18 Август 2017

Новости Центральной Азии

Чтобы помнили. На севере Таджикистана взялись за обустройство кладбищ

22.05.2017 17:52 msk, Азиз Рустамов

История Таджикистан Общество

В Худжанде — административном центре северной Согдийской области Таджикистана — завершается паспортизация кладбищ. В ходе мероприятия было установлено количество и состояние могил на 17 городских местах захоронений, усилены меры по их благоустройству и охране. Будет ли наведен порядок на других кладбищах Таджикистана, которые находятся в плачевном состоянии? Кто охраняет покой усопших? Что говорит ислам об посещении могил и уходе за ними? Об этом — в материале корреспондента «Ферганы».

Зачем нужна паспортизация?

Мэрия города Худжанда одна из первых в области подключились к делу благоустройства кладбищ и прилегающих к ним территорий. В этом городе расположены 17 кладбищ, 14 из которых являются мусульманскими, а три — христианскими. Из-за участившихся в последнее время случаев кражи надгробных материалов, металлических оград, разрушения памятников, осквернения могил на каждом кладбище усилена охрана, которая призвана предотвращать случаи вандализма, пресекать проникновение животных на территорию объекта, следить за чистотой и порядком, состоянием систем водоотводов. Примечательно, что в числе охранников худжандских кладбищ — пять женщин.

По словам начальника треста благоустройства Главного управления жилищно-коммунального хозяйства города Худжанда Умеда Шокирова, паспортизация могил на кладбищах города началась в январе текущего года и вскоре будет завершена. Комиссия из числа сотрудников коммунальных хозяйств, махаллинских (квартальных) комитетов и общественных активистов ведет нумерацию захоронений, фиксирует имена и фамилии покоящихся в них людей. Ветхие могилы будут отремонтированы и отреставрированы.

- Перерегистрация могил проводится с целью улучшения контроля над кладбищами, наведения на них порядка. Ведь каждый из нас закончит свой жизненный путь именно здесь — на кладбище. И в этом последнем приюте для наших ушедших родных должны быть покой, чистота и порядок, - говорит Умед Шокиров.

Мусульманские кладбища имеют свою специфику. На них запрещено устанавливать тяжелые и массивные каменные надгробья, мавзолеи, ограды, стольники и скамьи. Такие ограничения были введены в целях предотвращения разграбления могил, недопущения помпезности и демонстрации материального благосостояния усопших и членов их семей. Сложность паспортизации мусульманских кладбищ заключается в том, что в некоторых могилах покоятся до 10 человек. В таких «семейных» захоронениях через 10-12 лет можно хоронить еще одного усопшего члена семьи.

Помимо охранников на кладбищах работают могильщики, большинство из которых занимаются омовением покойников. По инициативе сотрудников треста по благоустройству города, 2-3 раза в год на кладбищах проводится субботник.


Кладбище в поселке Платина Спитаменского района Согдийской области

Ислам за порядок и чистоту

Согласно канонам ислама, все кладбища необходимо содержать в чистоте. Их территории должны быть ограждены забором, на них не допускается проникновение и выпас животных. Могилы должны быть покрыты надгробием, очищены от диких трав.

- Во всех своих проповедях мы говорим о хадисах пророка Мухаммада (с), о значении кладбищ в воспитании людей. Ислам предписывает взрослым вместе со своими детьми посещать могилы родных, содержать их в хорошем состоянии. Ведь без прошлого нет настоящего, а без настоящего нет будущего. Кладбище являются своеобразным зеркалом нас самих и наших поступков. Как поступил ты со своими родителями и родными, то также поступят с тобой твои дети. Иначе говоря: что посеешь, то пожнешь, - отмечает главный проповедник соборной мечети «Шайх Маслихатдин» города Худжанда Ходжи Хусайн Мусозода.

- Однако почему некоторые наши кладбища находятся в плохом состоянии — иногда видишь разваленные оградки, неухоженные, заросшие сорняками и мусором могилы?

- Наверное, все зависит от местных руководителей, от того, насколько они внимательно относятся к состоянию этих мест. Если они инициируют проведение субботников, показывают личный пример, то народ поддержит их и выйдет на мероприятия по обустройству кладбищ и прилегающих к ним территорий, - отмечает Мусозода.

Продолжая тему состояния кладбищ, директор представительства жилищно-коммунального хозяйства республики по Согдийской области Мансур Мухиддинзода рассказал «Фергане», что в начале каждого года они отправляют телеграммы всем подведомственным им районным и городским учреждениям с требованием усилить работу по благоустройству кладбищ. Для этого из государственного бюджета выделяются определенные средства.

- Наши представители находятся в административных центрах городов и районов, - говорит Мухиддинзода. - Но люди больше живут в сельских местностях. Поэтому местные органы самоуправления, то есть джамоаты (сельские управы. – Прим. «Ферганы»), должны позаботиться о находящихся на их территориях кладбищах. Я считаю, что инициативе руководителей города Худжанда по организации паспортизации захоронений должны последовать не только в других районах Согдийской области, но и в остальных регионах республики.

Хранительница пристанища усопших душ

60-летняя Ойдиной Каршибоева в течение последних семи лет вместе со своей семьёй из 10 человек живет на так называемом «славянском» кладбище в 18-м микрорайоне Худжанда. В 1973 году Ойдиной окончила профессионально-техническое училище города Гулистона (бывшего Кайраккума) по специальности ковровщицы. Работала сначала по профессии, затем — мастером по производству электроаппаратуры, санитаркой в Центральной городской больнице, охранником в ремонтно-строительном управлении. В течение 10 лет была депутатом Адрасманского поселкового совета города Гулистона.

В 2011 году Ойдиной устроилась на работу охранником Худжандского городского христианского кладбища. До того как она приступила к работе, на этом кладбище царили хаос и беспорядок. В течение трех месяцев она очистила территорию от мусора, запретила бомжам ночевать на кладбище. Женщина написала письмо в адрес руководства расположенного по соседству 4-го факультета Академии МВД в Худжанде, чтобы ей была оказана помощь в уборке и обустройстве кладбища. Теперь сотрудники этого факультета систематически проводят здесь субботник.


Ойдиной Каршибоева с внучкой ухаживает за могилами

«Славянское» кладбище (такое название оно получило в народе) было создано в 1956 году. Оно располагается на территории 15 гектаров. Проведенная недавно паспортизация выявила более 4 тысяч захоронений, принадлежность нескольких десятков из которых установить не удалось.

- Здесь покоятся не только христиане или русские. Тут похоронены евреи, мусульмане, женившиеся на христианках, вероятно, и буддисты. Среди покойных есть немцы, болгары, поляки, армяне, осетины. В одном уголке есть место захоронения более 50 австрийцев. Как они оказались на таджикской земле, и кем они являются — нам пока неизвестно. Родственники покойных здесь граждан ныне живут в разных странах мира: России, Германии, Австрии, Польше, США, бывших советских республиках. Иногда звонят и просят ухаживать за могилами их родных, высаженными ими десятки лет тому назад цветами и деревьями. Однако сами редко приезжают сюда и посещают места захоронения родных и близких. Чтобы могилы не разрушались, цветы и деревья не высохли, мы ежедневно занимаемся уходом за ними — поливаем, обрезаем, если нужно — ремонтируем оградки и плиты, - рассказывает Ойдиной Каршибаева.

У женщины символическая зарплата в 350 сомони (около $45) и пенсия в 150 сомони ($19). Помимо нее на кладбище проживают еще девять членов ее семьи: сын Азизбек со снохой и двое взрослые дочки с детьми. Азизбек ездит в трудовую миграцию в Россию, где работает строителем. Когда находится на родине, работает могильщиком. За свой труд он получает скромное вознаграждение. Иногда, по просьбе родственников усопших, занимается частичной реставрацией могил.


Ойдиной с сыном Азизбеком у ворот христианского кладбища Худжанда

По драматичному стечению обстоятельств, Ойдиной Каршибоева лишилась собственной квартиры в городе Гулистоне. В середине 1990-х годов ее семья была вынуждена поехать на заработки в Россию. А когда они вернулись на родину, обнаружили, что в их государственной квартире проживают другие люди. Оказалось, что комендант дома незаконно продал их квартиру, а сам пропал в неизвестном направлении.

- Квартира была оформлена на имя моего мужа Этмишбоя Каршибоева. До сих пор я прописана в ней. Однако вернуть ее нам не удалось. Муж уже умер, у нас не было денег, чтобы нанять адвоката и оспорить вопрос в судебном порядке. Теперь нашли адвоката и готовим заявление в судебные органы, - говорит Ойдиной.

Ойдиной мечтает вернуть свою двухкомнатную квартиру и поселить в нее своих детей.

- В жизни я многое видела, и мне теперь не страшно жить на территории кладбища. Однако я переживаю за жизнь и здоровье своих детей и внуков. Ведь хижина на кладбище, где мы проживаем, очень ветхая, зимой в ней холодно, а летом в нее часто заползают разного рода насекомые и даже змеи. Но пока ничего плохого ни с кем не произошло. Я всегда надеюсь, что бог с нами и охраняет нас от злых сил и неприятностей. Ведь мы живем здесь ради тысяч душ усопших, похороненных на этом кладбище, и их близкие, находящиеся далеко отсюда, могут быть спокойны за то, что могилы их родных в порядке и под присмотром, - заключила женщина.


Хижина Ойдиной находится совсем рядом с могилами

Азиз Рустамов

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА

Паблик «Ферганы» в Фейсбуке