16 Август 2017

Новости Центральной Азии

По стопам Арминия Вамбери: Как минский еврей Хаим Бенинсон половину Азии объехал

21.02.2007 10:15 msk, Виктор Дубовицкий

История

Туркестанские странствующие дервиши. Старинная открытка из коллекции Ферганы.Ру
Туркестанские странствующие дервиши. Старинная открытка из коллекции ИА «Фергана.Ру»
В 1864 году в Европу из далекой и таинственной Средней Азии вернулся венгерский ученый- ориенталист Арминий Вамбери. Его встречали как триумфатора: под видом дервиша он прошел огромный путь. Выйдя из Тегерана, А.Вамбери пересек Туркменские степи и пески Кара-Кумов, добрался до Хивы, побывал в Бухаре, Самарканде, Карши и через Герат и Мешхед снова вернулся в Тегеран. Совершить это путешествие ему помогло отличное знание Востока и нескольких восточных языков. В то время, когда в свет выходили первые книги о путешествии А.Вамбери, из маленького белорусского городка Борисова отправился в путь человек, во многом повторивший знаменитый поход венгерского ориенталиста.

Единственное сообщение о путешествии Хаима Бенинсона было опубликовано в «Биржевых Ведомостях» за 1869 год. Маленькая заметка имела достаточно интригующий заголовок - «Ташкентские знаменитости и авантюристы»: «В Ташкент стекаются разные авантюристы. В настоящее время здесь содержится весьма интересная личность, появление которой в Ташкенте, по все вероятности, не случайно. Этот интересный субъект был схвачен бухарскими властями в Карши, куда прибыл из Индии. Желая избежать трехсот палок, которые эмиром приказано было отпустить ему с целью вынудить сознаться, авантюрист назвал себя русским подданным, почему и был препровожден бухарцами в Самарканд. По дороге в Ташкент он назвал себя евреем, уроженцем Минской губернии, города Борисова, Хаимом Бенинсоном. Ему 24 года от роду, и хотя по наружности он более чем неказист, но способности имеет не дюжинные. Смышленость сквозит в каждой фразе. Языков знает немало: все главные европейские и азиатские, но образования сколько-нибудь научного не имеет. Быть захваченным врасплох, кажется, не входило в его расчеты. На допросах он противоречил в своих показаниях относительно целей своего путешествия: то он говорит, что путешествовал из любознательности, то будто бы имел желание возвратиться в свое отечество. О личности задержанного собираются сведения…»

Работая в конце 1980-х годов в фондах Центрального государственного архива Узбекской ССР, автор этих строк совершенно случайно наткнулся в описи на папку с документами под длинным названием «О пойманном в Карши минском еврее Бенинсоне и о расходах на содержание его, переписка с начальником Зеравшанского округа и показания Бенинсона о подготовке Бухары к военным действиям». Обширная переписка Туркестанского военного начальства открывалась письмом начальника Зеравшанского округа, полковника А.К.Абрамова в канцелярию генерал-губернатора:

«Милостивый государь Владимир Федорович!

С капитаном Алтвиновым я отправил в Ташкент г. Бенингсона и приказал передать его начальнику штаба. Думаю, что ныне неудобно держать Бенингсона в Самарканде, что, по моему мнению, он – личность весьма подозрительная, и я склонен думать, что он больше никто, как шпион».

Что и говорить – обвинение незадачливому путешественнику было предъявлено весьма серьезное. В Средней Азии еще пахло порохом недавних боев, назревали новые конфликты в Хиве и в Кокандском ханстве. Что же удалось выяснить о задержанном военным властям Туркестана?

Хаим Бенинсон родился в 1845 году [по другим данным – в 1838. – прим. ред.] в городе Борисове в семье «винокура и одновременно торговца лесом и зерном». Воспитание он получил в доме отца. К двадцати годам Бенинсон поступает на службу к купцу, а затем, «испросив паспорт», едет в Петербург, надеясь устроиться в одной из торговых фирм столицы. Это ему не удается, и он решает отправиться за границу с одним из купеческих кораблей. Но в Кронштадте ему снова не везет – никто не хочет брать его без рекомендательных писем. Здесь он случайно узнает, что английский торговец хлопком Комберлейн ищет прислугу. Бенинсон предлагает свои услуги и отправляется в Лондон. Прожив в Англии полгода, он вместе со своим новым хозяином едет через Париж, Лион, Марсель, Суэц и Аден в Бомбей. В Индии Комберлейн имел две торговые конторы и Бенинсону пришлось много поездить по стране за время двухлетнего проживания здесь. Скопив две тысячи фунтов, он попробовал открыть свое дело – гостиницу для туристов. Но средств оказалось недостаточно и ему вновь пришлось искать место в торговле. В Калькутте он нанимается в фирму армянского торговца Сет Абкира, русского подданного, и на одном из его пароходов отправляется в Китай. По «делам торговым» Бенинсон побывал в Шанхае и Гонконге, Сингапуре и Малайзии.

Наконец, он решает вернуться на родину. Он избирает наиболее короткий, но далеко не самый легкий и безопасный путь – через Афганистан, Иран и Среднюю Азию: «Выучившись магометанским молитвам и обрядам, он под видом лекаря», отправляется из Лахора через Пешавар, Джелалабад и Кабул, где пробыл около двух недель. Но на севере Афганистана в это время разгорелась междоусобная война? и Бенинсону пришлось вернуться в Индию.

Весной 1869 года он вновь отправляет в путь, но несколько другим маршрутом: через Карачи и далее морем в Москат и Бедер-Бушир в Персидском заливе, а далее через Шираз, Исфаган, Астрабад и Мешхед до Герата, откуда он вновь надеялся попасть в Среднюю Азию.

Отважный пилигрим, добравшись до Тегерана, попытался сократить путь и обратился к русскому консулу Зиновьеву с просьбой выдать ему паспорт и помочь добраться морем до Астрахани. Но Бенинсон ничем не смог подтвердить свое русское подданство, так как паспорт его был давно утерян, и ему было отказано...

Наконец, из Герата он караванным путем добрался до Карши, «… где поместился в одном из городских караван-сараев и занялся осмотром города в течение шести дней… На седьмой день он нанял арбу и поехал в Самарканд. Он уже выезжал из Карши, когда неожиданно был остановлен близ дома, занимаемого бухарским наместником. Один из находившихся в карауле русских дезертиров указал на него, как на переодетого русского. Наместник убеждал его сознаться, кто он, так как обман его уже обнаружился, но Бенинсон оставался при своем первом показании, что он – араб и пришел в Карши снискать себе средства на жизнь, как часовых дел мастер и искусный лекарь… При наместнике он заметил двух русских, из которых один -–из Сибири, а другой – с Амура. Кроме того, в Карши осталось около десятка человек русских и семьдесят других были отосланы в Чарджуй».

Намучившись с бесполезными допросами, бухарский наместник отправил «несговорчивого шпиона» в Бухару – на суд и расправу, где Бенинсон почел за благо все же назваться русским подданным, после чего и был выдан русским властям в Самарканд.

Военное командование Туркестанского генерал-губернаторства очень заинтересовали сведения о войсках Бухары и политических симпатиях населения ханства, собранные попутно наблюдательным Бенинсоном.

В августе 1869 года из Борисова в Ташкент пришло письмо, подтверждавшее личность задержанного, где одновременно говорилось, что «ныне Хаим Бенингсон состоит на рекрутской очереди по предстоящему набору в армию и потому общество борисовских мещан-евреев просит выслать его по месту жительства».

Вся «архивная история» об отважном путешественнике кончается резолюцией Туркестанского генерал-губернатора К.П. фон Кауфмана: «Расход в пятьдесят рублей на содержание Х.Бенингсона принять на счет казны, но сделать распоряжение об отправлении его на родину этапом, как только наступит теплое время».

Дальнейшая судьба этого незаурядного человека неизвестна.

* * *

Об авторе: Виктор Дубовицкий - доктор исторических наук, действительный член Русского Географического общества, эксперт ИА «Фергана.Ру». Живет в Душанбе, Таджикистан.




РЕКЛАМА

Паблик «Ферганы» в Фейсбуке