27 Июль 2016


Новости партнеров




Архив

Новости Центральной Азии

Ошские хроники. Мертвый город

22.07.2010 21:41 msk, Мария Яновская

Кыргызстан Ферганская долина

Фото © «Фергана.Ру

В Оше в командировке побывала наша коллега, представитель одной международной организации. К сожалению, мы не можем назвать имя журналистки, поскольку внутренним распоряжением ей и ее коллегам запрещено выступать где-либо, кроме как под «шапкой» и на сайте своей организации. Однако «Фергана.Ру» решила напечатать ее впечатления о сегодняшнем Оше анонимно, тем более что в официальных киргизских СМИ такая картина вряд ли появится. Ведь, согласно сводкам Ошской комендатуры и пресс-релизам Временного правительства, в городе «все стабильно и все под контролем».

* * *

- Я была в Оше с 15 по 19 июля. Жила у знакомых в центре города.

В городе на каждом шагу происходят стычки на межнациональной почве, постоянно, по любому поводу. Например, в пятницу мы поймали такси возле дома. Я села рядом с водителем-узбеком. И вдруг к машине подбежали трое мужчин-киргизов, начали орать матом, пинать машину, разбили фары, ударили водителя в челюсть через окно – стекло было опущено. Мы быстро отъехали, я была в шоке, стала расспрашивать, что да как… Но водитель скупо ответил, что, наверное, это конкуренты-киргизы…

Накануне я зашла в магазин, и там продавщица-узбечка – а может, и не узбечка, но явно не киргизка – что-то буркнула покупателю. Это очень не понравилось толпе в магазине, поднялся страшный крик, шум. И тоже – в основном, на межнациональную тему. Охранник даже попросил не поднимать этот вопрос… Но было очень неприятно.

Мы зашли в городское Управление внутренних дел, в коридоре сидело много людей: кому-то надо было восстанавливать документы на сгоревшие дома, или писать заявления на угнанные машины… И я видела, что люди очень возбуждены и одновременно очень боятся друг друга: в очереди сидели и узбеки, и киргизы. И в коридоре постоянно возникали стычки, люди друг друга оскорбляли – и тема тоже была одна, межнациональная… Милиционеры пытались разнять людей, но все были на взводе.

И то же было в банке: сидела большая очередь, но зашел молодой человек, вел себя довольно нагло, пошел без очереди и говорил, что это его земля и он тут должен быть хозяином.

Сейчас все очень обострилось, раньше такого не было. Я думаю, что виной всему – безнаказанность. Ведь мы не знаем, кого из ответственных лиц посадили, кого сняли с должностей за это время – и это породило всеобщий оголтелый национализм и хамство.

Сегодня Ош жестко разделен на киргизскую и узбекскую части, не географически, а виртуально. Даже если волей судьбы люди живут рядом – они обособлены, они боятся друг друга, боятся смотреть друг на друга. Раньше такого не было.

Авиакасса и кафе Согдиана на улице Кыргызстана
Авиакасса и кафе «Согдиана» на улице Кыргызстана

- Эти вспышки агрессии, когда нервы сдают, вы наблюдали и у узбеков, и у киргизов?

- Узбеки на улицы не выходят. Раньше в Оше таксовали (работали таксистами), в основном, узбеки, и теперь остались единицы, которые пытаются так же зарабатывать. Но они молчат, с их стороны нет агрессии, они уходят от столкновений.

Ош стоит пустой. Мертвый. Рынок работает только с 10 утра до часу дня, нет клиентов. На центральной улице Курманжан Датки, где раньше были пробки, сейчас пусто. Уже с трех часов дня в центре города слышно, как поют птицы, и это производит удручающее, страшное впечатление. В воскресенье в центре вообще стоит мертвая тишина. Говорят, большинство людей сидят по домам и боятся выходить. Некоторые сидят даже без света.

В городе нет людей, идет массовая миграция. Наземным транспортом ехать и сложно, и опасно, и люди улетают самолетами. Мне говорили, что все рейсы из Оша выполняются регулярно, но билетов не достать. Мои знакомые хотели улететь – и выяснилось, что ближайшие билеты на Санкт-Петербург есть только на 10 августа. Остальные раскуплены. В аэропорту очень много людей – и все с большим количеством вещей, видно, что люди уезжают навсегда, берут все, что можно увезти.

Напротив дома, где мы жили, стоит четырехэтажный дом, сорокаквартирный. И судя по окнам, в которых вечером загорался свет, там осталось только 9 квартир, в которых живут. Остальные брошены.

И такая же картина в других микрорайонах, в многоквартирных домах остаются по две-три семьи. Это, кстати, не дает полноценно подключить газ в некоторые дома – во время событий газ был отключен, и может, люди, убегая, оставили открытыми газовые краны…

Из Оша уезжают и киргизы, и узбеки – кто-то опасается повторения событий, кто-то говорит о мести… А люди других национальностей, например, русские, вообще не знают, что делать…

Оскорбительные надписи до сих пор не стерты
Оскорбительные надписи до сих пор не стерты

- Цены сильно выросли в магазинах?

- Выросли, да. Но при этом все товары есть. Самый ходовой товар – куриные окорочка – раньше стоили 86 сомов, а сейчас 100 сомов. Для людей это ощутимо. И так же выросли цены на другие продукты. Показательно, что фрукты и овощи подорожали, но при этом хороших фруктов и овощей нет. Может быть, те, кто их выращивает, перестали привозить свой товар в Ош на продажу.

Магазины открыты, а вот кафе я нашла только одно, которое работало. Это кафе «Акордо» на улице Курманжан Датки, недалеко от библиотеки. Там было можно поесть – но посетителей не было. На весь город работало одно интернет-кафе, тоже на улице Курманжан Датки. Там было полно народу, но когда я захотела пойти в другое место, мне объяснили, что больше ничто не работает.

Дома в городе стоят разбитые, надписи «кыргыз», «узбек», SOS – не стерты. Милиции мало, я не видела. Военных больше чем милиции, ходят в камуфляже и с автоматами. А ночью, когда темно, ходят наряды милиции в касках и в темной форме, светят по окнам большими фонарями. Проверяют.

Оскорбительные надписи до сих пор не стерты
Оскорбительные надписи до сих пор не стерты

На улице Навои, где раньше компактно проживали узбеки, стоят разрушенные дома, а через каждые три метра вдоль улицы – груды строительного мусора.

Местным журналистам запрещено писать и говорить о том, что происходит на юге. Я в воскресенье (18 июля – ред.) посмотрела по государственным телеканалам новости на киргизском языке – там не было ни одного сюжета, посвященного югу. И газеты пишут только то, что дает ошская комендатура: что все стабильно и все под контролем. Журналисты предпочитают молчать из соображений безопасности, оттуда многие уехали. Кого-то из журналистов персонально попросили замолчать.

И люди получают информацию по слухам.

Подготовила Мария Яновская





Денежные переводы

РЕКЛАМА