22 Июль 2018

Новости Центральной Азии

С приставкой «супер». К чему приведут реформы узбекистанского футбола

16.01.2018 13:05 msk, Александр Троицкий

Узбекистан Общество Спорт

Болельщики сборной Узбекистана. Фото с сайта The-uff.com

Согласно решению Бюро исполнительного комитета Федерации футбола Узбекистана, в розыгрыше чемпионата страны 2018 года будут принимать 12 команд. Чемпионат Узбекистана пройдет в три этапа. Таким образом, на протяжении сезона каждая команда сыграет в общей сложности 33 матча. В результате ожидается, что между клубами повысится конкуренция, а уровень чемпионата выйдет на более высокий уровень. Также Федерация рассчитывает на улучшение качества игры национальной команды и попадание на Чемпионат мира в 2022 году в Катар.

Похоже, именно сейчас узбекистанский футбол пришел к тому, что для дальнейшего существования ему необходимо четкое планирование и какие-то финансовые гарантии. Только с учетом этого, а также припомнив предыдущие успехи и поражения, можно будет двигаться дальше. Главная идея руководства Федерации – сокращение числа клубов в Суперлиге – уже воплощается в жизнь. При этом в предстоящем турнире сыграют только те 12 команд, которые перед началом сезона найдут в своих бюджетах как минимум 25 миллиардов сумов (3 миллиона долларов), хотя бы спонсорских, хотя бы в виде гарантийного письма. Так что точку невозврата в развитии футбола в Узбекистане вполне можно считать пройденной. Безусловно, мосты не сожжены, однако любое движение назад, наверняка, будет восприниматься общественностью как признание спортивными чиновниками своих ошибок.

Спорная сборная

Что представляет собой футбольная сборная Узбекистана и как на нее может повлиять сокращение лиги? Национальная команда находится на 78-ом месте в мировом рейтинге ФИФА, на 9-ом – среди азиатских сборных и на третьем - на постсоветском пространстве, уступая только Украине и России. Эти цифры вполне отражают реальное положение дел. Узбекистан, действительно, за прошедшие годы дважды был близок к попаданию на Чемпионат мира, но не хватало везения, мастерства, опыта. На Кубках Азии узбекистанская сборная - постоянный участник и далеко не статист: победа на первом же для себя чемпионате Азии в 1994 году, а на последних четырех континентальных турнирах - стабильный выход в четвертьфинал и 4-е место в 2011 году.


Сборная Узбекистана по футболу на тренировке. Фото пресс-службы Федерации футбола Узбекистана

Одна из целей, озвученных президентом Федерации Умидом Ахмаджоновым, – участие страны на Чемпионате мира 2022 в Катаре. Перемены, по плану футбольного руководства, положительно повлияют и на сборную. Соответственно, появятся классные игроки с паспортами Узбекистана и тренеры. Есть два пути реализации задуманного. Можно повторить собственный опыт начала 2000-х с натурализацией, когда в команде появились россияне Олег Пашинин, Владимир Маминов, Алексей Поляков, Руслан Агаларов, еще пара болгарских футболистов. Тогда Узбекистану не хватило одного очка до стыкового второго места в отборочном раунде к Чемпионату мира в Японии и Южной Корее. Конечно, игра строилась не только через легионеров – в составе команды были такие мастера, как Мирджалол Касымов, Джафар Ирисметов, Николай Ширшов и многие другие.

Однако указанный опыт имеет и негативный оттенок. Иностранцы – люди пришлые, потому сыграв с десяток матчей за Узбекистан, благополучно разъехались по своим делам, а в сборной начался затяжной кризис – так называемая смена поколений.

Другой вариант - воспитание собственных кадров. Дело это намного более затратное и трудоемкое, но и на результат смотреть гораздо приятней. Именно по этому пути, как кажется, пытается идти сегодня узбекистанский футбол. В итоге мы видим множество игроков с зелеными паспортами в иностранных клубах. Узбекистанские футболисты пользуются спросом, в подтверждение тому - оценка внутреннего турнира немецким сайтом transfermarkt. Сервер Джепаров, Одил Ахмедов, Виталий Денисов, Марат Бикмаев, Александр Гейнрих - все они игроки высокого уровня, воспитанники местного футбола, и наличие 16 клубов в Высшей лиге не мешало им прогрессировать. Так зачем искать добра от добра? Каким образом сокращение числа клубов поможет появлению новых звезд?

Если исходить из расчета, что в каждом клубе 23 игрока, а тренер национальной команды просматривает в основном только матчи высшей лиги, то получается, с учетом лимита, который подняли с 4 до 5 иностранцев в заявке, что в его распоряжении останется не 342 игрока, а 216. Будут ли они играть намного лучше? Вспоминаются слова Джафара Ирисметова, когда он был тренером «Обода», про то, что в последние годы узбекистанский футбол не развивается, а наоборот деградирует, про то, что хромает детско-юношеский футбол, и после ухода Денисова с Ахмедовым сборной усилиться некем.

Говорил это Джафар Турсумбаевич в конце 2016 года. За прошедшее время новое руководство Федерации пригласило серба и испанца курировать развитие детского футбола в регионах. Возможно, зарубежным специалистам, действительно, удастся поднять работу с молодежью на новый качественный уровень. В любом случае, чиновники к ним будут прислушиваться намного внимательнее, чем к местным тренерам. Однако даже у иностранцев вряд ли получится за четыре года вырастить новое поколение игроков. Например, в Бельгии на это ушло в два раза больше времени. Причем, не стоит забывать про европейскую инфраструктуру, подход, ответственность. Решение о реформировании всей футбольной структуры в Бельгии приняли после Евро-2000, а Эден Азар появился в большом футболе лишь через 8 лет.

А зритель где?

Теперь насчет повышения зрительского интереса к игре с мячом. Не будем обсуждать посещаемость матчей национальной команды или клубных встреч на международном уровне. С Лигой чемпионов АФК все примерно ясно – играют три лучших клуба, в основном, это представители Ташкента и каршинский «Насаф». Играют неплохо - «Бунедкор» дважды доходил до полуфинала, были там и «Пахтакор» с «Насафом». В рейтинге АФК Узбекистан на 9-ом месте. На постсоветском пространстве болельщики охотно ходят на игры «наших» против «не наших». В этих матчах результат превыше всего, и зрелищность уходит на второй план. Говорить следует о внутреннем чемпионате, так как по интересу к его матчам определяется состояние местного футбола. Если открыть таблицу чемпионата Узбекистана 2017 года, то мы увидим, что из четырнадцати регионов Узбекистана в прошлом году было представлено десять. В сезоне-2018 из двенадцати команд пять будут из Ташкентской агломерации, соответственно, представлено будет лишь восемь областей.

В списке посещаемости лидируют «Бухара» (в среднем 11.300 зрителей на матче), Навбахор» (Наманган) (10.200) и «Динамо» Самарканд (7.600), которое, по новым правилам, вылетает в Лигу PRO (второй дивизион), несмотря на занятое 12 место. Далее следуют «Курувчи» Коканд (6.900), «Кызылкум» Навои (6.400) и каршинский «Насаф» (6.300) – все эти команды сохраняют прописку в Суперлиге, и это замечательно. А где же ташкентские гранды? Вот они: «Пахтакор» (4.200), «Локомотив» (1.400), «Бунедкор» (800). Областной «Алмалык» (АГМК) посещают 2.900 зрителей, а за игрой бекабадского «Металлурга» обычно следят с трибун 1.100 человек. Есть еще столичный «Обод» с семьюстами верных поклонников, но он обанкротился и в Суперлиге не останется. Еще в следующем году качественный футбол не увидят в Гузаре 3.600 болельщиков местного «Шуртана» (тоже проблемы с финансами) и 2.400 джизакцев.


Стадион «Пахтакор». Фото с сайта capone-online.ru

Отдельной строкой идет ферганский «Нефтчи», в этом сезоне потерявший место и в Высшей лиге, и болельщиков. В 2017 году на матчи команды приходило в среднем 2.400 зрителей, что больше, чем на условном дерби «Локомотива» с «Бунедкором», но меньше, чем в сезоне-2016 - 4.200, и уж совсем ни в какое сравнение не идет посещаемость игр ферганской команды в 2015 году – 9.000.

Количество болельщиков на трибунах напрямую зависит от результатов команды, а если в лидерах идут клубы без многочисленной торсиды, уменьшается число зрителей на футбольных матчах в целом. Особенно, когда бюджетные команды практически ничего не могут противопоставить флагманам турнира. Многие болельщики считают, что чемпион известен до начала турнира. Ташкентское трио на протяжении 17 лет при минимальной поддержке зрителя, зато с хорошими финансовыми возможностями, раз за разом делит места на пьедестале. Держит марку только «Насаф», разбавляющий представителей столицы в первой четверке, и его 6 тысяч поклонников, что для 250-тысячного Карши – неплохие цифры, но кардинальным образом дела это не меняет. Интерес к матчам чемпионата Узбекистана стремительно падает. Если в 2015 году средняя посещаемость одного тура Профессиональной футбольной лиги составляла 96.000 болельщиков, то в 2017 – 71.000, и в какую сторону изменится это число в 2018 году на шести матчах в неделю вместо восьми – предсказать не сложно.

Так за счет чего руководство хочет привлечь болельщиков, урезая количество команд? Видимо, исключительно за счет Ташкентской агломерации и отчасти Намангана. В Карши, Бухаре, Навои и Коканде клубы способны привлечь на трибуны больше зрителей, но не в разы. Только в Мубареке с «Машалом» работают по максимуму – более 10% населения следят за футболом на стадионе. Над болельщиками из Ферганы вообще проводят какие-то опыты. Впервые в современной истории вылетел «Нефтчи», взамен него придет кувасайский «Цементчи», победивший во второй лиге. Вслед за ним в турнирной таблице расположился ферганский «Истиклол», который тоже, возможно, сыграет в Суперлиге-2018. Что предлагается делать ферганцам? Поддерживать команду из Кувасая, «Истиклол», а, может, верить в возрождение «Нефтчи»? Как бы то ни было, былого уровня популярность нефтяников ни одной из этих команд не гарантирована.


Игроки ФК «Бухара». Фото пресс-службы клуба

САМАРКетинг

Самаркандское «Динамо», похоже, отправляется в новенькую PRO-лигу. Это значит, что на трибунах во время матчей, скорее всего, будет не более 3.000 зрителей (в лучшем случае), именно столько приходило на стадион в конце прошлого сезона, когда интриги в турнире высшего дивизиона уже не осталось. Вспоминая «среднюю температуру по больнице», это немало, но и не столько, сколько достоин собирать клуб, представляющий город с населением в полмиллиона. Почему же они не приходят на стадион поддержать команду? Ответ довольно прост – хочется результата, к тому же частенько об иностранных клубах известно гораздо больше, нежели о своих, потому болельщики с охотой смотрят английскую или испанскую лиги. Люди, безусловно, переживают за местный клуб, но, образно выражаясь, не чувствуют взаимности.

Дело не только в качестве футбола, про которое постоянно твердит президент Федерации Умид Ахмаджонов, а в продаже продукта. Футбол – это бизнес, игра – шоу. Можно продать все, что угодно, завернув в красивую упаковку. Странно, что вообще приходится напоминать про такие прописные истины, как реклама клуба на билбордах вдоль автомобильных трасс, футбольные афиши в людных местах, продажа клубной символики в специализированном магазине, а лучше сразу в двух – один рядом со стадионом, другой в аэропорту. Приобретение клубного атрибута накладывает ответственность на покупателя. Он будет носить его, постоянно видеть герб, соответственно, помнить и следить за командой, чувствовать себя частью чего-то большого, причем это большое располагается не в Испании или Италии, а через несколько остановок на автобусе. В Самарканде нет клубного магазина, а приобрести шарф «Манчестер Юнайтед» гораздо проще, чем динамовский.


Эпизод матча «Нефтчи» — «Пахтакор». Фото с сайта ФК «Нефтчи»

Необходимо привести в порядок и официальные сайты клубов, ведь в современном мире интернет – первая вещь. Следовало бы добавить биографии игроков, тренеров, периодически обновлять фотографии, рассказывать о жизни футболистов и тренеров, какие-то незначительные, на первый взгляд, новости. Сейчас же, открывая сайт, допустим, джизакской «Согдианы», вы первым делом видите турнирную таблицу английской Премьер-Лиги.

Не бросается в глаза и заинтересованность клубов в организации обратной связи с болельщиками. Можно ведь, допустим, взять на оклад лидера фан-движения, проплачивать выезды, проводить конкурсы, соревнования и матчи между фанатами разных команд. Когда главной целью заявлено увеличение посещаемости матчей, не стоит пренебрегать подобными возможностями.

Суперлига для суперклубов

Суммируя все вышесказанное, есть основания полагать, что сокращение лиги в большей степени связано не с намерениями улучшить качество футбола или привлечь зрителей, а с желанием подстраховаться, избавившись от риска получить в середине сезона клуб-банкрот, как это было с «Ободом» или «Шуртаном». В принципе, в этом нет ничего зазорного. Но к чему обязательное сокращение? Очевидно, по мнению руководства Федерации, играть в Суперлиге будут только суперклубы. Правда, с таким элитарным подходом можно и вовсе дойти до создания некоего подобия НХЛ: закрыть турнир, оставив там ташкентских грандов и еще пять-шесть финансово обеспеченных команд, сократить лимит на легионеров до 10 в заявке, увеличить входные и призовые, организовать платное телевидение. А девять построенных стадионов, о которых упоминал уволенный из «Нефтчи» Вадим Абрамов, определить для проведения любительских соревнований или чемпионата среди фарм-клубов с возрастными ограничениями, откуда гранды будут черпать ресурсы. Выбор у футболиста в таких реалиях будет невелик: не попал к 23 годам в обойму - ищи себя за границей, ну или «на завод».

Помимо сокращения лиги, Федерацией принято решение об улучшении качества игры путем сдачи физических тестов футболистами. Огульно критиковать это нововведение не следует, но и считать его панацеей тоже не стоит. Что это даст? Улучшить физические кондиции футболистов? Возможно. Но изящества, красоты финтов и комбинаций, за что все и любят игру с мячом, вряд ли добавит. Вероятно, условные Хави или Буффон и не сдали бы такие нормативы, но это никак не влияет на их уровень игры. С другой стороны, режим соблюдать тоже надо - помнится, Ахмаджонов рассказывал про футболистов, отдыхающих после каждой тренировки в чайхане. Значит, были прецеденты. Но тут получилось как в армии: поймали одного, а отдуваться всем.

Александр Троицкий

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА