12 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Кыргызстан: «Ослиный скандал» обнажил изъяны колбасных цехов Бишкека

24 февраля СМИ Кыргызстана и социальные сети взорвала новость о том, что местные тележурналисты обнаружили в селе под Бишкеком ферму и цех, где заготавливали мясо ослов, которое, якобы, предназначалось для элитных заведений киргизской столицы. Скандал разгорелся нешуточный, и утром следующего дня директор фирмы по переработке ослиного мяса «Кайтал» Алмаз Такырбашев провел пресс-конференцию, где заявил, что «ни грамма мяса ослов с его фермы не поставлялось ни в одно столичное заведение». По его словам, он отправляет свою продукцию в зоопарк Гонконга, с которым заключен соответствующий контракт. Позже выяснилось, что база по заготовке ослиного мяса находится под контролем семьи бывшего председателя Государственной службы регулирования и надзора за финансовым рынком при правительстве Кыргызстана (Госфиннадзор) Юруслана Тойчубекова.

«Фергана» связалась с пресс-секретарем Государственной инспекции по ветеринарной и фитосанитарной безопасности при правительстве Киргизии Рахат Садырбековой, чтобы узнать, могло ли ослиное мясо транспортироваться за рубеж.

«Без проверки и специальных разрешительных документов, выданных нами, ни мясо, ни молочная продукция не могут эскпортироваться в другие страны. Фирма «Кайтал» регистрацию у нас не проходила, от них до сих пор нет никаких документов, так что экспорт ослиного мяса невозможен», - заявила Садырбекова.

Однако Такырбашев заявил, что его фирма является посредником, а контракты заключены с компанией-экспортером Solax Trading LTD, которой «Кайтал» поставляет мясо ослов по цене $1 за килограмм. Согласно договоренности, в месяц требуется лишь 55-60 килограммов такого мяса, добавил Такырбашев. Живой товар приобретают на юге страны, платя за осла по 2000 сомов ($32,7).

По словам юриста ослиной фермы, «прежде чем начать экспорт мяса ослов, мы советовались, можно ли заниматься таким проектом. В ДУМК (Духовное управление мусульман Кыргызстана) нам пояснили, что разделывать туши ослов можно, но продавать на территории Кыргызстана нельзя».

Есть ослов в Кыргызстане не принято

«Фергана» поинтересовалась у директора Департамента профилактики заболеваний и экспертизы при Министерстве здравоохранения страны Толо Исакова, можно ли употреблять в пищу ослиное мясо. Он ответил, что «мясо ослов достаточно жесткое, но все-таки некоторые народы его употребляют. Однако киргизы его не едят издревле - по этическим соображениям. Например, если корейцы едят собак, то у нас это не принято. А в Индии корова является священным животным, но мы ее едим. Так же и с ослами - в нашей стране есть их не принято. Слухи о том, что у нас его употребляют, до нас доходят, но в ходе проверок точек общепита эта информация не подтвердилась».

Опрошенные мной кыргызстанцы сообщили, что мяса ослов они не пробовали. А вот в интернете есть множество рецептов из этого продукта, отмечается даже, что «мясо ослов является здоровой альтернативой красному мясу - говядине, баранине, - и даже курице. Оно очень питательно и содержит достаточно много полезных жиров. Ослы менее других животных подвержены болезням благодаря своей выносливости. Ослиное мясо ценится за экологичность, так как в нем нет антибиотиков. В этом мясе довольно низкое содержание жира и высокое содержание белка. Оно богато железом, калием, магнием, фосфором и цинком, однако содержание холестерина в нем относительно высокое, что снижает диетическую ценность этого мяса».

Но дело даже не в том, что мясо ослов, как выяснилось, совершенно безвредное, могло попасть в столичные точки общепита, которые журналисты, кстати, так и не назвали. А в том, какое безобразие творится на кыргызстанском рынке мяса, работники которого не всегда отличаются добросовестностью.

Один ослик стоит 2000 киргизских сомов. Фото с сайта Mandragon.pl
Управляющая сетью точек общепита в Бишкеке на условиях анонимности рассказала «Фергане», что поставщики мяса периодически пытаются обмануть. «Перед Новым годом мы закупили большую партию мяса - двести килограммов. Спустя некоторое время наши повара позвонили на склад с претензией: мол, мясо подозрительно темное и жилистое. Оказалось, что нам подсунули мясо яка», - рассказала управляющая.

Работники ее точек оказались честными и отказались от такого поставщика, но ведь менее добросовестные общепитовцы могут специально скупать такое мясо по низкой цене.

Можно ли исключить попадание ослятины на наши столы? В кафе, которые дорожат своей репутацией, можно. А вот насчет сотен мелких точек общепита, где все мы покупаем гамбургеры, самсу, манты и прочий фаршированный фаст-фуд, я совсем не уверена.

Местное мясо уходит за рубеж

С 2008 года Россия и с 2011 года Казахстан ввели эмбарго на поставку мяса из Кыргызстана, однако оно тоннами уходит из страны в виде контрабанды, потому что считается экологически чистым. Легализовать этот процесс, как мне сообщили в фитосанитарной инспекции, мешает отсутствие современных убойных цехов и, самое главное, лицензированных ветеринарных лабораторий. Еще одна проблема – разрозненность фермерских хозяйств, которых в стране около трехсот. Рынки сбыта должны обладать большими объемами, но Кыргызстан пока не может их предложить.

На прошедшем 20 февраля круглом столе, посвященном вступлению Кыргызстана в Таможенный союз и готовности к этому киргизских фермеров, глава юридического объединения производителей-переработчиков мяса «Кыргыз эт» Ырысбек Абдрасулов заявил, что Кыргызстан закупает ровно столько мяса, сколько уходит из страны контрабандными путями. По его данным, животноводы производят 200 тысяч тонн мяса, из которых 80 тысяч уходит на контрабандный экспорт, столько же приходится на импорт.

«Большой объем уходит контрабандой в Казахстан, Таджикистан, Узбекистан и Россию. Мясо на рынке реализуется по $7-8, тогда как средняя стоимость на мировом рынке – порядка $10. Мясо в Кыргызстане очень экологически чистое, а значит, и цена должна быть выше, поэтому фермерам его выгоднее продавать за рубеж», - пояснил Ырысбек Абдрасулов.

Досадно, что страна отдает хорошее мясо, а закупает уступающее в качестве. «Фергана» писала об этой проблеме и раньше. Например, в статье «Китайские яблоки и американская говядина, или Что происходит с сельским хозяйством Кыргызстана», опубликованной в июне 2013 года, говорится, что «в 2012 году в Кыргызстан было завезено из США и Бразилии более 55 тысяч тонн куриного мяса; из Китая - 8 тысяч тонн свинины, 570 тонн говядины и 10 тысяч тонн курятины; из Индии поступило 520 тонн говядины, из Монголии - 135 тонн конины и 20 тонн баранины. Из России и Голландии - 4 тысячи тонн рыбы и рыбных продуктов. Также из Индии ввозится мясо буйвола».

Прогулка по цехам

Сообщение об «ослиной ферме» стало толчком для проверки точек общепита и колбасных цехов Бишкека. 25 февраля совместно с Государственным антимонопольным комитетом я отправилась по колбасным цехам. Нас заверили, что эта проверка - плановая, просто совпала с «ослиным» инцидентом. Кстати, именно плановость проверок осложняет выявление нарушений.


Продукция одного из бишкекских предприятий

Как «Фергане» рассказала начальник управления по защите прав потребителей Антимонопольного комитета Назина Алыкулова, «согласно закону о плане проведения проверок, контролирующий госорган должен оповещать о своей проверке за десять дней».

«Понятно, что за десять дней хозсубъект может подготовиться. Однако мы ничего не можем сделать, потому что еще существует закон «О защите предпринимательства», и если мы будем проводить внезапные проверки, это будет противоречить политике развития экономики. В случае жалоб потребителей мы имеем право проводить неплановые проверки, но хозсубъекты имеют право не пускать нас к себе, так как их территория является частной собственностью. Палка о двух концах. Противоречие в законодательстве мы пытаемся устранить, но пока не получается, потому что развитие отечественной экономики в большем приоритете», - сообщила Алыкулова.

Уяснив тонкости законодательства, мы отправились в цеха трех самых крупных производителей колбасных изделий. Генеральный директор одного из них, Шамиль Арлиев, рассказал, что производственная мощность его цеха рассчитана на три тонны мяса, а сколько реально производится – является коммерческой тайной. Естественно, он заверил, что компания соблюдает все санитарные нормы. Забегая вперед, отмечу, что ни один колбасный цех Кыргызстана не имеет собственной лаборатории, есть только ветеринарный врач, который имеет специальный перечень оборудования для проведения отбора мяса. Вопрос упирается в деньги: примерная стоимость лаборатории - $50.000-60.000, плюс она должна пройти государственную аккредитацию.


В колбасном цехе

«Мясная отрасль делится на три составляющие: выращивание скота, его убой и переработка мяса. Мы занимаемся только третьей частью. И если есть проблемы в первых двух, а они есть, страдаем и мы. Какие проблемы? Основная заключается в отсутствии стандартизации местного сырья. У нас нет крупных ферм, у нас - мелкотоварное сельское хозяйство, которое не позволяет стандартизировать сырье. То есть, к нам поступает много мяса и все оно разного качества», - разъяснил Арлиев. Он не стал скрывать, что отечественного мяса для производства колбасы его предприятию не хватает, и оно завозит 20 процентов мяса, в частности, свинину, из Китая и США. К «своему», местному, мясу относятся говядина, конина и баранина.

«Что касается качества мяса, то эпизоотическая ситуация с отечественным мясом нормальная», - заверил Арлиев.

На вопрос, может ли киргизский производитель колбасных изделий что-то предложить рынку ЕАЭС (Евразийский экономический союз, в который Кыргызстан вступит в мае 2015 года), Арлиев ответил утвердительно, но честно признал, что могут возникнуть проблемы со стандартами качества.

«Нам надо соответствовать процедурам менеджмента, иметь в цехах современное оборудование и отвечать стандартам качества продукции. Мне вот друг привез из Москвы колбасу за $27 долларов и спросил, могу ли я производить аналогичную? Давайте уберем затраты на московские зарплаты – это $5, остается $22. С точки зрения технологического оснащения мы можем делать такую колбасу, но вопрос в покупательской способности: кто готов за такую цену покупать колбасу в Бишкеке? Вот вам и вопрос цены и качества», - вздохнул Арлиев. На вопрос, из чего же состоит отечественная колбаса, которая в разы дешевле, не ответил. Но признал, что на рынке много тех, кто не следует этическим принципам и производит некачественный товар.


В колбасном цехе

В настоящее время стоимость местных колбасных изделий на рынках и в магазинах Киргизии варьируется в пределах $3-10 за килограмм. Остается только догадываться, из чего сотворена колбаса за несколько долларов, если один килограмм говядины в среднем стоит $6-7.

«Мне самому интересно, из чего состоит колбаса за пару долларов за килограмм. Скорее всего, такую производят фирмы-однодневки. Норма амортизации оборудования составляет пять лет, то есть, я как минимум пять лет должен удерживать своего потребителя качеством товара, чтобы окупить оборудование. Конкуренция на этом рынке очень жесткая. Сегодня в стране только легальных фирм, производящих колбасные изделия, пятьдесят», - добавил Арлиев.

Главный технолог следующего цеха, куда мы приехали с проверкой, Айгуль Ажибекова заверила, что на ее предприятии используют только отечественное мясо, но не стала скрывать, что в продукцию добавляют соевые наполнители - не более пяти-десяти процентов в зависимости от сорта колбасы. Она также сообщила, что их фирма намерена поставлять товар на рынки стран Таможенного союза и специально для этого строит новый завод, который будет оснащен собственной лабораторией, объем производства планируется увеличить с трех тонн мяса до двадцати.


В колбасном цехе

«Лаборатории у нас тоже нет. Мясо проверяем сами. Бывает, что визуально туша мяса хорошая, все справки есть, но наши специалисты выявляют брак, и такое мясо сразу утилизируется, - рассказала Ажибекова. - Наши цеха уже проверяла специальная комиссия из стран Таможенного Союза, пока отчет нам не дали, но замечания в устной форме мы получили. В основном они касаются того, что мы работаем в старом здании. На нашем новом заводе изделия будут соответствовать всем их требованиям. Дело в том, что сейчас мы соблюдаем советские нормы, потому что новые никто не разрабатывал. Но если мы хотим выходить на рынок других стран, придется соответствовать международным стандартам».

Третий цех, куда мы смогли попасть, производил, по словам работников, халяльную колбасу. Правда, что это означает, мне так и не смогли объяснить. Лишь сказали, что мясо забивается на скотобойнях, которые также имеют статус «халяль» («халал»). Между тем, халяльным называют мясо, которое разделано в соответствии с требованиями ислама, к примеру, не содержит крови и, конечно же, не является свининой. Но можно ли назвать халяльным мясо с истекшим сроком годности? В этом цеху, помимо мешков с соевыми наполнителями и усилителями вкуса, сотрудники фитосанитарной инспекции обнаружили туши животных, срок годности которых уже истек. Судя по всему, отправлять на помойку их не собирались: они лежали в холодильнике.


В колбасном цехе

В целом все цеха, где мы побывали, оставили удручающее впечатление. Всюду стоял один и тот же неприятный запах, лежали мешки с соей, пакеты с добавками и красителями. Фитосанитары отметили, что в двух из трех цехов не удалось посмотреть на целые туши животных, чтобы проверить, во-первых, из какой они страны прибыли, во-вторых - есть ли сопроводительные документы.

Очевидно, что местная колбасная продукция не готова к экспорту в ТС, как бы не надеялись на это местные чиновники и производители. Далеко еще Киргизии до соответствия современным стандартам качества и готовности бизнеса к спонтанным проверкам. В итоге колбасу, которую делали из неаппетитного вида и консистенции мяса, добавляя в нее какие-то непонятные смеси, пробовать не хотелось. Кстати, несколько раз мы пытались накормить отечественной колбасой и гамбургерами уличных собак, они их есть не стали.

Колбасу лучше не покупать

Если такие неприятные впечатления и желание никогда больше не сталкиваться с колбасой оставили легально работающие цеха, куда нас добровольно пустили, что говорить о кустарном производстве колбасы? А нелегальных цехов по производству колбасы, по данным фитосанитаров, только вокруг Бишкека действует более двадцати.


В колбасном цехе

За введение адекватных наказаний и просветительскую работу выступает директор аналитического центра «Религия, право и политика» Кадыр Маликов. Комментируя инцидент с ослиным мясом, он сказал следующее: «Наряду с мясом кошек, собак и свиней, мясо осла также считается запрещенным в исламе. Исключением из правил, согласно шариату, является конина. Я думаю, что ослиное мясо действительно было заказом внешнего рынка, пусть и в виде контрабанды. Вряд ли это мясо могло использоваться в Кыргызстане. Во-первых, любой мусульманин поймет, что перед ним не говядина или баранина. Во-вторых, это вопрос репутации заведений. Если бы в СМИ проникла информация, что в каком-либо кафе используется ослятина, его бы разгромили».

«Что касается понятия «халал». Есть две цепочки, нарушения в которых могут привести к тому, что мясо перестанет считаться халальным. Это неправильный забой скота, например путем удушения или тока. Второе звено – это когда в мясо добавляют добавки: свиной жир или мясо мертвого животного. И вот здесь встает вопрос контроля, ведь не всегда продавец честный и порядочный. Вот на этом этапе необходим госконтроль, взыскание штрафа и другие наказания, которые могут привлечь к ответу предпринимателя за обман покупателя введением в заблуждения путем использования религиозных чувств».

Недовольными проверкой остались и сопровождавшие нас главные специалисты Бишкекской городской инспекции по ветеринарной и фитосанитарной безопасности Зарылбек Абдылдаев и Максатбек Сагынбеков.

«Наша работа – проверка безопасности продукции, - рассказали они. - Мы смотрели наличие сопроводительных документов на мясо. То, что было, нам показали. Но мы не видели самого мяса. В одной компании видели только привозное мясо – курицу и свинину. Местного не нашли. Не исключено, что в этой фирме специально убрали мясо перед нашим приездом. Это, кстати, в целом главное нарушение по стране – неизвестно, откуда мясо, оно часто без клейма, а это означает, что оно не прошло ветеринарный контроль. Второе распространенное нарушение – отсутствие маркировки либо специально неправильно выставленная дата. Например, если партия отправляется в магазины 26 февраля, на ней написано, что она вышла 1 марта. Проблемой является и добавление сои, красителей, усилителей вкуса, которые зачастую не указываются в составе колбас».

Фитосанитары пожаловались на невозможность внезапных проверок и маленькие штрафы в случае обнаружения нарушений: «Да, у нас есть «бесконтрольное мясо», которое уходит в точки общепита и колбасные цеха. А мы ничего не можем спонтанно проверить из-за наших законов, которые нужно менять. Мы не можем изымать некачественную колбасу и с рынков, потому что там ее продают реализаторы. Увидев некачественную колбасу на рынках, мы часто выезжаем по адресам, которые указаны на обертке продукта, приезжаем на место, а там никого нет, и телефоны не отвечают. Это все фирмы-однодневки. Никто не боится нарушать стандарты еще и потому, что сумма штрафов смешная - от 100 до 1000 сомов (примерно $15) – для любого предпринимателя это копейки, а не возможность как-то регулировать их производство».

***

Низкие штрафы, согласованные проверки и отсутствие этики бизнеса, выражающееся, в том числе, в наплевательском отношении к потребителю, вряд ли заставят предпринимателей соответствовать стандартам качества. Это касается и общепита, и колбасных цехов. Защитники таких условий бизнеса заявляют, что они, якобы, помогают отечественной экономике расцвести. Но кому нужны некачественные товары?

Страна нуждается в смене законов и ментальности. А населению остается лишь посоветовать готовить дома, покупая вместо колбасы мясо, пока хоть какая-то его доля остается на киргизском рынке.


В колбасном цехе

P.S. Пока материал готовился к публикации, стало известно, что в свет вышел отчет инспекторов стран ТС, которые летом 2014 года проверяли киргизские колбасные цеха и выявили нарушения. Этот документ полностью подтверждает сделанные «Ферганой» наблюдения. К примеру, в отчете говорится, что: сырье, поступающее на предприятие из третьих стран, не имеет ветеринарного сертификата, подтверждающего эпизоотическое благополучие сырьевой зоны; на предприятиях не внедрена система самоконтроля НАССР (Система обеспечения безопасности пищевых продуктов); при производстве готовой мясной продукции и полуфабрикатов используются пищевые добавки с истекшим сроком годности; при реализации готовой продукции в большинстве случаев отсутствует информация о дате выработке. Есть и другие нарушения.

Екатерина Иващенко. Фото автора

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА