11 Декабрь 2017

Новости Центральной Азии

Как китайцы стали первыми

20.11.2008 13:19 msk, Алексей Винокуров (Москва)

Китай Общество

Чтобы понять, что такое китаец, надо перво-наперво знать, как он называет свою страну.

Самое известное название Китая – Чжунго. Обычно это переводят на русский как «Срединное государство». Перевод, мягко говоря, не отражает сути. Как говорил когда-то известный советский вождь В. И. Ленин: «По форме – правильно, а по сути – издевательство».

Чжунго – вовсе не какая-то там страна посреди неизвестно чего, как может подумать неискушенный в китайских хитростях человек. Чжунго, с точки зрения китайца, правильнее было бы перевести как Центральное, или даже – Центровое государство. Чувствуете разницу? Государство, которое стоит в центре географического, политического, культурного и какого угодно мира. Пуп земли.

Китай
Фото © Nationalgeographic.com

Поддерживают это ощущение и другие названия Китая. Например, Чжунхуа – «Цветущий центр». Все, что может цвести, цветет именно здесь. Или Тянься – «Поднебесная». Все, что не Китай, – вообще за пределами поднебесной, то есть обитаемого разумного мира. Или, например, Шэньчжоу – «Священное пространство». Все это - общепринятые, активно используемые названия Китая.

Тысячелетиями китайцы ощущали себя центром вселенной. Все, что вокруг – некультурные варвары, дикие макаки, которые либо уже находятся в подчинении у Сына Неба – императора, либо в ближайшее время будут подчинены.

Широко известно послание китайского императора Цяньлуна английскому королю Георгу Третьему в конце XVIII века. Король Георг прислал императору письмо, в котором предлагал развивать торговые и дипломатические связи, и к этому письму присовокупил образцы английских товаров. Вот что ответил один из самых просвещенных китайских императоров на обычное дипломатическое предложение.

«Я прочел Ваше послание. Искренность, с которой оно написано, обнаруживает уважительное смирение с Вашей стороны, достойное высокой похвалы. Чтобы показать свою преданность, Вы также послали мне образцы изделий из Вашей страны. Властвуя над огромным миром, я не имею другой цели, кроме как поддерживать совершенное управление и гарантировать исполнение государством его обязанностей. Странные и изобретательно сделанные предметы не представляют для меня интереса… Вам надлежит, о король, уважать мои чувства и выказывать мне еще большую преданность и лояльность в будущем, так, чтобы вечной покорностью нашему трону Вы смогли обеспечить мир и процветание Вашей стране. Трепетно подчиняйтесь и не проявляйте небрежения».

Сильно сказано, не так ли? И это написано в адрес одного из самых могущественных европейских монархов.

Китай
Фото © Tom Carter

Понятно, что за такое пренебрежительное отношение к окружающему миру китайцы рано или поздно должны были расплатиться. Так оно и вышло. Начиная с 1840 года (опиумные войны) и вплоть до года 1945, когда была разгромлена японская оккупационная армия, на протяжении ста лет Китай подвергался захватам и унижениям со стороны иностранных государств. В этот период китайцы узнали, что они вовсе даже не сильнейшая в мире страна и вообще - не центр мира. А оккупанты и вовсе не считали их людьми. Чего стоит хотя бы знаменитое: «Вход собакам и китайцам запрещен»!

Ощущение своего величия и могущества отошло на периферию сознания. Китайцы страдали. Они, носители древней культуры и тысячелетних традиций, жили в разоренной, бедной, неразвитой стране, и европейские варвары их самих считали дикарями и макаками.

Китайцы жаждали реванша. Не военного, конечно. Цивилизационного. Да, в последние десятилетия денег в стране сильно прибавилось, но уровень жизни еще ощутимо не дотягивает до европейского. Да, Китай увеличивает свое влияние на политической арене, но до США ему еще далеко. А китайцы во что бы то ни стало хотели быть первыми. Здесь и сейчас. Пекинская Олимпиада предоставила им такой шанс – по-китайски «цзихуй» – и они этот цзихуй использовали.

Китай
Фото Harold

Из чего рекорд делать будем? Из твоей дубовой головы!

Какой главный китайский секрет в спорте? Единого ответа нет.

Некоторые говорят: все дело в количестве китайцев. Из полутора миллиардов можно как-нибудь отобрать несколько сотен человек. Между нами говоря, индийцев тоже много. Тоже как-нибудь можно было отобрать несколько сотен человек. Не отобрали. Значит, секрет не в количестве.

Наши спортивные чиновники говорят, что денег у китайцев много. У нас, однако, денег не меньше. У китайцев-то деньги не бьют струей из-под земли в виде нефти и газа, они их зарабатывают. Значит, дело не в деньгах.

Говорят также, что китайцы страшно трудолюбивые. Хлебом их не корми, дай потрудиться на славу отчизне. А наши, выходит, ленивые? Тогда непонятно, зачем ленивого брать в команду. Возьмите трудолюбивого.

Один наш гимнаст (если кто не помнит, российские гимнасты сильно отличились на этой Олимпиаде: на всех взяли две бронзовых медали) заявил: «Китайцы используют допинг, а их самих на допинг не проверяют. Европейцев, американцев и русских все время трясут на допинг-контроле, а своих – китайцев, корейцев и японцев – не трогают».

Сразу видно, что голова – не самое сильное место у наших спортсменов. Зато самое дубовое. Корейцы, а тем более японцы для китайцев – никакие не свои. Китайцы лучше русскому или европейцу подыграют, чем японцам, которых они терпеть не могут. Но наши спортсмены, видно, полагают, что объединяются люди исключительно по принципу узкоглазости и цвета кожи.

Китай
Фото © Tom Carter

Кстати, к вопросу о подыгрывании. Я видел олимпийские соревнования по тяжелой атлетике. Китайский штангист боролся за первое место с белорусским. Китаец поднял рекордный вес и обогнал соперника. Сидя на стуле, он показал в камеру окровавленную ладонь – чудовищным весом ему содрало кожу.

Через полминуты к китайской команде подбежал человек из технического комитета и заявил, что вес не засчитан. По каким-то, только им известным причинам. Что стали делать китайцы? Скандалить, качать права, угрожать, кричать: «Вы, носатые европейцы, подсуживаете носатым же белорусам»? Нет, конечно. Китайский чемпион просто встал со стула и, не изменившись в лице, пошел к штанге. Не знаю, сколько времени он потом лечил руку, но вес он взял. Повторно. И стал чемпионом. Без криков, скандалов и подозрений.

А ты меня на допинге ловил, волчина позорный?

Хотя на допинге китайцев не поймали, но подозрения все время высказывали. Дескать, китайцы используют народную медицину. Конечно, используют. У них тысячелетние традиции фармакопеи. Но если народная медицина – это допинг, давайте запретим народную медицину. Если все-таки нет, о чем тогда вообще речь?

Есть у китайцев одно очень сильное средство – традиционные системы совершенствования тела и духа. У нас их обычно называют цигуном – работой с ци. Правильнее было бы назвать их нэйгуном, внутренней работой. В этом самом нэйгуне есть особый вид тренировки - чжуангун, столбовая работа. При такой работе резко повышается сила, выносливость, скорость, резкость, легкость – и ряд других, незаменимых во многих видах спорта качеств. (Кстати, показательный факт – легендарный прыгун Сергей Бубка серьезно занимался цигуном).

Почему же тогда такими эффективными методами пользуются далеко не все китайские спортсмены?

Во-первых, эти методы в КНР раньше довольно долго считались феодальным пережитком. Во-вторых, это вещи очень сложные, не всегда безобидные и требующие знающего наставника. В-третьих, люди все разные и не всегда даже такие методы гарантируют стопроцентный результат. В-четвертых, они требуют времени. Так что если тренер решается пользоваться этими методами, он это делает на свой страх и риск.

Но, в общем, основным китайским секретом является все-таки тяжелая работа. И дело тут не в трудолюбии китайцев и даже не в привычке. В стране, где живет полтора миллиарда людей, очень много желающих стать олимпийскими чемпионами и обеспечить свое будущее. И если спортсмен не работает, как вол, и не обгоняет всех остальных, за его спиной стоит длинная очередь из желающих занять его место. Не справился – на выход! И никто не вернет тебе потраченных на спорт долгих лет жизни и здоровья. Крестьянская работа в поле тоже очень тяжелая, но никто за нее не платит таких денег, какие платят олимпийцам.

Китай
Фото © Chen

А третьей ноги так и не отрастили…

Последние несколько лет все молодые китайцы ростом выше метра семидесяти помешались на баскетболе. Причиной стал Яо Мин – первый китаец, попавший в НБА и ставший там звездой. Кстати, Яо Мин вместе с Джеки Чаном стал официальным лицом Пекинской олимпиады.

Главный предолимпийский скандал тоже был связан с Яо Мином. За полгода до начала Олимпиады Яо Мин, пряча глаза, вдруг объявил о травме колена и невозможности выступать за китайскую сборную по баскетболу. Китай оцепенел: как это понимать? Народный герой не будет выступать за родную страну?!

Яо Мина, конечно, можно понять. Кроме него, в китайской сборной игроков международного класса не было, и медаль им ну никак не светила. Было ясно, что проигрывать будет команда, а отвечать за все будет Яо Мин. Я это не к тому, что Яо Мин специально организовал себе травму. Просто странно, что и он, и его менеджеры поспешили заранее заявить о неучастии в Олимпиаде, до которой оставалось еще полгода. За это время можно не только больную ногу вылечить, но и еще одну ногу отрастить, третью по счету – хотя в баскетболе она и без надобности.

Однако надо отдать должное китайским спортивным функционерам. Они быстро «вылечили» Яо Мина. Нашли, так сказать, аргументы. И во время Олимпиады гигантский центровой как ни в чем не бывало красовался там, где ему положено, а именно на баскетбольном поле - подбирая и забрасывая мячи.

Так или иначе, не в баскетболе, так в общем зачете китайцы победили. Ликованию китайскому не было границ. Но самое интересное не это.

Китайцы открыли замечательное ноу-хау, которого, по-моему, не применяли даже американцы. Идет, например, трансляция встречи по баскетболу. При этом, как обычно, в углу экрана показывается счет. Но счет показывается на китайский манер – только у одной команды. И поэтому понять, кто выигрывает, а кто проигрывает, совершенно невозможно. Если все-таки становится видно, что китайцы проигрывают, передача просто прерывается, идет другая. В итоге создается впечатление, что китайцы первые не по сумме золотых медалей, а по всем дисциплинам.

Китай
Фото Harold

Любопытно, что мир уже забыл про Олимпиаду, а в Китае она все еще идет. Там каждый день по разным каналам снова и снова показывают записи олимпийских соревнований, в которых китайские спортсмены снова и снова завоевывают первые места. Создается полное впечатление, что китайская спортивная машина продолжает нестись по планете, раскатывая в блин всех остальных.

В результате возник совершенно неожиданный эффект: китайцы стали относиться к иностранцам снисходительно, смотреть на них сверху вниз, постоянно посмеиваться прямо им в глаза. Раньше такого не было. Рядовой китаец теперь считает: если мы первые в спорте, так мы вообще лучшие в мире - и наконец-то все это поняли.

Идея «китайское – значит, лучшее» раньше существовала на уровне личного убеждения. Теперь об этом, не смущаясь, говорят во всеуслышание – по телевизору, в кино, на рынке. И что причиной этому? Всего-навсего спортивные соревнования.

При этом рядовые китайцы – вовсе даже не супермены. Реальное положение вещей со здоровьем нации – весьма неважное. В популярной передаче «Цзя йоу!» («Вперед!») девять из десяти молодых китайцев не могут сделать элементарных вещей, таких как повиснуть на турнике или прыгнуть через полутораметровую канаву. Но никто на это не обращает внимания. Мы лучшие, мы первые – как при императоре Цянлуне. А иностранные варвары, наконец, будут знать свое место.

Чжунго, цзя йоу! Вперед, Китай!

Китай
Фото © Tom Carter

Алексей Винокуров – специально для ИА «Фергана.Ру»




РЕКЛАМА