21 Ноябрь 2018



Новости Центральной Азии

В шести шагах от вечности. Более года жители исторического дома в Ташкенте пытаются спасти его от сноса

13.09.2018 11:17 msk, Сид Янышев

История Криминал Узбекистан Общество

В одном из подъездов дома №45 по улице Амира Тимура. Фото Сида Янышева

Впервые захватить дом №45 по улице Амира Тимура попытались в июле 2017 года. Тогда в его двор явились некие люди, которые, не представившись и даже не сообщив, из какой они организации, заявили, что жильцам надо готовиться к сносу здания.

«Я сказал им, что они не имеют никакого права беспокоить людей без каких-либо официальных бумаг и представителей властей, и попросил выйти за территорию нашего двора, – рассказывает житель этого дома, дизайнер Влад Заманов. – То есть мы их буквально выпроводили, а затем написали письмо в прокуратуру нашего Мирабадского района, рассказав о случившемся инциденте. Но до сих пор на наше письмо никак не отреагировали. Все мы, конечно, потеряли покой и сон и решили обратиться в районный хокимият с просьбой разъяснить, что вообще происходит: почему кто-то к нам приходит и заявляет о грядущем сносе?

В нашем доме 70 квартир, в которых проживают более 300 человек. И вот наиболее активные 60 жителей отправились на совещание хокимията, где поначалу никто не захотел нас слушать. Тогда мы сказали, что не уйдем, пока нас не выслушают. Там присутствовал сам хоким района Шухрат Пулатов, который в итоге заявил, что он абсолютно не в курсе происходящего, и начал нас успокаивать: дескать, все у нас нормально. На совещании также присутствовал архитектор района, и мы при всех у него спросили: на каком расстоянии от охранной территории памятника Минг Урик разрешено строительство многоэтажного дома? Он ответил тогда: 30-50 метров.


Влад Заманов. Фото автора

Мы сказали, что наш дом находится в шести метрах от памятника, поэтому на этой территории ничего строить нельзя. Тем более, что дом построен в 1929 году, и он, по сути, также является памятником архитектуры, созданным в стиле конструктивизма. Наш дом выстроен из цельного кирпича, и признать его аварийным никто не сможет, потому что фундамент и каркас очень прочные. Второго такого дома в Ташкенте больше нет, к нам каждую неделю приходят туристы. Мы попросили хокима, чтобы наш дом был включен в «сетку» городских фестивалей, стал бы «домом открытых дверей» и мог принимать туристов уже официально. У нас уже есть инициатива проведения фестиваля домашней кухни, и мы попросили официальное разрешение хокима на его проведение. Однако хоким тогда просто отмахнулся… Тем не менее, поняв, что хоким не в курсе будущего сноса, мы успокоились и ушли», - рассказал Заманов.

После этого жильцов дома №45 полгода никто не беспокоил.


Во дворе дома. Фото автора

Шаг вперед – два назад

19 января 2018 года во двор явился человек, назвавшийся представителем бюро технической инвентаризации (БТИ), и показал людям копию решения тогдашнего хокима города Рахмонбека Усманова о сносе дома. Когда жители попросили оригинал этого решения с синей печатью, незваный гость отказался его предъявлять и начал кричать, требуя выдать ему поквартирные кадастры. После чего его попросту выставили за пределы двора.

Из копии решения о сносе дома выяснилось, что некое частное предприятие ООО Me’mor Mexanizatsiya Qurilish (дочернее предприятие компании Novostroy modern construction) обратилось в городской хокимият с просьбой о сносе на данной территории жилых и нежилых зданий и строительстве на ней 7-этажного дома, в подвальной части которого будет размещена автостоянка, а на нижних этажах – комплекс торговли и бытового обслуживания. И хоким Усманов дал на это свое разрешение.

После нового инцидента жильцы дома вновь объединились и пошли в общественную приемную хокима города. Они попросили хокима разъяснить, на каком основании он принял решение о сносе их дома и передаче частному предприятию права на строительство на этой земле. Встречу снимала съемочная группа узбекского телевидения. Хоким на камеру пообещал лично прийти во двор дома №45 и все разъяснить. Однако своего обещания он не выполнил.


Фасад дома. Фото автора

В начале марта во двор пришел районный хоким Пулатов вместе с директором Novostroy modern construction и подтвердил жильцам, что, действительно, этой компанией здесь будет строиться 7-этажный дом с подземной парковкой. На этот счет имеется как решение хокима города, так и решение самого Пулатова от 22 января.

«Мы спросили хокима, на каком основании частная компания получила право тут строить, был ли проведен тендер, была ли при Кабмине собрана комиссия, а также попросили показать проект того, что будет строиться на этом месте, – продолжает Заманов. – При этом мы сразу объяснили свою позицию, сказав, что отсюда никуда не уйдем, поскольку в нашем доме проживают семьи уже в третьем поколении. На что хоким сказал, что будет создана специальная комиссия, которая решит вопрос компенсации за наше жилье, но в будущем многоэтажном доме нам жилье предоставляться не будет. Потому что это будет элитное, очень дорогое жилье, которое нам не по карману.

Также он заметил, что нам делают большое одолжение: нам не предлагаются ни Куйлюк, ни Сергели (окраинные спальные районы Ташкента. – Прим. авт.). В центре города на улице Мироншох, что за российским посольством, для нас будет выделен участок и построены два 7-этажных дома. Мы сказали, что с этим не согласны и не пойдем ни на какую улицу Мироншох: у нас есть замечательный дом, являющийся памятником, как и соседний Минг Урик. На этом и разошлись».

После этой встречи жители дома №45 направили письма в прокуратуру и на портал президента республики с просьбой отменить решения хокимов города и района. А в апреле 36 жильцов подали индивидуальные иски с той же просьбой в суд Мирабадского района. После трех судебных заседаний под председательством судьи Б.А.Муминова, 6 июня было вынесено определение: запретить любые действия по сносу жилого дома №45, а также приостановить исполнения решений хокимов города и района.


Во дворе дома. Фото автора

Их сносят, а они не знают

Через неделю жители дома получили по почте копию апелляционной жалобы от частного предприятия Me’mor mexanizatsiya qurilish, что вызвало у них искреннее удивление: на каком основании апелляцию подала компания-застройщик, если суд первой инстанции касался исков в отношении городского и районного хокимов? В связи с этой явной ошибкой жильцы дома обратились в городской суд с заявлением об отводе жалобы, поскольку их она не касается.

Однако суд все же состоялся, причем о заседании апелляционной коллегии и его дате жильцы дома узнали совершенно случайно: им позвонили с почты и сообщили, что на их имена есть извещения о будущем суде, но работников почты попросили эти извещения придержать. Жители дома тут же побежали в городской суд, где выяснилось, что заседание назначено на завтра.

Всего было проведено три заседания. Опустим подробности первых двух, поскольку они ни к чему не привели. А вот на третьем, итоговом, которое состоялось 30 июля, случилось нечто неожиданное: прокурор Ирина Бабаян неожиданно согласилась с решением суда первой инстанции и попросила оставить его определение в силе. Однако, невзирая на мнение прокурора и незаконность решений городского и районного хокимов, а также неправомочность подачи жалобы со стороны компании-застройщика, апелляционная коллегия выносит постановление удовлетворить апелляционную жалобу ЧП ООО «Me’mor mexanizatsiya qurilish».

18 августа во двор дома № 45 приехали представители компании-застройщика и привезли цветные флаеры с компьютерным изображением двух 7-этажных домов, которые компания Novostroy modern construction планирует построить на улице Мироншох. При этом у них не было ни паспорта объекта, ни ситуационного плана дома, ни документов, касающихся поэтажных планов. Они начали уговаривать жильцов, преимущественно пенсионеров, подписать договора прямо сейчас, намекая на то, что те, кто откажется, получат квартиры на последних этажах. Кроме того, жителям пообещали сделать ремонт и бесплатно перевезти их вещи. И заявили, что если жильцы прямо сейчас подпишут все документы, то через 15 месяцев смогут въехать в новое жилье.

Забегая вперед, скажу, что после разговора с жильцами дома №45 я поехал на улицу Мироншох, где расположены одноэтажные дома, и пообщался с местными жителями. Из разговора с ними выяснилось следующее: они, во-первых, не знают, что уже на днях их дома собираются сносить, и, во-вторых, не представляют, какие им за это положены компенсации. Да, в 2017 году им вручили копии решения о сносе их микрорайона, но ничего при этом не обещали. Таким образом, жители нескольких проездов улицы Мироншох оказались в еще более подвешенном и неопределенном состоянии, чем их сограждане с улицы Амира Тимура.

«На сегодняшний день в Ташкенте сложилась такая ситуация: если я владелец строительной компании и имею деньги, то могу показать пальцем на любой участок, любой старый дом, и город мне его выделит. Это полное нарушение прав собственности, – считает Заманов. – Получается, сегодня для жильцов и инвесторов нет никакой гарантии того, что собственность останется в их распоряжении. То есть сегодня любой дом можно поднять в воздух одним росчерком пера. Выходит, что все те замечательные указы и решения, которые выносит Шавкат Мирзиёев, чиновники нижних этажей власти просто дискредитируют, мешая президенту страны улучшать инвестиционный климат в Узбекистане».


Вид на дом 45. Фото Марии Юсуповой

Порядок очень особый

17 августа Шавкат Мирзиёев подписал указ «О правовом эксперименте по внедрению особого порядка управления в городе Ташкенте». В нем, в частности, говорится о том, что до «утверждения генерального плана города Ташкента и четкого определения перспектив архитектурного развития столицы запрещается проведение работ по сносу, реконструкции и капитальному строительству в старогородской части города Ташкента».

И тут возникает вопрос: что подразумевается под старогородской частью города – только ли многочисленные махалли (кварталы) со старыми одноэтажными постройками, которые расположены отнюдь не в центральной части города и где проживают преимущественно представители титульной национальности – узбеки? Или помимо них имеются в виду еще и не менее старые европейские кварталы в центре города, в которых есть дома, возраст которых превышает и 90, и даже 100 лет?

Так или иначе, теперь жители дома №45 собираются написать коллективное письмо на имя и.о. хокима Ташкента Джахонгира Артыкходжаева. В этом письме они, во-первых, расскажут свою историю и попросят в нее вмешаться – с тем, чтобы дом обрел статус охраняемого государством объекта, а во-вторых, попросят разъяснить им, распространяется ли на их дом новый указ президента? Кроме того, они планируют обжаловать в Верховном суде постановление апелляционной инстанции городского суда об отмене решения районного суда.

Неизвестно, что дадут

«Почему мы должны кому-то отдавать наш дом? – задается естественным вопросом врач Озода Агзамова, живущая в доме №45. – Мы покупали квартиру именно в этом районе, в этом дворе и доме, потому что нам здесь нравится. Я спросила представителя компании-застройщика: зачем вы это делаете? Вы сначала постройте такое жилье, в котором нам захотелось бы жить, а уже потом предлагайте его нам. На что он мне сказал откровенно: понимаете, мы же хотим заработать. Да, они хотят заработать, а мы хотим хорошо жить. Так давайте сделаем так, чтобы всем было хорошо.

Еще мы спрашивали у того же представителя: а вы выделите нам квартиры в здании, которое собираетесь строить на месте нашего дома? На что он ответил буквально так: вы не сможете их выкупить – это будут очень дорогие квартиры. Имеется в виду, что если мы согласимся взять компенсацию деньгами, то их на покупку квартир в этом доме нам в любом случае не хватит.

И вот нам сейчас предлагают подписать договора, чтобы через 15 месяцев мы въехали в новые дома. Но у нас тут проживают очень старые люди, которым за 80 лет. Вы представляете, что с ними может произойти за эти 15 месяцев – в этой стрессовой ситуации они просто могут не дожить до переезда. Нас и так уже год третируют – «Скорая помощь» приезжает к нам во двор по два-три раза каждый день».

«Все, что происходит за последний год – ужас! – делится наболевшим пенсионерка Анастасия Шарипова, тоже живущая в доме №45. – Все мы очень переживаем, нам этот дом очень дорог. Летом здесь прохладно, зимой тепло. Соседи все хорошие, друг другу помогают. Все праздники отмечаем вместе. Никогда у нас не было никаких скандалов, склок. В общем, живем одной большой семьей и никуда не хотим уезжать».

Ни строить, ни копать!

На днях кандидат исторических наук, руководитель Ташкентской археологической экспедиции, старший научный сотрудник Института археологии Академии наук Узбекистана Маргарита Филанович высказала свое мнение о том, что творится вокруг дома №45 и о возможных плачевных последствиях, к которым может привести его снос и возведение на этом месте нового многоэтажного строения.

«Я понимаю, что прежде всего вас тревожит судьба вашего дома. Но меня тревожит судьба самого памятника и той территории, которая находится в непосредственной близости к нему, – говорит Маргарита Филанович. – Речь идет о городище Минг Урик. В Узбекистане существует закон об охране археологических и исторических памятников, и он должен работать. Законодательство в данном случае вступило в серьезное противоречие с той административно-чиновничьей практикой, которая существует у нас в городе в отношении застроек. Эта практика относится к разбору лучших участков для постройки безобразных и безвкусных дворцеподобных коттеджей. Именно поэтому сейчас особенно остро стоит вопрос спасения исторических объектов, которые имеются в самом городе.


Городище Минг Урик. Фото автора

Дело в том, что тесная застройка началась в непосредственной близости к памятнику. При этом не соблюдаются требования охраны памятников и не учитываются законы. Два дома подошли к памятнику очень тесно, напротив памятника стоит семиэтажный многоквартирный дом, возведенный буквально несколько лет назад. Это чревато тем, что могут быть нарушены все археологические слои, которые непосредственно связаны с этим историческим объектом.

Неужели нельзя было строить в другом месте? Почему именно там? Только потому, что это центр города? Все это ясно говорит о безобразном отношении к культурному наследию нашего государства. В 2007-2008 году проходили раскопки памятника. Было сделано перекрытие, но памятник все равно медленно разрушается. Оседают археологические слои, грунт и та зона, которая находится вокруг. По закону возле каждого исторического и археологического объекта должна существовать охранная зона. И застройки рядом с ней должны строго регулироваться.

Но вот я недавно услышала, что в зоне дома №45 готовится строительство многоэтажного здания с немыслимой подземной парковкой. То есть мы снова видим нарушение всех возможных законов, а также нарушение правил охраны объектов архитектурного наследия города Ташкента. Этот дом является историческим объектом архитектуры 30-х годов. Таких объектов в городе практически не осталось.


Дом №45 в 1930-е годы

Я считаю, что в зоне нашего уникального объекта трогать нельзя ничего: нельзя здесь ни строить, ни копать. Я прошу, чтобы все оставили так, как есть. За это нужно бороться до конца. Дом №45 нужно реставрировать и привести в порядок, а также благоустроить окружающую территорию – тем более, что жители дома сами готовы предоставлять туристические услуги. Люди сами хотят помочь городу. Есть такой порядок в охране памятников, когда охрана заключает договор с махаллей, где находится памятник, и они полностью берут на себя охрану памятника и наблюдение за ним, отвечают за то, чтобы никто не попытался его осквернить. Все это делается совместно с министерством по охране и использованию памятников. Надо помнить, что уникальность Ташкента в значительной мере заключается именно в этих археологических памятниках».

Росчерком пера

Как выясняется, жители дома по улице Амира Тимура в своих проблемах не одиноки: в Ташкенте подобные случаи наблюдались во множестве еще при первом президенте республики Исламе Каримове. Встречаются они и сейчас – хоть и несколько реже. 21 августа Влад Заманов создал в Facebook группу «Дом 45». Количество участников этой группы в считанные дни выросло до 1200 человек. Группа стала не только пространством поддержки жильцов дома, но и платформой для жалоб жителей Ташкента, попавших в аналогичную ситуацию. Например, вот что на днях написала в группе Мадина Алмаева (стилистика и орфография оригинала сохранены. – Прим. «Ферганы»):

«Приветствую, драгоценные однополчане! Вот и к нам в дом №33 по улице А. Каххара заглянула суровая мина рейдер-захвата. Сегодня, 5 сентября, в 17.00 часов без предъявления каких-либо удостоверяющих должности и личности документов в наш многонациональный, дружный двор нагрянула комиссия. Назывались так:

1. Наджимов – юрист «Реал Хаус»,

2. Хаидбаев – замдиректора «Реал Хаус»,

3. Ахмедов – начальник Яккасарайского БТИ.

Многозначительно потыкали в небо и сказали о распоряжении в 2-х месячный срок вместо нашей двухэтажки в 12 квартир возвести бизнес-центр.

Не было ни представителей хокимиата, ни представителей Товарищества частных собственников жилья и махалли. В наступающих сумерках нам показали цветной ксерокс карты на месте нашего дома с надписью – «Реал Хаус», без подписей и печатей. А потом повезли смотреть новострой на Паркенте и Чукурсае. Причем, заявили, что это уже куплено, а нам – котлован. Завтра пообещали явиться снова, наверное, с целью и дальше опускать планку репутации застройщика и демонстрировать торжество царящего беспредела. Поделитесь алгоритмом излечения от напасти, пожалуйста!»

Надо сказать, что этот крик о помощи не остался гласом вопиющего в пустыне. Многочисленные комментаторы немедленно поделились под ним своими рецептами борьбы и алгоритмами противостояния беспределу. Теперь остается следовать этим алгоритмам и надеяться на то, что все проблемы будут решены. Причем в строгом соответствии с законом.

Сид Янышев

Международное информационное агентство «Фергана»