25 Июнь 2017

 

Загрузка...

Новости Центральной Азии

Воспоминания Сурата Икрамова: Как фермеры из Хорезма рискнули не дать взятку хокиму

«Фергана» продолжает публиковать главы из книги «Записки правозащитника», которую пишет руководитель ИГНПУ (Инициативная группа независимых правозащитников Узбекистана) Сурат Икрамов. На этот раз представляем рассказ о трагической судьбе сильной духом женщины-агронома из Хорезма, которая хотела работать честно и противилась поборам со стороны районного начальства. Ей пришлось выдержать побои и унижения, но она смогла отстоять правду и сохранить свое фермерское хозяйство.

На мушке чиновника - фермер

Коррупция - страшная язва общества. Среднюю Азию она разъедала еще с феодальных времен. Принцип восточной коррупции был предельно прост: хочешь хорошо жить - отдавай часть своего добра ханским чиновникам. К сожалению, с тех времен мало что изменилось. По крайней мере, в современном Узбекистане. Стоит здесь человеку честно заработать немного денег, как сразу появляется уйма нахлебников, которые начинают требовать с него мзду. А с теми, кто не хочет делиться, мигом разберутся милиция, прокуратура и судьи.

Особенно узбекские чиновники охочи до добра фермеров, многие из которых чувствуют себя бесправными людьми. И здесь весьма показательна история, произошедшая в Шаватском районе Хорезмской области. Здесь выращивают рис, довольно дорогой и очень востребованный на рынке. Доходы местных фермеров особенно высоки, а следовательно - высоки и аппетиты чиновников.

«Мы поверили в великое будущее»

В начале октября 2011 года в Ташкент из Хорезма приехала интеллигентная, но очень решительно настроенная женщина. Она настолько отчаялась, что решила облить себя бензином и сжечь возле Аппарата президента Узбекистана. Скорее всего, она так бы и поступила, если бы не один из членов нашей правозащитной организации. Он успокоил женщину и привел ко мне в офис.

Так я познакомился с Сафаргуль Курязовой. Тогда ей было почти 58 лет. Выглядела измученной, но не сломленной невзгодами. Поговорив с ней, я понял, что она очень культурная и грамотная женщина.

Сафаргуль-опа окончила институт по специальности «агроном». Вместе с мужем Рахматиллой Нурджановым и шестью детьми решила заняться фермерством. Оказалась очень талантливым предпринимателем, и фермерское хозяйство «Зубайда Нурджанова», где председателем был ее супруг, стало быстро подниматься в гору.

В 2008 году, когда в Узбекистане малые фермерские хозяйства начали объединяться в крупные - за счет расширения земель, - в Шаватском районе был объявлен конкурс. Фермерское хозяйство «Зубайда Нурджанова» подало заявку и выиграло. Так его земли расширились до 108 гектаров. Поскольку семья Нуржановых усердно работала и стабильно выполняла план по хлопку, то районный хокимият (администрация) добавил им еще 12 гектаров.

Супругам в этот момент казалось, что они поймали Синюю птицу. Только работай, как следует, и семье гарантированы не просто прекрасные доходы, а самое настоящее Великое Будущее.

Земельная ловушка

Но муж с женой жестоко просчитались. Их победа в конкурсе на деле оказалась ловушкой. В начале февраля 2009 года хоким (глава администрации) Шаватского района Базарбой Якубов вызвал Курязову в свой кабинет и заявил, что она должна дать ему взятку в размере 10 миллионов сумов - тогда примерно 7000 долларов по курсу «черного рынка».

Столько же потребовал для себя присутствовавший в кабинете районный прокурор Джиянбай Норимбетов. Объяснение было простым: мы тебе выделили много земли, теперь ты будешь жить богато, а за это надо платить.

Женщина растерялась. Она, конечно, слышала, что в Узбекистане вымогают взятки, но чтобы так нагло, да еще, вроде, уважаемые люди - хоким вместе с прокурором... А кроме того - Великое Будущее в их семье еще не наступило, и таких денег у них просто не было.

Сафаргуль-опа была не просто грамотной, но и тактичной женщиной. Она не стала ругаться с «отцами района», а вежливо объяснила ситуацию. В ответ хоким рассмеялся. «У вас же есть рогатый скот? - сказал он. - Вот его и продайте, как раз наберете нужную сумму».

Курязова не стала спорить и пообещала посоветоваться с мужем. В их хозяйстве действительно было порядка 40-50 коров. Но если продать рогатых кормильцев, в бюджете многодетной семьи образуется огромная дыра. Супруги подумали и отказались отдавать коров.

Тогда хоким Якубов сделал другое, более выгодное предложение: на 20 гектарах, отведенных под хлопок, посеять рис, а полученные доходы поделить между хозяевами района. Хокиму отдать из расчета 10 тонн риса, а районным прокурору и начальнику милиции - по 5 тонн на нос.

Предложение было экономически выгодным, но сильно попахивало не просто аферой, а новой ловушкой. Согласись на это супруги, они бы оказались в полной зависимости от руководства района. С хлопком в Узбекистане не шутят, поэтому после такой махинации фермерской хозяйство «Зубайда Нурджанова» могли в полном составе посадить в тюрьму или разорить подчистую.

Расправа последовала незамедлительно

В итоге супруги решили на отведенных землях посеять, как и положено, хлопок, а высокопоставленным районным хапугам ничего не давать. В результате хоким, прокурор и начальник милиции разъярились и решили наказать строптивых фермеров.

Девятого февраля по указанию хокима Якубова супруги были избиты милиционерами, в результате чего попали в больницу с диагнозом «сотрясением головного мозга» и многочисленными телесными повреждениями.

Причем это была только первая, показательная акция. Неприятности посыпались на Сафаргуль-опу и ее мужа, как из рога изобилия. Были предприняты попытки передачи земель другим фермерам и даже выселения из дома. Их сын Суюнбек неожиданно был обвинен в изнасиловании дочери соседки, и стоило немалых трудов доказать, что это ничем не подтвержденная клевета.

При этом хоким Якубов, чтобы насолить фермерам, шел на самые невероятные ухищрения. В том же феврале он приказал забрать из коровников хозяйства «Зубайда Нурджанова» 20 коров и пригнать их в жилой дом супругов. Выполнили этот дикий приказ участковый милиционер, председатель махалли (квартала, общины) и председатель сельсовета. Объяснения были глумливы: сейчас холодно, поэтому часть скота надо держать в теплом доме.

Курязова и Нурджанов в ответ на это издевательство пожаловались по телефону в хокимият Хорезмской области. После чего однажды вечером в дом супругов пришли начальник Шаватского РОВД Джанибек Рузметов, его заместитель Бахадир Маткурбанов, первый заместитель хокима района Бахтияр Раджабов. Увидев, что в доме нет условий для содержания скота, они обещали отвести животных на ферму. Но на деле просто бросили скот на произвол в степи. Ночью тогда было очень холодно, и в результате четыре коровы погибли…

Тучи перед грозой

Рассказывая об этом, сильная духом женщина нет-нет, да и роняла скупые слезинки. А я с ужасом представлял, в какие жуткие условия попали люди, вся вина которых заключалась лишь в том, что они хотели работать честно. Но, как выяснилось, самое страшное в их жизни еще только начиналось.

После истории с коровами Сафаргуль-опа не выдержала и написала несколько жалоб о произволе районных властей в областные инстанции: хокимият, прокуратуру, СНБ и управление внутренних дел. Но никакого ответа не последовало. Позже фермер обратилась в Аппарат президента, Генеральную прокуратуру, МВД и республиканское СНБ. Особого эффекта тоже не было, но фермерское хозяйство «Зубайда Нурджанова» местные власти вроде оставили в покое.

Но оказалось - просто ждали момента, чтобы рассчитаться с ненавистными фермерами. Момент все не наступал, поэтому выискали дело, касавшееся инцидента, происшедшего в том же памятном феврале. Третьего февраля, когда Курязова вместе со своим сыном Музаффаром Нурджановым работала на поле, их соседи Света Рашева с мужем Рузимом, а также сын некоей Гулсары Тураевой по имени Улугбек неожиданно устроили скандал. А затем избили Сафаргуль-опу и ее сына.

По этому случаю у Курязовой имелось заключение судмедэкспертизы и справка из районной больницы. Дело о хулиганстве соседей можно было довести до суда, но тут началось вымогательство со стороны хокима, и как-то стало не до этого. Зато местные власти прикинули, что этот инцидент можно перевернуть так, что не соседи побили Сафаргуль-опу с сыном, а, наоборот, те сами основательно поколотили соседей.


Сафаргуль Курязова после избиения милиционерами

Идея была опять же дикой, но в Узбекистане, особенно в его глубинке, можно сфабриковать какое угодно дело. В итоге 7 мая 2009 года в 14:40 в дом к непокорным фермерам ворвались десять вооруженных автоматами милиционеров. Акцией командовал начальник уголовного розыска Сардор Куранбаев. Видимо, от районного начальства он получил соответствующие указания, поэтому его подчиненные вели себя так же, как фашисты во время гитлеровской оккупации.

В доме тогда находились только женщины - сама Курязова, ее дочь Зубайда Нурджанова и сноха Мохимжон Сапаева. Все они были не просто жестоко, а зверски избиты. При этом дочь и сноху, находившихся на седьмом и восьмом месяце беременности, со всей силы пинали в живот. В результате у обеих случился выкидыш, а Сафаргуль-опа десять дней лежала в больнице.

Когда через три часа после прихода милиционеров домой вернулся ни о чем не подозревающий Рахматилла Нурджанов, то досталось и ему. Как выяснилось, милиционеры приходили именно за ним, а женщин изувечили просто для разминки. Нурджанову объявили, что он обвиняется в избиении Гулсары Тураевой - той самой, отпрыск которой Улугбек вместе с двумя другими соседями 3 февраля бил Курязову и ее сына.

Сама Тураева живет в соседней махалле и никакого отношения к тому инциденту не имела. Не имел к нему отношения и Нурджанов. Но какое это имеет значение, если сфальсифицировать дело приказали большие районные начальники?

На фермера надели наручники и доставили в изолятор временного содержания (ИВС) Шаватского РОВД. Там его держали без еды и воды, выбивая признательные показания по «факту» избиения Тураевой. А дом фермера ограбили - забрали телевизор, холодильник, морозильник и автомобиль марки «Нексия».

Прокурор Шаватского района Жиянбой Нарметов оказался не без «юмора»: дал указание возбудить уголовное дело в отношении избитого милицией Нурджанова по статьям 105 («Умышленное средней тяжести телесное повреждение») и 219 («Сопротивление представителю власти или лицу, выполняющему гражданский долг») Уголовного кодекса Узбекистана. Выпустили фермера только через месяц, после того как его жена послала несколько телеграмм в Аппарат президента, Кабинет Министров, Сенат и Законодательную палату Олий Мажлиса (парламента). «Преступления» с уголовных переквалифицировали в административные, и в итоге Нурджанова лишь оштрафовали - на 600 тысяч сумов.

Зато привлекли к суду сына Суюнбека - за то, что он, якобы, содействовал своему отцу в избиении соседки Гулсары Тураевой. Одним словом, издевательства над семьей фермеров продолжались.

На очереди - Курязова

Спустя четыре месяца власти взялись за саму Сафаргуль-опу. В августе 2010 года ее вызвали в прокуратуру Шаватского района, где сообщили, что на нее возбуждено уголовное дело по той же статье 219, по которой ранее обвиняли ее мужа. Основания были просты - показания двух лжесвидетелей. Зато последствия весьма неприятны - Курязову стали периодически закрывать в ИВС, где держали по два-три дня и нередко избивали.

В дополнение шаватские власти измывались и над родственниками. Дочь, которая училась в педагогическом университете имени Низами в Ташкенте, так осрамили перед студентами, преподавателями и ректором, что ей пришлось перевестись в другой вуз. Другую дочь – Холиду - и сына Суюнбека держали в Шаватском РОВД под следствием 8 месяцев, пока не амнистировали.

А дело самой Курязовой несколько лет путешествовало по судам разных районов и областей. Достаточно сказать, что оно многократно рассматривалось не только в Хорезме, но и в Бухаре и даже в Каракалпакстане.

При этом Сафаргуль-опе все-таки пришлось начать давать взятки. Сначала председателю Шаватского районного суда по уголовным делам Баходиру Палвонову - за то, чтобы не посадил мужа и сына. Судья требовал 5000 долларов США, но Курязова смогла собрать только 1500 и дать еще два мешка риса «Авангард» по 85 килограммов каждый.

Весной 2010 года хоким Шаватского района Базарбай Якубов отобрал у фермерского хозяйства «Зубайда Нурджанова» земли. Чтобы получить их обратно, Курязовой пришлось отдать 10 тонн зерна, 10 тонн риса и 2000 долларов. Якубов за это обещал «остановить судебный процесс» Сафаргуль-опы, а также вернуть хозяйству не бросовые земли, а те, что у них были раньше. Может, и вправду выполнил бы свои обещания, но не успел - сам, наконец, попал под следствие и угодил в тюрьму.

А в Бухарском городском суде по уголовным делам начался очередной судебный процесс по делу Курязовой. Она попросила снять его на видеопленку, чтобы затем не было никаких вопросов, но судья категорически отказался. Это оказалось последней каплей. Сафаргуль-опа дала отвод судье и поехала в Ташкент - сжигать себя перед Аппаратом президента…

Один в поле не воин

От рассказа Курязовой веяло безысходностью. Чиновники Шаватского района творили полный произвол, и пресечь его было некому. Впрочем, здесь поменялся хоким, взамен Базарбая Якубова был назначен однофамилец Сафаргуль-опы - Кадамбай Курязов. И я решил рискнуть: включил громкую связь и прямо при несчастной женщине связался по телефону с хокимом.

Сурат Икрамов
Представился ему, стал говорить о том, что нельзя так измываться над фермерами. Хоким оказался нормальным парнем. Сказал: «Я подумаю над вашими словами, а Сафаргуль-опа пусть приезжает ко мне». Если перевести эти слова с восточного бюрократического языка, то это значило: «и землю верну, и преследования прекращу».

Но возле Шаватского хокимията, куда Сафаргуль-опа шла на встречу с хокимом, ее арестовали сотрудники Хорезмского УВД. Однако хоким Курязов здесь был не причем - это вступило в действие распоряжение Бухарского суда, который после неожиданного отъезда женщины объявил ее в розыск. А хоким свое обещание выполнил: и земли отдал, и преследование прекратил: 4 ноября 2011 года Бухарский суд освободил Сафаргуль-опу по амнистии.

На следующий год она приезжала ко мне - спрашивала, как быть, если у нее снова начнут вымогать взятки. Я объяснил, что это система, сложившаяся еще с советских времен. Районное начальство берет взятки, а потом делится с областным, областное тоже заносит куда-то «наверх». Сломать эту систему можно только, если все фермеры выступят против поборов. Ну, пусть хотя бы десять человек.

На что Курязова грустно вздохнула: «Не только десяти человек, даже одного нет. Никто не хочет протестовать против взяток, все говорят - лучше заплатим, пусть подавятся, лишь бы не трогали».

Как дальше сложилась жизнь Сафаргуль-опа, не знаю. Но думал, что нормально, раз потом мне не звонила.

А в 2016 году от ее дочери Холиды Нуржановой получил страшное известие: Курязову убили. По словам дочери, весной, когда выделяли воду для полива полей, между фермерами возник конфликт. И кто-то в споре ударил Сафаргуль-опу кетменем по голове.

Холида обещала сообщить подробности и привезти документы. Ее слова наводили на мысль, что с гибелью Курязовой не все так просто. Но Холида больше мне не звонила.

Вот такая печальная история. История сильной женщины, которая выступила против коррупции. И хотя отстояла свое фермерское хозяйство, проиграла. Потому как - один в поле не воин.

Сурат Икрамов

Первые части воспоминаний автора можно прочитать здесь, здесь, здесь, здесь, здесь и здесь.

Международное информационное агентство «Фергана»



  •  


     

    РЕКЛАМА