21 Октябрь 2017

Новости Центральной Азии

Снова «бла-бла-бла». Как Всемирный банк ответил на вопросы правозащитников об Узбекистане

Использование принудительного труда в Узбекистане - одна из самых главных проблем, которой занимаются переживающие за эту страну правозащитники. Под их давлением Всемирный банк в обязательных условиях кредитования узбекского правительства предусмотрел приостановление выделения кредитов в случае, если в регионах, где реализуются связанные с ВБ проекты, будут обнаружены факты принудительного или детского труда.

Понятно, что власти Узбекистана будут всячески замалчивать такие факты. Но есть неправительственные организации, которые пытаются и добывают доказательства использования принудительного труда. Одна из них – Узбекско-германский форум по правам человека (УГФ). В марте 2016 года он выпустил доклад «The Cover-Up. Whitewashing Uzbekistan’s White Gold» («Под прикрытием: Отбеливание "белого золота" Узбекистана»), основанный на интервью с разными людьми, правительственных документах и полевых отчетах независимых наблюдателей, которые, несмотря на преследования, документировали факты принудительного труда на полях. Немногим ранее, осенью 2015 года, информагентство «Фергана» с помощью своих источников в Узбекистане установило, что тысячи жителей города Ангрена были принудительно вывезены на уборку хлопка в Букинский район Ташкентской области, где реализуется проект, финансируемый Всемирным банком.

Опять-таки под давлением международных правозащитных структур Банк организовал в 2015 году совместный с Международной организацией труда (МОТ) мониторинг использования детского и принудительного труда во время сбора урожая хлопка. Узбекистан разрешил экспертам МОТ ездить по полям, посещать различные учреждения и проводить опросы среди людей. Но поскольку принудительный труд в Узбекистане организован на государственном уровне по указу премьер-министра Шавката Мирзияева, такой мониторинг, когда второй проверяющей стороной являются представители той же самой власти, никак нельзя назвать независимым.

Всемирный банк и МОТ признают, что их собеседников на узбекских полях напрягал официальный вид группы наблюдателей и поэтому они не могли свободно говорить о своих проблемах. «По опыту МОТ, это неудивительно, потому что в таких интервью почти никто не будет прямо признаваться в том, что был принужден к труду или заставлял кого-то работать», - говорится в обнародованном докладе 20 ноября 2015 года докладе Всемирного банка о проведенном мониторинге.

Наблюдатели зафиксировали некоторые факты, подпадающие под показатели принудительного труда: чрезмерные сверхурочные работы, оскорбительные условия жизни и труда, взимание платы за отказ от участия в сборе хлопка. Но в итоге посчитали, что факт использования принудительного труда остается под сомнением. Вероятно, Всемирному банку очень выгодно сотрудничать с правительством Узбекистана и поэтому он цепляется за любую возможность утверждать, что узбекские власти не нарушают договоренности. По сообщению Банка, его текущие обязательства в Узбекистане составляют более $2 млрд.

В июне 2016 года Всемирный банк утвердил новую «Концепцию партнерства с Узбекистаном на 2016-2020 годы». В связи с этим руководитель УГФ Умида Ниязова направила Всемирному банку ряд вопросов, в которых интересовалась, какие меры запланированы Банком на случай использования Узбекистаном принудительного труда, - чтобы понять, каких изменений можно ожидать от новой программы.

В Банке не стали заморачиваться подготовкой конкретных ответов на конкретно поставленные вопросы, а слепили отписку из кусочков своих пресс-релизов и ответов регионального директора Всемирного банка по Центральной Азии Сароджа Кумара Джа образца 2014 года. Ответ подписан главой представительства Всемирного банка в Узбекистане Джунгхуном Чо.

Отметим, что Всемирный банк косвенно признает наличие проблемы принудительного труда в Узбекистане. «Мы считаем, что наиболее эффективным способом решения этой проблемы в Узбекистане является использование комплексного подхода, основанного на постоянном диалоге со страной и сотрудничестве с международными организациями и донорами, сообществом ННО и организациями гражданского общества, а также на основе секторной аналитической работы и стратегического диалога с проведением конкретных мероприятий в рамках проектов», - говорится в ответе Джунгхуна Чо. (О том же самом и практически теми же словами говорил в 2104 году Сародж Кумар Джа, сравните: «Мы полагаем, что наиболее эффективным способом рассмотрения этой проблемы в Узбекистане был бы комплексный и всеобъемлющий подход, предусматривающий непрерывное общение с представителями страны и сотрудничество с международными агентствами и донорскими организациями, осуществление аналитической работы и поддержание стратегического диалога, а также реализацию конкретных мероприятий на уровне проектов»).

Банк обещает «вести мониторинг за ситуацией в тесном сотрудничестве с МОТ и другими соответствующими органами ООН». «Фергана» считает, что в этом будет смысл, - при желании получить реальную картину, - только в случае привлечения представителей таких структур ООН, как Комитет по правам человека, отсутствия в составе наблюдателей представителей местной власти и анонимного анкетирования респондентов. Еще лучше - использовать метод багдадского халифа Харуна аль Рашида, который бродил по городу под видом нищего, чтобы услышать правду о своем правлении.

Ладно, прекращаем фантазировать и предлагаем читателям «Ферганы» самостоятельно оценить релевантность ответа Всемирного банка на вопросы УГФ.

Вопросы Умиды Ниязовой

1. Всемирный банк выделяет миллионы долларов США в виде кредитов для сельскохозяйственного сектора Узбекистана, который, по нашим данным, основан на государственном контроле и принуждении фермеров к выращиванию урожаев по заказу государства. Новая стратегия включает в себя «модернизацию хлопкового сектора» в Узбекистане. Разработал ли Всемирный банк четкие ориентиры, а также конкретные сроки выполнения стратегии, которая побудила бы правительство Узбекистана предпринять реальные шаги по реформированию сельского хозяйства страны?

2. Правительство Республики Узбекистан весной этого года вновь заставило сотрудников государственных учреждений, особенно работников образования и здравоохранения, работать на хлопковых полях или нанимать для этого других людей. Мы собрали достаточно серьезные доказательства и документы, подтверждающие этот факт, отчет будет опубликован в ближайшее время. С нашими последними сообщениями на эту тему можно ознакомиться здесь.

3. Команда наших наблюдателей ежегодно фиксировала использование узбекским правительством принудительного труда в процессе производства хлопка в течение семи лет. Хлопковая кампания 2015 года была первой после того, как правительство подписало с Всемирным банком соглашение о том, что использование принудительного труда в районах реализации проектов, финансируемых Банком в сельском хозяйстве и образовании, будет основанием для приостановления кредитования. Наши наблюдатели присылают свидетельства принуждения чиновниками фермеров к выращиванию хлопка и отправки более одного миллиона человек на сбор урожая во всех регионах страны, в том числе в районах осуществления проектов Банка. Приостановил ли Банк кредитование узбекского правительства? Если нет, то почему? И какие меры принимает Банк для обеспечения подотчетности правительства в соответствии с соглашениями?

В то же время узбекское правительство отрицает факты принуждения людей к прополке и сбору хлопка. Будет ли Всемирный банк работать над искоренением принудительного труда в хлопковом секторе и разработкой конкретного плана сотрудничества с правительством в связи с этим?

4. Если узбекское правительство продолжит использовать принудительный труд в хлопковом секторе в массовом масштабе, какие шаги будет принимать Всемирный банк?

5. Как мы уже сообщали вам, наши независимые наблюдатели столкнулись с беспрецедентными репрессиями после того, как Всемирный банк увеличил свои инвестиции в хлопковый сектор Узбекистана. Что делает Всемирный банк для того, чтобы создать безопасное пространство для независимых групп и отдельных лиц, которые осуществляют мониторинг условий труда в районах, где реализуются проекты Всемирного банка?

Ответ Всемирного банка

(Неофициальный перевод с английского языка предоставлен Всемирным банком)

«Уважаемая г-жа Ниязова,

Благодарим за Ваше письмо. Мы уважаем и разделяем Вашу озабоченность по поводу рисков принудительного труда в хлопковом секторе Узбекистана. Мы признаем и высоко ценим значительные усилия, прилагаемые в настоящее время международными и местными неправительственными и некоммерческими организациями, а также организациями гражданского общества.

Как Вы правильно отметили, Группа Всемирного банка является долгосрочным партнером по развитию Узбекистана, предоставляя консультации и финансовую поддержку для повышения уровня экономического и социального развития и финансового управления страны. Новая Концепция партнерства Группы Всемирного банка с Узбекистаном на 2016-2020 годы сосредоточена на трех приоритетных направлениях: росте частного сектора, конкурентоспособности сельского хозяйства и модернизации хлопкового сектора, а также улучшении практики предоставления государственных услуг.

Для поддержки роста частного сектора Группа Всемирного банка будет способствовать улучшению деловой среды и поддерживать инвестиции в частный сектор страны.

Для стимулирования конкурентоспособности сельского хозяйства и модернизации сектора хлопководства Группа Всемирного банка будет поддерживать изменения в сельскохозяйственной системе, нацеленные на повышение доходов, ориентацию на рынок и насыщенность рабочими местами - наряду с более устойчивой практикой управления земельными и водными ресурсами.

Для повышения уровня предоставления государственных услуг мы будем поддерживать усилия по улучшению доступа к системам водоснабжения и канализации, повышению качества образования и медицинских услуг, а также улучшению транспортных услуг и городскому развитию.

Более конкретно, Группа Всемирного банка полагает, что реформа сельскохозяйственного сектора и модернизация производства хлопка в Узбекистане имеют решающее значение для общего роста в стране и улучшения жизни населения. Сельское хозяйство является основным источником занятости сельского населения. При скудных земельных и водных ресурсах, растущем населении, рисках изменения климата и нестабильных экспортных рынках модернизация сельскохозяйственного сектора имеет жизненно важное значение для повышения эффективности отрасли и поддержки ее интеграции в более открытую и конкурентоспособную экономику, создавая столь необходимые рабочие места и способствуя общему процветанию.

В связи с этим меры, предпринятые в последнее время узбекским Правительством, свидетельствуют о более широких преобразованиях в сельском хозяйстве в ответ на вызовы мировой экономики и новые рыночные возможности, открывающиеся для продукции плодоовощеводства и животноводства на соседних рынках. Для продвижения этой программы Правительство приняло решение по сокращению хлопковых площадей на 170 тысяч гектаров к 2020 году, включая значительные сокращения в засушливых и наименее продуктивных районах, таких как Джизакская и Сырдарьинская области. Правительство приняло документы, направленные на поддержку организованного маркетинга и экспорта примерно одной пятой части плодоовощной продукции в предстоящем году. Мы имеем основания полагать, что Правительство Узбекистана также планирует более широкое развитие плодоовощного сектора за счет инвестиций в складское хозяйство, переработку, логистику и инфраструктуру обеспечения качества, а также производственные мощности.

На уровне мер политики Всемирный банк оказывает стране содействие в формировании концепции преобразования сельскохозяйственной отрасли с нацеленностью на потребности рынка, экологическую и социальную устойчивость, а также экономическую и финансовую жизнеспособность. Мы работаем вместе с Министерством сельского и водного хозяйства над проведением надежной диагностики сельскохозяйственного потенциала и ограничивающих факторов в Узбекистане. Это означает определение сравнительных преимуществ и возможностей страны на местном, региональном и международном рынках, а также анализ сложностей и слабых звеньев, на решение которых необходимо направить усилия, чтобы преобразовать данную отрасль и повысить ее показатели.

Всемирный банк уже непосредственно и активно вовлечен в предоставление технической помощи в рамках программы диверсификации. Более 550 льготных кредитов были предоставлены местным фермерам для развития плодоовощной деятельности, включая садоводство, виноградарство и тепличное хозяйство. Агро-предпринимателям оказывается поддержка в развитии условий хранения, упаковки и переработки. В рамках проекта, реализуемого в Ферганской долине с финансированием Всемирного банка, недавний капитальный ремонт более 1300 километров ирригационных и дренажных каналов позволил в настоящее время обеспечить более надежную подачу воды фермерам, которые, в свою очередь, в состоянии повысить производительность и диверсифицировать производство, выбирая культуры с более высокой стоимостью и меньшим потреблением воды. Недавно собранные данные показывают, что мелкие фермеры смогли увеличить производительность садов на 68 процентов, а также диверсифицировать продукцию в пользу прочих бобовых и овощных культур на 15 процентов.

Как мы уже говорили, мы серьезно обеспокоены сообщениями о случаях задержания некоторых активистов гражданского общества в Узбекистане во время мониторинга использования рабочей силы в сборе урожая хлопка. Когда нам направляются заявления о репрессивных действиях, мы, в рамках нашего мандата, работаем с соответствующими сторонами для нахождения решений по этим вопросам. Мы будем продолжать вести мониторинг за ситуацией в тесном сотрудничестве с МОТ и другими соответствующими органами ООН. Мы также будем выражать Правительству Узбекистана нашу озабоченность по поводу предполагаемого преследования независимых наблюдателей.

И наконец, мы хотели бы еще раз заявить о том, что Всемирный банк не закрывает глаза на принудительный труд в любой его форме и серьезно относится к докладам о подобной практике в системе хлопководства в Узбекистане. Мы считаем, что наиболее эффективным способом решения этой проблемы в Узбекистане является использование комплексного подхода, основанного на постоянном диалоге со страной и сотрудничестве с международными организациями и донорами, сообществом ННО и организациями гражданского общества, а также на основе секторной аналитической работы и стратегического диалога с проведением конкретных мероприятий в рамках проектов. Одной из наших главных задач является содействие модернизации сельскохозяйственного сектора, которая позволила бы создать больше рабочих мест и обеспечить более высокий доход наряду с либерализацией системы производства хлопка, чтобы максимально снизить и давление, и риски принудительного труда в этой отрасли Узбекистана.

С уважением, Джунгхун Чо, глава Представительства Всемирного банка в Узбекистане».

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА