведчики. После сразу были изучены огневые точки, расположения огневых точек, оно совершенно профессионально, снайперы расставлены очень хорошо, с учетом сектора обстрела. То есть до того, как все это произошло захват здания хакимията или же нападение на НСБ, вся рекогносцировка или же даже на военной части в особенности, рекогносцировка была сделана совершено четко. То есть профессионально. Кто делал?

КОРР.: У них не было цели.

Бахтиер БАБАДЖАНОВ, политолог: Другой вопрос.

КОРР.: К профессионализму напавших на Андижан акромистов действительно есть вопросы. С одной стороны они не плохо ориентировались на местности, выбирали правильный сектор обстрела, использовали людей, делая их невольными заложниками, манипулировали средствами массовой информацией, перетягивая их на свою сторону. Но с другой стороны они не воспользовались гранатометами и минометами для обстрела правительственных войск, не использовали ручные гранаты, что привело бы гораздо к большим жертвам среди сотрудников силовых структур Узбекистана. Они не действовали, как настоящие террористы, они не собирались становиться смертниками, наоборот делали все для того, чтобы сохранить свои жизни. Им как будто бы надо было балансировать, не быть через чур жестокими, фанатичными, спрятать религиозный фактор. Иначе это бы оттолкнуло журналистов, но в то же время надо было поднять большую волну вопросов, слухов и пересудов. Они знали, что официальный Узбекистан по привычке в первое время закроет любую информацию для журналистов и тогда можно будет предложить свою версию событий и говорит все, что запланировано.

Бахтиер БАБАДЖАНОВ, политолог: Я вот пытался, когда вот этот фильм мы смотрели на месте, мы пытались как-то с некоторыми арестованными вот на этот предмет поговорить откровенно. Вы знаете, странная вещь получается. Да, иногда они пристрастны, они были пристрастны в лагерях, они пристрастны здесь, это надо допускать, то есть делать поправку на пристрастность. Но слишком так вот часто все время повторяется одна и та же вещь, прецедент или как говорят парадигма Киргизстана, где очень легко все это произошло, понимаете? То есть вот буквально в одну неделю, вот кто-то куда-то пошел, десяток зданий подожгли, разбили и все и на этом, якобы, недовольство народа было воплощено вот такой вот непонятно легко произошедший переворот.

КОРР.: Ферганская долина постоянный источник проблем для узбекских властей. Здесь, как говорят политики, наиболее протестный электорат, поэтому именно здесь как нигде в Узбекистане сильны позиции исламских фундаменталистов. Именно здесь киргизская революция получила самый горячий отклик. Видимо по странному совпадению местом начала узбекской революции стал Андижан. В Андижане находится майдан конституции или майдан независимости или майдан незалежности, кому как нравится. Этот символ давно превратился для одних в понятие государственный переворот, для других в понятие революции. Вероятно, успех киргизских товарищей ободрил узбекских революционеров. Нужно было лишь начать, а там и поддержка не за горами.

Бахтиер БАБАДЖАНОВ, политолог: А вот сведения, это уже хорошо известные, Ширин Акинер, которая тоже собиралась провести здесь конференцию и вдруг она не состоялась. Ей с самого начала намекнули, что ее не будет, тоже ведь на какие-то мысли. Я повторяю, это не доказательство, но уж очень они к каким-то размышлениям предрасполагают, особенно когда начинаешь работать с материалами, чувствуешь третью силу. Или же вот в американском нашем посольстве три секретаря с 17 по 20 мая меняются. До этого они подают и эта бумага внесена в дело, ее оригинал, они подают прошение, чтобы рекогносцировку, на турецком самолете или вертолете, я сейчас не помню, вот этих самых объектов военных, которые потом подверглись нападению, часть из которых. Это тоже ведь на какие-то размышления наталкивает.

КОРР.: Считается, что причиной ссоры Ислама Каримова и Джорджа Буша является Андижан, но причина эта очевидна. Худой мир между лидерами двух государств еле-еле тлел уже не один год. Каримов не одобрял войны в Ираке, Бушу пеняли на ситуацию с правами человека в Узбекистане. Лишь бывшая военная база американцев в Карши-Ханабаде как могла разогревала тлеющие уголки дружбы. Однако стороны не упускали момента подпустить друг другу шпильку. Каримов позволял себе при случае покритиковать политику США в Ираке, Америка же предлагала помощь врагам республики - боевикам "Исламского движения Узбекистана".

В одной из наших программ мы уже рассказывал о том, как бывшего руководителя контрразведки ИДУ Шухрата Масирахунова сотрудники ЦРУ США арестовали в Пакистане, как предлагали ему свободу, квартиру в Дубаи и ежемесячный оклад в 3 тыс. долларов в обмен на сотрудничество. Масирахунов отказался, думая, что его как-нибудь выкупят из тюрьмы, но он ошибся. Не завербовав Шухрата Масирахунова, американцы отправили его в Узбекистан, где бывшего руководителя контрразведки крупной террористической организации посадили на 20 лет.

Шухрат МАСИРАХУНОВ, бывший руководитель контрразведки "Исламского движения Узбекистан": Американцы вот так работают, они чем российские спецслужбы, они умные и чем узбекские. Они вот эту силу берут узбекскую "Исламское движение Узбекистан", вот эта сила идет на них, мы их бьем каждый день, потом они давай эту силу направим в другую сторону на свою пользу, чтобы эту силу убрать. Давайте, деритесь с Каримовым и двумя пулями они убивают и нас и бардак вот этот в Средней Азии.

КОРР.: Очевидно, что долго такое противостояние продолжаться не могло. Андижан лишь поставил точку в отношениях, разругал Узбекистан и США. Америка потребовала провести международное расследование по андижанским событиям, а Узбекистан попросил США со своей территории.

Бахтиер БАБАДЖАНОВ, политолог: Вот они требовали, например, чтобы международное расследование. Ну как? Если к этому моменту, к моменту, когда они требовали, уже море пристрастной, неверной информации уже сформировало мнение десятков тысяч людей на Западе, в том числе и политиков. Где гарантия, что результат вот этого международного расследования будет идеальным? Ведь они не поставят вопрос, что за организация? Для них уже ясно, это мирненькие такие миленькие бизнесмены, которые не нападали не на воинскую часть, не убивали. И кстати, стреляли милиционерам между глаз, так стреляют только профессионалы, согласитесь.

КОРР.: Правозащитные и оппозиционные официальной власти структуры продолжают утверждать, что никакого нападения на Андижан не было и оружия в руках боевиков тоже не было.

Василя ИНОЯТОВА, генеральный секретарь оппозиционной партии "Бирлик": Это, вы знаете, вот я бы не сказала, что там что-то такое вот, нет. Это надо было смотреть, это надо было видеть. Люди, который видели это рассказали, что никакого нападения на тюрьмы не было, никакого нападения там в военной части не было, террористов там не было. Конечно, были убиты и районный прокурор, были убиты сотрудники милиции, были убиты сотрудники тюрьм.

КОРР.: А кем они были убиты?

Василя ИНОЯТОВА, генеральный секретарь оппозиционной партии "Бирлик": Вот власти говорят, что их убили террористы, а террористов никто не видел.

КОРР.: В Ташкенте понимают, что международные комиссии будут в первую очередь прислушиваться к правозащитным организациям, а они определенно пристрастны. К тому же после показного вывоза более чем 500 беженцев, среди которых были и уголовники из киргизского лагеря в Румынию, Узбекистану надеяться не на что. Это была наглядное, демонстративное переселение из якобы неблагополучной среды Узбекистана в благополучную Европу.

Бахтиер БАБАДЖАНОВ, политолог: У меня такое впечатление, что делалось и делается все, вот эта вся информационная, огромный прессинг со всей его ложью, дезинформацией им так далее, делается с одной целью: заменить. Заменить неугодное почему-то это правительство, понимаете? Но я, как простой, извините, я тоже гражданин, я знаю, чем кончается революция, когда приходят красные, потом серые, потом черные и все время льется кровь.

КОРР.: События в Андижане чем-то напоминают нападение на Нальчик в октябре 2005 года. И там и там нападение на сотрудников силовых ведомств, попытки захватить оружие. Но давайте представим, что в Нальчике боевики напали бы не днем, как это было на самом деле, а ночью. Настрелявшись вдоволь с утра, они бы переоделись в костюмы и галстуки захватили заложников, городскую администрацию, вызвали бы своих родных и близких и стали бы жаловаться журналистам, что их здесь зажимает некий преступный режим. Потом они стали бы выдвигать условия, например, о присоединении Кабардино-Балкарии к Чечне и отделении всего Кавказа от России. Потребовали бы освободить десятка матерых боевиков, а когда их требования, естественно, были бы не удовлетворены, они, прикрываясь заложниками, отправились бы в Грузию. Грузия, учитывая нынешние отношения с Россией и Америкой, заранее бы разбила палаточный городок и не выдавала бы боевиков. Отпустили бы наши спецслужбы в таком случае боевиков? Вряд ли. И американские спецслужбы и любые другие окажись они в похожей ситуации тоже вряд ли бы позволили бы уйти боевикам и наверняка жертв среди заложников в случае спецоперации было бы очень много. Так что же такого сделали власти Узбекистана? Ничего особенного, то же что сделали в подобной ситуации любые другие власти.

Бахтиер БАБАДЖАНОВ, политолог: Назовите в истории хоть одно движение, чтобы оно вот так вот лозунги: мы за счастье народное там, за свободу и прочее и прочее, в результате ведь льется кровь, что лучше становится? Я очень сомневаюсь. Поэтому вот со многими простыми гражданами поговорите, не видят они вот этой альтернативы в крови. Не та это альтернатива, понимаете. Нам не нужна кровавая альтернатива.






  • РЕКЛАМА