15 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Туркменистан: Вузы строгого режима

11.12.2012 13:41 msk, Тойлы Аширмурадов

Права человека Туркмения Общество

Фото Reuters

У туркменских студентов все, как у взрослых: беспрекословно подчиняются своему руководству, не могут высказать точку зрения, отличающуюся от мнения руководителя, будь то преподаватель, декан, проректор или сам ректор: сказали «нужно» – значит «нужно». За малейшую провинность ректор вуза (прям как президент) объявляет строгий выговор с внесением в личное дело. Два выговора ведут к отчислению. Провинность может быть самой разной: пользование мобильным телефоном во время лекций, опоздание на пару или возвращение в общежитие после восьми вечера. Кстати, комендантский час действует во всех без исключения вузах, а 5 декабря, когда в Ашхабаде проходило заседание глав государств СНГ, двери общежитий закрывались в шесть часов вечера. Как бы чего не случилось с дорогими гостями… Опоздавшим, как не трудно догадаться, – строгий выговор.

Туркменские студенты напоминают каких-то заразных больных, иначе зачем их изолировать от общества?

Распорядок в новом сельскохозяйственном институте Дашогуза очень напоминает условия содержания особо опасных преступников в колонии строгого режима. Здесь, пожалуй, самое большое число введенных для студентов запретов. Накануне празднования независимости страны (27-28 октября), в последний день массовых репетиций надвигающихся торжеств, студенты вернулись в общежитие намного позже отбоя. Столовая была уже закрыта, но голодных и уставших от бесконечных массовок студентов не отпустили купить еды. Всю ночь ребята провели голодными, а рано утром следующего дня всех погнали на съемки празднования…

Один раз в месяц студентов на автобусах вывозят на местный центральный рынок, именуемый в народе «Бай базар». На покупки дается ровно час. Опоздал – строгий выговор. Купил что-то не то, скажем, бутылку алкоголя или пачку сигарет – опять наказание. Из общежития после занятий выпускают только во двор и только до восьми вечера. Из телефонов разрешены лишь простые «разговорники» - никаких смартфонов, тем более с камерой.

В столичном Государственном университете имени Махтумкули, да и вообще в вузах Ашхабада, порядки послабее, их можно сравнить с колониями общего режима. Это касается и средних школ, где проверки из министерства образования проводятся довольно редко, тогда как в областях учебные заведения лихорадит по несколько раз в месяц. В госуниверситете, например, первокурсники освобождены от обязательных маршировок и участия в культурно-массовых мероприятиях. Ребята учатся по три 80-минутных пары в день всю неделю, кроме воскресенья. Как пояснил один из преподавателей вуза, если нагрянут с проверкой уровня успеваемости, то участие в маршировках не будет являться уважительной причиной.

Первый год студенты привыкают успевать и учиться, и «участвовать в общественной жизни страны». На втором и последующих курсах задача усложняется – надо быть активным участником всяческих массовых мероприятий. По подсчетам самих студентов, около две трети всего времени, отведенного на учебу, они посвящают подготовке и участию в массовках – сюда входят национальные праздники, открытие новых объектов, встречи иностранных делегаций, а также бесчисленные международные конференции и спортивные соревнования, на которых студенчество изображает участников или азартных болельщиков.


Студенты на стадионе. Фото автора

Столичные вузы отличаются от областных наличием современных для Туркменистана технологий. В ТГУ и Международном туркмено-турецком университете, например, есть электронный доступ во многие библиотеки зарубежных вузов (хотя студенты жалуются на низкую скорость подключения), а в некоторых аудиториях есть даже беспроводной Интернет, но он защищен паролем - пользоваться им могут только преподаватели.

Сходство туркменских вузов с местными учреждениями пенитенциарной системы проявляется и в регулярно устраиваемых «шмонах» в студенческих общежитиях - это когда представители администрации и общественных организаций из состава общенационального движения «Галкыныш» («Возрождение») неожиданно нагрянут с проверкой.

«Пять-шесть человек неожиданно врываются в комнату и начинают бесцеремонно перетряхивать содержимое твоей личной тумбочки, одежду в шкафах, вещи в косметичке. У студентки будут неприятности, если обнаружится, что она пользуется яркой косметикой или носит то, что не свойственно носить девушкам-туркменкам, например, юбки, джинсы, кофточки с глубоким декольте. Журнал женской моды тоже может вызвать град упреков и нареканий. У ребят могут быть большие проблемы, если в их комнате найдутся пустая тара из-под алкоголя, припрятанные сигареты, пакетики с насваем (легким и легальным в Средней Азии наркотическим веществом). Поэтому все предпочитают жить по установленным правилам и нормам поведения, а тот, кто желает позволить себе некоторые слабости, делает это с большим риском и осторожностью», - описывает процедуру проверки Айнабат - студентка Туркменского института народного хозяйства.

По словам Айнабат, внезапные проверки и обыски в общагах участились после того, как студенты расформированного ныне Туркменского политехнического института были уличены в изнасиловании девушек и стали фигурантами крупного дорожно-транспортного происшествия.

В некоторых вузах стало привычным проведение вечерних построений, поверок, перекличек. Отсутствие на них по неуважительной причине влечет за собой наказание. Такой жесткий режим способствует процветанию мздоимства на бытовом уровне. Тарифы на незначительные нарушения распорядка - в пределах 5-20 долларов. За такую сумму проверяющий или комендант общаги может закрыть глаза на твое упущение или спасти от более серьезного наказания. Нарушители с готовностью расстаются с такой суммой, ведь это лучше, чем быть отчисленным из вуза, куда он поступил за десятки тысяч долларов.

За исключением двух-трех вузов, испытывающих проблемы с общежитиями, ректоры всех учебных заведений требуют, чтобы иногородние студенты непременно жили в общежитии. Никаких съемных квартир, ибо это оставляет студента вне административного контроля после учебы и создает трудности, когда нужно срочно снарядить группу студентов на место проведения какого-нибудь общественно-политического мероприятия. Дома могут жить только имеющие ашхабадскую прописку. Иногородний студент может жить у близкого родственника, если представит заверенную справку о своем родстве.

Выйти за территорию общежития ТГУ после восьми вечера можно только с письменного разрешения декана, даже в воскресенье. А на случай, если к иногороднему студенту приедут родственники, в общежитии имеется комната для гостей с кроватями: ну прямо как в местах лишения свободы - комнаты для свиданий с родственниками.


Студенты ТГУ. Фото OSCE

Ребята живут по четыре человека в комнате, спят на двухъярусных кроватях. Санузлы общие на каждом этаже, есть кухня, где студенты готовят себе пищу. В принципе, молодежь не жалуется, единственное, чего бы им хотелось – это немного свободы в вечернее время или хотя бы возможности чем-то себя занять в общежитии, например, поиграть в настольный теннис. Единственное развлечение – просмотр фильма на чьем-нибудь компьютере.

Стипендии, если жить скромно, студентам хватает: получают от 440 до 480 манатов ($154-$168), из них ежемесячно вычитают по 40 манатов за членство в Союзе молодежи, на озеленение прилегающей к вузу территории и другие нужды. Помимо этого есть плановые расходы. Например, со стипендии каждый студент должен купить себе спортивную форму определенного цвета для участия в спортивных и торжественных мероприятиях на стадионе Ашхабада. Курсантов бывшей Академии полиции, преобразованной в институт МВД, помимо спортивной формы заставляют на свои деньги покупать форму полицейского. Сами курсанты говорят, что форма сотрудника полиции им, по идее, должна выдаваться бесплатно, но кто будет в этом деле разбираться? Лучше делать то, что велят, и делать молча. Учебники в библиотеке, в основном, потрепанные, но в магазине за воротами вуза либо на базаре можно купить новые книги.

* * *

Многие задаются вопросом, почему студентов в Туркменистане держат в ежовых рукавицах. Во-первых, в этом заинтересованы курирующий сферу образования вице-премьер правительства и ректоры вузов. За последние годы в стране произошло немало громких случаев, когда студенты оказывались замешанными в различных неприятных ситуациях, за что многие ректоры лишились своих постов, а вице-премьер получал строгий выговор. Во-вторых, такими распорядками ректоры пытаются минимизировать количество негативных случаев, а если они и имеют место – их легче скрыть, чтобы информация не дошла до «самого верха». Впрочем, скрыть удается редко – в каждом вузе находится тот, кто обязательно доложит начальству. Ведь ректорское место весьма прибыльное и лакомое.

Всего в Туркменистане действует двадцать высших учебных заведений, в них обучаются до 23 тысяч человек. Все вузы – государственные. В скором времени, возможно, появится первый частный институт. Каким будет его режим, пока неизвестно.

Тойлы Аширмурадов. Автор благодарит проект «Альтернативные новости Туркменистана» за помощь в подготовке материала

Международное информационное агентство «Фергана»