16 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Узбекистан: Новые центурионы

«Солнечная республика», как принято сейчас говорить, «под руководством президента Ислама Каримова», продолжает неустанно удивлять мир оригинальными новациями.

Так, с началом будущего учебного года, сообщает портал «Средняя Азия в Интернете», во всех военных и «правоохранительных» вузах страны теперь начнётся ускоренная подготовка молодых офицеров по специальности «Борьба с терроризмом». Отмечается, что данные отделения будут формироваться не только за счёт абитуриентов, успешно сдавших вступительные экзамены, но пополнятся также студентами и курсантами, добровольно пожелавшими перевестись с других смежных факультетов. Предполагается, что ежегодно будет выпускаться более сотни высококвалифицированных борцов с террористами.

Такое может показаться даже странным. Куда так много? Одно дело - готовить впрок, например, молодых сыщиков, обученных ловить тех, кто в трамваях по карманам шарит, а тут ведь серьёзное и редкостное дело – борьба с терроризмом! Однако если внимательно приглядеться, то во всех действиях узбекских властей обнаруживается вполне определённая целесообразность.

Обычно, если речь заходит о действенности антитеррористических служб в отдельных государствах, то их всегда сравнивают с аналогичными подразделениями в США или Израиле как с наиболее преуспевшими на данном поприще, и уже на этом основании делают собственные выводы. Что ж, давайте и мы поступим точно таким же образом.

Чем прославились спецслужбы США за последнее время? Да тем, что они, как оказалось, методами электронного контроля и при помощи других высокотехнологичных спецсредств, под маркой «антитеррора» осуществляют у себя в стране тотальную слежку практически за всеми собственными гражданами, а также и за представителями иностранных государств.

Ну и что из того? Как говаривал в своё время Виктор Степанович Черномырдин, «удивили бабу туфлями с высоким каблуком»! В Узбекистане уже давным-давно прослушивается большинство любых телефонных переговоров, а также перлюстрируются практически все почтовые сообщения. Не успеете вы в любом интернет-кафе и больше трёх раз двинуть компьютерной мышкой в надежде попасть на какой-нибудь из множества запрещённых сайтов, как за вами уже приедут, откуда следует… Приедут и увезут! Идите потом и доказывайте, что вы не пытались таким образом выйти на связь с некими религиозными экстремистами.

Получается, что это пресловутым американским спецслужбистам следует учиться у своих узбекских коллег методам электронной слежки за населением, а не наоборот!

Говорят, что в хвалёном Израиле даже простая девчонка из киоска, продающая газеты в зале аэропорта, на самом деле является офицером местных спецслужб и при необходимости может запросто в одиночку скрутить сразу нескольких террористов.

Ха-ха-ха! Пускай весь ихний МОССАД приезжает в Узбекистан на стажировку! В Ташкенте ни один потенциальный террорист не только не дойдёт до газетного киоска в зале ожидания, он и до самого зала не доберётся! Кто же его туда пустит?! За полкилометра бетонные надолбы установлены! Ни проехать, ни пройти, ни ужом проползти!

Паспортный контроль на железнодорожных вокзалах, автоматчики на блокпостах через каждые сто километров на всех автодорогах, где ж такое ещё увидишь?

Тщательный шмон на входе в метро, бдительные милиционеры на улицах городов, от пристального фейсконтроля которых нигде не спрячешься. А недоверчивые посбоны (добровольные помощники участковых) в любой махалле, где каждая бабушка наблюдает за тобой из-за угла и фотографирует на свой мобильник?

Нет уж, что ни говорите, но если в Узбекистане и появится вдруг какой-нибудь отдельный, незадачливый террорист, то сама земля немедленно вспыхнет у него под ногами!

И недаром считается, что «узбекская модель бдительности» сегодня является одной из наиболее эффективных в мире!

В каждой прикладной науке, и в частности, в такой как «Противодействие терроризму», имеются свои специфические особенности. При этом, как правило, вся государственная структура борьбы с терроризмом делится на три составные части, условно называемые «мозг», «руки» и «вспомогательные службы». Сленговые названия отдельных структурных подразделений могут и меняться в зависимости от местных условий, но их суть и основные функции остаются всегда неизменными.

«Мозг» - это штаб борьбы с терроризмом в масштабах всего государства. Возглавляется он практически всегда военными, но командование в отдельных случаях могут брать на себя и политики. Костяк же штаба – это учёные и специалисты в отдельных областях знаний. Психологи, к примеру, специалисты в области теории горения и взрыва, теологи, химики, лингвисты, IT-шники… Чаще всего они привлекаются к работе по мере необходимости, но есть и такие спецы, которые постоянно заняты совершенствованием самой теории борьбы с терроризмом и оптимизации её прикладных методов. В любом случае, это люди, обладающие выдающимися знаниями в своей области и богатым жизненным опытом. И потому их совсем немного, один-два специалиста на каждый предмет.

«Руки» - это уже нечто совсем иное. Например, снайперы суперкласса или сапёры, много лет прослужившие в войсках, побывавшие в «горячих точках» и получившие бесценный опыт обезвреживания оригинальных взрывных устройств. Есть среди них и так называемые «переговорщики», обладающие чуть ли не гипнотическими способностями убеждать других.

Каждый из таких бойцов – уникум, своего рода «алмаз». И потому их совсем немного. На весь огромный СССР был единственный (или почти единственный) отряд «Альфа-антитеррор». Подобные подразделения, как правило, располагаются так, чтобы иметь возможность прибыть в любую точку страны за самый короткий промежуток времени.

Существуют и местные подсобные отряды, в задачу которых входит блокирование действий террористов до прибытия «центровых», той же, к примеру, «Альфы».

В Израиле имеется всего три таких подразделения. У каждого из них своя территория ответственности. Для одних – это сама страна, для других – заграничная территория и для третьих – морской транспорт.

Численность каждого такого отряда (например – «Яамам») составляет всего 28 человек. Десять бойцов – основная штурмовая группа, ещё десять – высотная группа (вертолёты) и восемь снайперов. При этом каждый из них, кроме прочего, владеет приёмами разминирования.

Отдельные зарубежные специалисты в области борьбы с терроризмом всегда дают очень высокую оценку как самой структуре, так и степени подготовки антитеррористических подразделений в Узбекистане. При этом отмечается, что организация узбекских боевых групп якобы очень близка к израильской. Это неправильно! Скорее, всё обстоит с точностью до наоборот. Это именно израильтяне нагло «слизали» национальную узбекскую модель организации борьбы с терроризмом! В правильности такого довода мы убеждаемся хотя бы и потому, что основные принципы спецназа были разработаны и сформулированы ещё в военно-теоретических трудах самого Сахибкирана Амира Темура.

Здесь не была упомянута такая значимая отрасль борьбы с терроризмом, как агентурная работа, но она, как правило, осуществляется другими службами, отвечающими за государственную безопасность страны в целом. Можно было бы упомянуть и отдельные части, осуществляющие охрану наиболее важных государственных объектов, а также объектов повышенной технологической опасности. Но не о них сегодня речь.

Итак, ставшие в текущем веке крайне актуальными теория и практика борьбы с терроризмом, в том числе и с международным, в настоящее время развиваются успешно практически во всех государствах мира. В сформировавшейся мировой системе можно выделить одну характерную для всех особенность – государства привлекают к антитеррористической деятельности лучшие силы общества, можно сказать – «штучный товар». Сама система уже в принципе не терпит посредственностей, заурядных исполнителей. Малейшая ошибка одного человека в таком деле может привести к гибели многих тысяч других, безвинных.

Потому-то сами принципы подготовки и привлечения новых кадров базируется на основах тщательной селекции «человеческого материала», а не на массовости набора.

Как же на таком фоне можно рассматривать планы узбекских властей, направленные на резкое увеличение рядов дипломированных борцов с терроризмом?



Курсанты Академии высшего командного состава Вооружённых сил Узбекистана овладевают методами нанесения ударов по террористам при помощи установок залпового огня «Град», фото отсюда.

…Посулами и обещаниями специально обученных в Академиях офицеров, террористы всем скопом заманиваются в какой-либо овраг вдали от населённых пунктов и сельскохозяйственных угодий, а уже вслед за этим по ним наносится ракетный удар издали. Вот он - «Град», лучшее оружие антитеррора!

Однако не будем считать узбекские власти столь наивными. За идеей образования нового офицерского корпуса наверняка скрыто нечто гораздо более значимое.

При внимательном рассмотрении ларчик открывается просто!

Зададимся вопросом – что в Узбекистане попадает под определение «терроризм»?

Да очень многое! Собрались, к примеру, несколько бабушек на квартире для совместной молитвы. Их тут же срочно арестовали и обвинили в подготовке теракта.

Ведь очень же часто случается подобное, не так ли?

В таком случае подытожим: в Узбекистане под определение «терроризм» попадает практически ЛЮБОЕ выступление против существующей власти! И потому, если в республике вдруг вспыхнут волнения наподобие тех, которые возникали, допустим, в Тунисе и Египте, то против восставших масс вполне логично будет использовать не обычные войска, а особые подразделения, во главе которых будут стоять специально обученные офицеры. Не милиционеры полусонные и не какие-нибудь танкисты-артиллеристы!

Такие именно «спецы» будут брошены против баррикад - и они применят оружие не задумываясь, был бы соответствующий приказ от высшего командования.

Подобные подразделения, скорее всего, скоро получат название по аналогии со сталинским СМЕРШем. А именно - куда более грозное, СМЕРТ, то есть «Смерть террористам».

Ядгор Норбутаев

Международное информационное агентство «Фергана»