12 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Новый роман Хамида Исмайлова: Хафиз, вероотступник, архетип...

16.10.2008 18:36 msk, Фергана.Ру

Узбекистан Книжечки

На фото - Хамид Исмайлов

Узбекский поэт и писатель Хамид Исмайлов, живущий в эмиграции, - один из многих авторов, чьи книги переводятся на различные языки, но запрещены в Узбекистане. Недавно литератор завершил работу над новым романом на узбекском языке «Муртад» («Вероотступник»). «Фергана.Ру» представляет виртуальное издание этой книги в своей виртуальной «Библиотеке» и предлагает вниманию читателей интервью с его автором.

«Фергана.Ру»: - Хамид, о чем Ваш новый роман?

Хамид Исмаилов: - Не хочу упреждать узбекского читателя романа, который может прочесть книгу на сайте, но скажу два слова для русскоязычных посетителей «Ферганы.Ру».

Хамид Исмайлов - узбекский поэт и писатель, в 1992 году был вынужден покинуть Узбекистан. С того времени живет в Лондоне, где в настоящее время возглавляет службу BBC по Центральной Азии и Кавказу. Книги Исмайлова изданы на узбекском, русском, французском, немецком, турецком и других языках. На родине, в Узбекистане, его произведения запрещены. Хамид Исмайлов занимается также переводческой деятельностью: переводит русскую и западную классическую литературу на узбекский язык, а узбекскую и персидскую классику - на русский и некоторые иностранные языки. Его роман «Железная дорога», написанный еще до отъезда из Узбекистана, был переведен на английский язык известным английским переводчиком Робертом Чандлером и опубликован в 2006 году.

О Х.Исмайлове на Wikipedia

Мне давно хотелось написать небольшую чисто узбекскую вещь, настолько узбекскую, что попытайся перевести ее на любой другой язык (разве что помимо таджикского) - она потеряет всякий смысл. «Муртад» - это попытка описания одного из узбекских архетипов – свадебного певца, хафиза (народный певец и сказитель эпико-лирических произведений, в основном, у таджиков и афганцев. - Прим. ред.). Есть ряд чисто узбекских архетипов, и большинство из них так или иначе выписаны гениальным Абдуллой Кадыри: плутоватый мулла Калвак-махзум, уличный повеса Ташпулат-тажанг, крутая бабка Шарвон-хола, чистосердечный торговец Отабек. Каждый из них отражает одну из институций узбекской жизни, проходящей то в мечети, то в чайхане, то за дувалом дома или на базаре.

Есть и другие примеры – «сверхписатель» и кукловод Назар Яхшибаев Мурада Мухаммада Доста, или же матриархальная теща Фармон-буви Саида Ахмада, и так далее. Это по-настоящему глубинные архетипы узбекской жизни и национального характера. Правда, жизнь постоянно создает новые типы и типажи. Так, в последние десятилетия власти Узбекистана во многом содействовали, если не породили напрямую класс «новых узбеков», армии боевиков, потоки интердевочек и гастарбайтеров, которые еще ждут своих писателей и своего описания. Но «Муртад» - это история жизни традиционного свадебного певца. Ведь спросите любого узбекского подростка, кем он хочет стать в жизни, и каждый второй, если не каждый первый, ответит вам – певцом.

Композиционно роман построен по модели Шашмакома – традиционного узбекско-таджикского музыкально-суфийского цикла. Действие романа развивается маком за макомом – стоянка за стоянкой, степень за степенью, как идет к совершенству суфий, как музыка уносит наш дух на небеса. Моя жена – музыковед, и всю жизнь занимается, наряду с прочими вещами, Шашмакомом. Она ввела меня в круг певцов и музыкантов, и эта вещь во многом написана благодаря ее интересам и исследованиям. Этот роман – как песня, посвященная ей.

Собрание утонченных
Страница «Собрание утонченных» Хамида Исмайлова в «Библиотеке» «Ферганы.Ру»

«Фергана.Ру»: - Почему роман назван «Муртад» - «Вероотступник»?

Хамид Исмаилов: - Герой романа - певец Муртазо, который с самого детства прошел традиционную школу музыкальной инициации, аналогичную суфийской. Он не только выучился музыке, но и прошел целую школу традиционной жизни у двух Устадов-Пиров (наставников. - прим. ред.). После их смерти под напором стихийной жизни он, сам того не зная, круг за кругом совершает то, что на языке ортодоксов называется великими грехами. Неимоверные знания кормят его высокомерие, страсть к жизни оборачивается похотью, азарт собачьих боев доводит его до тюрьмы. Он проходит все круги ада. А за всем этим - его грешная любовь к суженой его брата – иноверке Ниагаре. Но как в классической узбекской газели есть неистощимое стремление к Возлюбленной вопреки противостоящим силам, хотя все это напряжение ведет лишь к непреодолимой разлуке, так и Муртазо теряет все в этой жизни, но своей возлюбленной не достигает. Вот и возникает вопрос: Муртазо – великий грешник или же святой, лишившийся всего ради своей грешной любви?..

Дело в том, что у нас, на земле тончайшей культуры (от одних турано-туркестанских имен тех, кого Гурджиев называл Учителями Человечества, можно долго содрогаться и трепетать), произошла уж такая люмпенизация мысли и дискурса, когда все идеологии, будь то государственная или псевдоисламская или еще какая, видят мир черно-белым: ты мне друг или портянка. «Муртад» - это отступление от сей веры, попытка прорыва в ту удивительную цветастую культуру Аттара и Бахаутдина, Ибн-Сины и Насыра Хосрова, Хафиза и Машраба, Руми и Навои. Роман пропитан их мыслями, отзвуками их мыслей, их стихами.

«Фергана.Ру»: - Над чем еще Вы работаете сейчас?

Хамид Исмаилов: - Я сдал в журнал «Дружба Народов» роман на русском языке «Мбобо» - о мальчике полухакасе-полунегритенке, эдаком Пушкине навыворот, рассказывающем свою короткую жизнь с того света посредством московского метро. Своего рода роман-андеграунд. Написал пьесу по мотивам романа «Дорога к смерти больше чем смерть» о поэте, попавшем в ряды Исламского движения Узбекистана. Недавно мы издали антологию узбекской диссидентской поэзии. Сейчас выходит том «Избранное» Чулпона в моем переводе. Работаю над книгой об идее «узбекскости» в двадцатом веке, ну и так далее, как любил говаривать Хлебников…

* * *

Книга Хамида Исмайлова «Муртад» (на узбекском языке) доступна в «Библиотеке» «Ферганы.Ру».






  • РЕКЛАМА