15 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Индейцы в Узбекистане. Большая Гора, Белый Волк и Норовистый Конь танцуют в Самарканде

28.08.2009 12:48 msk, Мусафирбек Озод (Ташкент)

Узбекистан Интересные люди

В начале ХХ века дед Баффало Джеймса Биг Маунтина объезжал норовистых лошадей и исполнял традиционные танцы индейцев в шоу «Дикий Запад». Десятилетия спустя отец Баффало Джеймса начал ездить с гастролями по Европе, удивляя европейцев индейскими танцами. Самого Баффало Джеймса судьба закинула в Узбекистан, и он намерен выступить на Международном фестивале «Шарк Тароналари», который проходит каждые два года в древнем Самарканде. Незадолго до фестиваля корреспондент «Ферганы.Ру» расспросил, наверное, единственного индейца в Центральной Азии о том, как он попал в Узбекистан, как сегодня индейцы сохраняют свои традиции и конечно, задал вопрос, волнующий всех поклонников Фенимора Купера: почему они придумывают такие звучные имена своим детям?


Баффало Биг Маунтин. Фото из личного архива

- Как произошло, что Вы решили принять участие в международном фестивале «Шарк Тароналари»?

- Честно говоря, до приезда в Узбекистан я не очень представлял себе эту страну. О фестивале я узнал от сотрудников посольства США, которые, зная мое стремление знакомить окружающих с культурой коренных американцев, предложили мне представлять США на «Шарк Тароналари». Я с радостью согласился, потому что это отличная возможность познакомить людей с ритуальными индейскими танцами. Участие в «Шарк Тароналари» - это уникальная для меня возможность выступить в роли посланца Америки и культуры ее коренных жителей, а также познакомиться с традиционными танцами и наследием Узбекистана и других стран.

- Как вас занесло в далекий Узбекистан?

- Моя жена, Мэри Биг Маунтин, возглавляет Отдел военного сотрудничества посольства США в Ташкенте. Мы находимся тут всей семьей: жена, трое наших детей и я.

- Раз зашел разговор о семье, расскажите, пожалуйста, об истории вашей семьи? Кто ваши родители? Мы с детства играли в индейцев и давали себе красивые индейские имена: Зоркий глаз, Великий медведь, Меткий охотник и другие, - но мало кто из нас понимал, что эти имена несут особый смысл. Откуда эта традиция – называть детей такими сложными именами?

- Мой отец – команч из штата Техас, а мать происходит из племени могавков штата Нью-Йорк. Моего отца звали Кьёнтрай Гоуана Гуи (Kyontray Gowana Gwee), что означает «Стальной Конь» (Iron Horse). Мать – Гаджидженойа (Gadjijenoya), что означает Дикий Цветок (Wild Flower), а деда – Биг Маунтин (Big Mountain), Большая Гора. Именно в честь предков мы и берем себе вторую часть имени. Первая часть дается родителями как бы с пожеланием на будущее: мужчинам даются «сильные» имена, женщинам – те, что подчеркивали бы женскую красоту. Раньше только «большие» люди могли сами придумывать имена своим детям, а теперь и мы может называть своих детей по нашему желанию.


Баффало Биг Маунтин на праздновании Дня независимости США в посольстве США в Ташкенте 4 июля 2009 года. Фото из личного архива

- Нося имена предков, вы как бы «обречены» на пропаганду вашей культуры. Чувствуете ли вы себя продолжателем семейной традиции – мне известно, что ваш дед и отец были активными участниками шоу «Дикий Запад», где исполняли традиционные танцы и обряды коренных жителей американского континента?

- Конечно, я чувствую себя ответственным перед наследием своих предков, перед всем тем, что начинали делать мои дед и отец. Для меня очень важно рассказать людям о том, чем мы занимаемся в настоящее время, как живем, как храним свою культуру. В США мы часто выступаем с представлениями в школах, на слетах бойскаутов. В ноябре по всей Америке идут представления с участием всех индейских племен.

- Кстати, о племенах: сколько их всего в США?

- Более 640 племен, признанных только в США. А теперь представьте, сколько их по всему американскому континенту, и у всех – свои языки, свои особенности обрядов, устои и, что немаловажно, - свои законы и правительства.

- А чем вы занимаетесь в Узбекистане?

- Тут, в Ташкенте, у меня появился еще один шанс познакомить жителей и гостей столицы с настоящей индейской культурой – так сказать, из первых рук. Например, я уже успел выступить в театре Ильхом, на Фестивале культурных традиций и национальных блюд (организованном 2 мая 2009 года МИДом Узбекистана – ред.), на праздновании Дня независимости США 4 июля, на открытии одного ресторанчика в Ташкенте, который декорирован в американском стиле… Были и еще выступления – я использую любые возможности и откликаюсь на любые предложения… Я пробуду в Узбекистане до конца марта 2010 года.


Баффало Биг Маунтин и его четырехлетний сын Зандер Кикин Хорс на праздновании Дня независимости США в посольстве США в Ташкенте 4 июля 2009 года. Фото из личного архива

- А как ваши дети? Вы тоже настаиваете, чтобы они продолжали семейную традицию и плясали под манящие звуки барабанов, колокольчиков и флейты?

- У меня два сына и дочь, и я только рад, если они участвуют в выступлениях. Однако я не сторонник принуждения – мне не хочется, чтобы мои дети учились чему-то из-под палки. Наоборот, я предпочитаю заинтересовать их нашей культурой, традициями. Например, я знаю, что они, как и все дети, любят самовыражаться через искусство: выступая в традиционных индейских нарядах, они самостоятельно дополняют узоры на регалиях (индейцы называют словом «регалии» свою традиционную одежду, которая используется для церемоний – ред.). Принуждение может привести только к тому, что дети станут презирать свою культуру и все, что с ней связано. Пускай сами решают, что им по вкусу, а что - нет, но им должна быть предоставлена возможность узнать, какая кровь в них течет и что она несет в себе. И моя жена поддерживает меня «на все сто», поскольку считает, что свои корни забывать нельзя. По происхождению моя супруга – полька, и она тоже, по возможности, пытается пробудить в детях их польские корни. И наши дети сегодня прекрасно осознают, что они наполовину – коренные американцы, а наполовину – поляки.


Баффало Биг Маунтин c братом Догонуида. Фото из личного архива

- Они выступят с Вами на «Шарк Тароналари»?

- Надеюсь, что мой сын Кикин Хорс (Kicking Horse – Норовистый Конь) и дочь Сэйдж (Sage) смогут присоединиться к выступлению, которое готовим к фестивалю я, мой брат Догонуида (Dogonweedah – Неустающий) и его сын Уайт Вульф (White Wolf – Белый Волк). Все зависит от того, как мои дети будут себя чувствовать – они все-таки еще маленькие, - и какова будет обстановка на самом мероприятии.

- Я видел два ваших номера: «Традиционный» (Traditional) и «Подкрадываться незаметно» (Sneak Up). Подготовили что-нибудь специальное для «Шарк Тароналари»?

- Мы точно исполним «Подкрадываться незаметно»: это танец, изображающий воинов, которые прокрадываются на поле сражения, чтобы спасти своих раненых. Затем следует погоня и победный танец, когда им удается ускользнуть от врага. Мы также собираемся исполнить и другие наши танцы. Специальным будет номер, когда мой брат наденет регалии, обрамленные бахромой, напоминающие высокую растущую полевую траву, а Белый волк – регалии Южного танца. Я буду в своей традиционной одежде индейцев народов Севера, которую вы могли на мне видеть во время моих выступлений. Названий танцев раскрывать не буду, пускай это останется сюрпризом для зрителей.

В индейском танце имеют значение все движения, смыслом наполнен не только каждый жест, но и любой цвет или линия в одежде. И в знак уважения к стране, в которой мы выступаем, мы всегда добавляем к костюмам новые предметы, традиционные именно для этих мест. На «Шарк Тароналари» наши регалии украсятся кусочками кожи ангорской козы, традиционными узбекскими бусами и атласом…

Мусафирбек Озод (Ташкент)